Поиск на сайте

 

С таким вопросом-плакатом к следственным и надзорным органам вышла на одиночный пикет жена арестованного сити-менеджера Ставрополя Игоря Бестужего

 
Пикет состоялся в минувшее воскресение у входа в краевую прокуратуру. Неподалеку от жены Татьяны также с одиночными пикетами встали сын Бестужего Антон и сестра Ирина Хачко, требуя от правоохранителей свидания с подследственным.

 
С уведомлением о проведении пикета в администрацию города обратилась некая Светлана Шуленина, однако в проведении акции ей было отказано: дескать, будут идти то ли дорожные, то ли снегоуборочные работы. Дозвониться до самой Шулениной журналисты не смогли - указанный мобильник был отключен. Кто эта дама, не смогли пояснить ни жена, ни сын, ни сестра Бестужего.
Вместе с тем все трое вышли на одиночные пикеты, по закону, напомним, уведомления не требующий. Антон раздавал прохожим листовки, стилизованные под объявление о розыске («видевшим И.А. Бестужего просьба сообщить в полицию или звонить по телефону «02»), Татьяна и Ирина развернули плакаты «Где мой муж?», «Найдите Игоря Бестужего!»
Среди прибывших журналистов оказался и помощник Уполномоченного по правам человека в крае, обозреватель «Открытой» Владимир Полубояренко, он делился свежими новостями. В частности сообщил, что 5 марта Европейским судом по правам человека принята к производству жалоба родственников арестованного чиновника, которые требуют обеспечить беспрепятственное их общение с подследственным, допустить к нему адвоката, а также изменить меру пресечения на подписку о невыезде.
Согласно официальному письму из Страсбурга, суд запросил дополнительную информацию в Правительстве РФ, а именно: в каком учреждении в настоящее время находится Игорь Бестужий, позволено ли его родственникам и адвокату поддерживать с ним контакт, а если нет, каковы основания для отказа? Сведения должны быть представлены родственникам арестованного до 2 апреля - по совпадению именно до этого числа чиновник по ходатайству следствия заключен под стражу, после чего его либо отпустят домой, либо продлят заключение.  
Однако теснее пообщаться с журналистами Владимиру Полубояренко не позволили – полицейские вежливо, но настойчиво препроводили его в микроавтобус дежурной части. А следом - сына Бестужего Антона и двух случайных мужичков, которые, как выяснилось, шли по своим делам, знать не зная ни о пикетах, ни о его участниках и целях. Им не повезло лишь потому, что оба оказались не в том месте и  не в тот час. Всех отвезли в полицейский участок Октябрьского района, отобрали объяснения и отпустили, понятно, не предъявив никаких обвинений.
Супругу Бестужего полицейские отправить в участок не рискнули, однако заставили ее свернуть плакат. Женщину то и дело отводили в сторонку «на беседу». Попытки журналистов пообщаться с пикетчиками пресекались на корню. Едва телевизионщики устанавливали камеру, как перед ней мгновенно вырастал «товарищ майор». На замечание журналистов о том, что он незаконно препятствует работе корреспондентов, страж порядка не реагировал, но принялся проверять у вопрошающих документы.
Вообще же полицейских, включая автоматчиков, на место пикета прибыло не меньше самих участников и журналистов - все с большими звездами на погонах. И если бы не их гиперактивность, мероприятие завершилось бы минут за пять, однако люди в форме сделали всё, чтобы привлечь внимание посторонней публики к происходящему, растянув пикет на час.
Между тем, как рассказала Татьяна Бестужая, о задержании мужа ей стало известно только ночью 2 февраля из выпуска новостей краевого телевидения. Супруг уехал утром на работу в легкой одежде и летних туфлях, и до сих пор семья не знает, где он находится, не имеет возможности передать ему теплые вещи.
В СИЗО Ставрополя, куда первым делом отправились родственники, им заявили, что в учреждении карантин, а потому, мол, о свидании и передачах даже речи не может быть, при этом отказавшись представить письменное распоряжение о карантине. Ничего не прояснили и многочисленные жалобы, которые писала семья в полицию, прокуратуру, Следственный комитет, ФСБ - отовсюду приходят одинаковые ответы со ссылкой на тайну следствия.
Наконец, 21 февраля адвокату семьи сообщили, что Игорь Бестужий находится в изоляторе МВД Владикавказа, но в каком именно не сообщалось. Адвокат немедленно выехала в Северную Осетию, но там, куда бы они ни обращались, их заверяли, что Бестужего среди арестованных нет.
 «Что бы ни натворил Игорь Бестужий, это не дает следователям право скрывать от семьи его местонахождение. Если арестованный виновен - пусть докажут, но прятать человека - противозаконно и преступно. В правовом государстве подобные методы неприемлемы», - так прокомментировал ситуацию руководитель комитета по информационной политике мэрии Вадим Баканов, прибывший на пикет. Вскоре после произнесенных на камеру слов, как рассказывают свидетели, на сотовый телефон Баканову позвонили из городской администрации и, по-видимому, отчитали за высказанную позицию. Баканов отреагировал  резко: мол, хоть сейчас могу написать заявление об уходе.
А спустя буквально пару часов после окончания пикета Следственный комитет России обнародовал заявление, суть которого сводится к следующему: Бестужий дает признательные показания, а в изолятор Северной Осетии чиновника этапировали исключительно из соображений его же безопасности. Как подчеркивается в пресс-релизе, за время пребывания под стражей Бестужий на здоровье не жаловался.
Кроме того, обо всех передвижениях подследственного его родственники и адвокат были якобы своевременно проинформированы. Последние это категорически отрицают.
Наконец, незадолго до пикета краевой комитет КПРФ опубликовал политическое заявление, в котором потребовал от Игоря Бестужего добровольно оставить пост главы администрации Ставрополя. В противном случае, это решение незамедлительно должны-де принять депутаты городской думы, которые и нанимали Бестужего на работу.
На момент выход номера в печать заявление коммунистов осталось без рассмотрения. Как говорят в кулуарах гордумы, сами депутаты этот вопрос поднимать не намерены - он из разряда «большой политики». А пока отмашку из Белого дома не дали, проявлять инициативу в столь стратегическом вопросе не просто неуместно, но и опасно. Не секрет ведь, что должность сити-менеджера краевого центра занять желают многие, но кого именно готовят на этот пост, неизвестно.
Возможно, идеологи из краевой администрации ждут, что 2 апреля дело Бестужего все же будет передано в суд. А это значит, что место вакантно. Тем временем управление городом осуществляется в ручном режиме из Белого дома, в чем, не стесняясь, признаются в городской администрации.   
 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий