Поиск на сайте

 

 

Судья Ленинского районного суда Ставрополя Татьяна Толопина раз за разом упорно уводила от ответственности наркодельцов. Понадобились годы усилий со стороны прокуратуры, а также принципиальная позиция краевого суда, чтобы преодолеть выстроенную ею защиту преступников и наказать их в соответствии с Законом.
Но сколько еще судеб успели сломать продавцы «дури» за время свободы, дарованной им Толопиной? 
Годами отстаивать в суде собственную позицию в ясных как день делах приходится не только рядовым гражданам, но и прокурорам, несмотря на мощные возможности их ведомства. Чтобы наркодельцы сели в тюрьму,  им порой приходится биться даже в тех случаях, когда доказанное преступление относится к категории особо опасных для общества и государства.
Как и почему подобное происходит, «Открытая» газета на основе материалов, представленных прокуратурой Ленинского района Ставрополя, рассказывала в публикации «Самый гуманный в мире» (№49 от 10 декабря 2008 года). Речь в статье шла о том, как судья  Ленинского райсуда Ставрополя Татьяна Толопина проявляла ангельское сопереживание, необычайную снисходительность к продавцам «дури», уводя их от уголовного наказания.
Ее судебные вердикты приводили в шок сотрудников правоохранительных и надзорных органов, чьими колоссальными усилиями раскрывались преступления наркодельцов. И потому даже сдержанная на публичные оценки прокуратура вынуждена была придать огласке факты более чем странной гуманности к ним судьи Толопиной. И продолжала биться за то, чтобы «помилованные» ею  преступники оказались за решеткой. И в конце концов победила. Но какой ценой?!

 

История первая
Весной 2007 года в отдел по противодействию незаконному обороту наркотиков УБОП ГУВД СК поступила оперативная информация о том, что некто Станислав Ляхов, житель Ставрополя, занимается незаконным сбытом наркотиков.
Ляхова взяли с поличным, обнаружив в его машине 108,9 грамма (2000 суточных доз) МДМА - препарата, который в молодежной среде называют экстази, и 2,3 грамма (450 суточных доз) порошка, содержащего амфетамин, используемый в медицине как антидепрессант и стимулятор центральной нервной системы.
Дело все же дошло до суда. Принял его к производству судья Ленинского райсуда Максим Соловьев, который и приговорил Ляхова к семи годам... условно(!) и штрафу в 10 тысяч рублей. 
Изучив материалы дела, судебная коллегия по уголовным делам более чем странный приговор Соловьева отменила, а дело направила на новое рассмотрение. На этот раз оно досталось судье Ленинского районного суда Татьяне Толопиной, которая зашла еще дальше.
В нарушение требований УПК РФ она проигнорировала указания кассационной инстанции о доказанности вины Ляхова в незаконном хранении наркотиков в особо крупном размере, чем грубо нарушила саму процедуру судопроизводства.
Кроме того, нарушив УПК РФ, гособвинителю не вручили копию ходатайства защитника Ляхова об исключении доказательств, чем лишили прокуратуру возможности опровергнуть доводы защиты в прениях.
Но, «исследовав доказательства», Толопина пришла к выводу о непричастности Ляхова к преступлению и вынесла оправдательный приговор.
Ленинская прокуратура опротестовала выводы Толопиной как несоответствующие фактическим обстоятельствам дела. Судебная коллегия пришла к выводу, что суд первой инстанции незаконно оценил материалы оперативно-розыскных мероприятий как недопустимые доказательства. Исследование же Толопиной других доказательств велось необъективно.
В июле этого года при повторном рассмотрении уголовного дела С. Ляхов был осужден по ст. 228 УК РФ («Незаконное хранение наркотиков в особо крупном размере») к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима. Приговор вступил в законную силу.
 

История вторая
Осенью 2005 года житель поселка Демино Хусейн Абдулмуслимов незаконно продал некоему Е. Паненко 1026 граммов героина, а оставшуюся часть (33,9 грамма) припрятал дома за газовой плитой. Однако до конца осуществить свой преступный замысел не успел: в квартире Абдулмуслимова оперативники провели обыск и нашли оставшиеся наркотики. 
Собрав неопровержимую доказательную базу, органы предварительного следствия квалифицировали действия Абдулмуслимова по ст. 30 («Приготовление к преступлению»), ст. 228 УК РФ («Приготовление к незаконному сбыту наркотиков в особо крупном размере»). Вина Абдулмуслимова была доказана полностью и подтверждается показаниями почти десятка свидетелей и рядом документальных материалов. 
Но тут дело в свои руки берет судья Толопина, которая и выносит Абдулмуслимову оправдательный приговор. При этом из доказательной базы странным и не выясненным до сих пор образом исчезает протокол обыска квартиры Абдулмуслимова. 
Приговор Ленинского районного суда по кассационному представлению прокуратуры отменен. Дело ушло на новое рассмотрение. 
В августе этого года по ст. 228 («Приготовление к незаконному сбыту наркотиков в особо крупном размере») УК РФ наркоделец Абдулмуслимов был осужден на 8 лет и два месяца исправительной колонии строгого режима.

 

История третья
Осенью 2007 года сотрудники УБОП ГУВД СК в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» внедрили в организованную преступную группу агента, которому присвоили псевдоним Мурат. 
Одной из основных задач агента было участие в проведении проверочной закупки у торговки наркотиками, жительницы села Пелагиада Любови Мастипаненко.
От того, как проведена проверочная закупка, зависит вся доказательная база преступления, а потому агента готовили тщательно, стараясь учесть все нюансы сложного и небезопасного оперативного мероприятия. Со своими обязанностями Мурат справился отлично, наркоторговцев взяли с поличным.
Дело уходит в суд и достается все той же Татьяне Толопиной, которая на основании ст. 30 («Приготовление к преступлению»), а также ст. 228 («Приготовление к незаконному сбыту наркотиков в особо крупном размере») УК РФ приговаривает Мастипаненко к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Однако уже несколько месяцев спустя, в феврале 2009 года, судья удовлетворяет ходатайство адвоката Мастипаненко об отсрочке приговора, после чего подсудимую... освобождают из-под стражи.
Что же было такого сказано в ходатайстве, что судья исключительно на его основе в корне пересмотрела собственное решение? Да ничего особенного - обычная характеристика, правда, очень хвалебная, которая к тому же не подтвердилась.
Гособвинение обжаловало постановление Толопиной, а в мае этого года его отменила коллегия краевого суда. Коллегия отметила: суд первой инстанции не исследовал и не учел характер и степень общественной опасности и тяжесть совершенных Мастипаненко преступлений, связанных со сбытом наркотиков в особо крупном размере. 
Этим же постановлением осужденную вновь заключили под стражу. Обвинительный приговор вступил в законную силу.
Итак, преступники, повинные в тяжких преступлениях против государства, сознательно и долгое время покушавшиеся на жизнь и здоровье людей, оказались за решеткой. Но в какую высокую  затратную цену для общества вылилось это торжество справедливости, торжество Закона?!  И препятствовала этому судья Толопина. Почему? В силу убийственного непрофессионализма или чего-то еще хуже? 
На этот вопрос обязана дать ответ квалификационная коллегия судей Ставропольского краевого суда, пристально проанализировав на соответствие закону судебных решений Т. Толопиной. Очень странно, что судейский ареопаг не сделал этого много раньше, игнорируя «сигналы», в том числе публичные,  о странностях судебной практики этой служительницы Фемиды. 
Едва ли возможно эффективно бороться с наркоманией, нынче главной бедой России, если все усилия общества, правоохранительных органов разбиваются в судах, где председательствуют такие вот толопины.
Но хуже то, что само судей-ское сообщество, его квалификационные коллегии, похоже, не особо прониклось ответственностью  за растущий вал преступлений, связанных с наркотиками, к которой призывает  остро озабоченный этой проблемой президент Медведев.

 

Олег ПАРФЕНОВ

 

VL02 сентября 2010, 18:28

 
 
 
 

Судейского сообщества Ставропольского края - Совета судей и Квалификационной коллегии Ставропольского края, как самостоятельных органов - больше нет. Они дышать бояться без разрешения председателя краевого суда Корчагина А.Ю.. Так что зря Парфенов сетует на бездействие "судейского ареопага". Соответственно и Толопина до сих пор работает под непосредственным руководством также выходца из Краснодарского края Рудакова. Догатайтесь с одного раза - кому это надо и почему?

innari21 октября 2009, 16:01
 
 
 
 

Какой-то заговоренный этот Ленинский суд. То Денисова, теперь услышали новую фамилию.

EraMK19 октября 2009, 08:45
 
 
 
 

Дмитрий Медведев может победить коррупцию завтра… Цитаты из прессы: По мнению президента России Дмитрия Медведева, быстро с коррупцией покончить не удастся. Реальный срок - десять-пятнадцать лет. Как сообщает ПРАЙМ-ТАСС, об этом президент РФ заявил сегодня на встрече с участниками дискуссионного клуба "Валдай". По словам Медведева, "серьезных результатов за год-два" добиться не удастся. Основная проблема России - коррумпированность чиновников, но окончательного рецепта борьбы с этим явлением пока нет, сказал президент РФ Дмитрий Медведев на встрече с участниками дискуссионного клуба "Валдай" во вторник. "Основная наша проблема в том, что Россией управляют коррумпированные чиновники. Я не уверен, что у меня сейчас есть однозначный рецепт того, как все это делать, однако если этого не делать, то для государства это будет иметь самые тяжелые последствия, и мы действительно тогда останемся в вековой традиции неэффективной экономики и слабой политической системы", - сказал Медведев. А вот МВД руководят, судя по всему, гораздо более оптимистичные и решительные люди. Напомним, министр внутренних дел Рашид Нургалиев приказал 22 августа подчиненным покончить с коррупцией в рядах милиции за месяц и отчитаться по итогам. Нельзя победить коррупцию за месяц там, где она процветает десятилетия, сказал "Труду" председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Лев Пономарев, лидер движения "За права человека": За месяц, конечно, побороть коррупцию нельзя. Надо коренным образом реформировать МВД: всех сотрудников вывести за штат и набрать кадры заново. Принимать кандидатов должны комиссии при администрации президента с участием независимых юристов, психологов и представителей общественных организаций. Но Дмитрий Медведев может победить коррупцию завтра… Механизм борьбы с коррупцией. С коррупцией должны бороться правоохранительные органы: милиция, прокуратура, ФСБ. Между тем коррупция проникла в эти органы и следствием этого является бездействие органов внутренних дел, укрывательство преступлений, заказные уголовные дела против конкурентов, неугодных лиц и т.д. Коррупция так же очень сильна в судах. Если суд коррумпирован, то усилия правоохранительных органов по изобличению преступника, нередко бывают тщетными. В то же самое время в суде проходят заказные дела и неправосудно осуждаются невинные люди. Выносится масса незаконных решений по гражданским делам. У людей есть недоверие к государственным органам. Часто люди попросту боятся обращаться с заявлением о преступлении, в том числе и коррупционном, опасаясь, что в итоге привлекут их самих за клевету или заведомо ложный донос. Из-за коррумпированности правоохранительных органов и правосудия падает гражданская активность населения в изобличении преступников, в защите своих прав. Но если сократить уровень коррупции в милиции, прокуратуре, ФСБ и суде, он автоматически сократится во всех остальных сферах. Как это сделать? Практически невозможно поймать взяткодателя и взяткобрателя, если они добросовестны по отношению к друг другу. Взятка - дело более интимное, чем секс. Но чаще всего сотрудник правоохранительных органов получает взятку, за исполнение действий, попадающих под толкование следующих статей УК РФ: Статья 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. Статья 300. Незаконное освобождение от уголовной ответственности. Судья как правило получает взятку за следующую статью: Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Когда в Следственный комитет поступает заявление на сотрудника правоохранительных органов по статьям 299, 300 или на судью по статье 305, нередко следователь незаконно отказывает в возбуждении уголовного дела из корпоративной солидарности. Кроме этого есть определенные процессуальные сложности возбуждения дела. Но одной из наиболее важных причин незаконного отказа является то, что следователь, получивший такое заявление, знает о коррумпированности системы, в которой он

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий