Поиск на сайте

 

 

Их оставил в наследие потомкам ставропольский писатель, летописец края Иоаким  Кузнецов

 
Перебирал на днях старые бумаги и наткнулся на свои записи беседы с писателем Иоакимом Кузнецовым. Благодаря его дару наш край предстает перед читателями в интереснейших исторических описаниях «Крепость в степи», «У истоков живой воды», «На холмах горячих» и других.
 

Впервые с творчеством Иоакима Кузнецова я познакомился в 1976 году, а уж затем, будучи членом литературного объединения «Современник», - с самим автором.

Как-то меня мой наставник, писатель Вадим Чернов, попросил: «Сходи, Валера, к Иоакиму и напиши о старике в газету». И дал мне его адрес.

Писатель встретил меня просто, провел в свою комнатенку. Рассказал о себе. Что родился в революционный 1917 год в селе Колобово Читинской области в семье железнодорожника. Окончил Читинский исторический институт. Преподавал в школе, был  завучем. Писал рассказы, публиковался в газетах «Забайкальский рабочий», «Бурятская правда». Служил в войну на Дальнем Востоке, затем в Киргизии, Туркмении, был в Баку спецкором газеты «Советская авиация»...

Не скрою, мне, начинающему литератору, лестно было слушать летописца, заслужившего любовь читателей историческими описаниями Кавказа. Я с интересом слушал старика с высоким лбом и чертами, немного смахивающими на бурятские.

Узнав, что я переехал в Ставрополь из казачьей станицы Галюгаевской, Иоаким Вячеславович поинтересовался:

 - А как в наше время живут чеченцы и казаки?

Я ему рассказал о станице, о пенькозаводе, на котором работал. Чеченцы после сталинской депортации вернулись на свою родину. Многие из них работали на заводе, переправляясь через Терек на лодке-плоскодонке. Другие трудились в колхозе чабанами и скотниками.

В разговоре мы затронули тему кавказских войн, имама Шамиля.

- Да, - задумчиво сказал Иоаким Вячеславович, - Шамиль - легендарная личность. Его отвага, ум, сила воли и заслуги достойны уважения. Когда его хоронили, на теле обнаружили следы больше двадцати колотых и пулевых ранений. Почти всю жизнь он провел в битвах с врагом, который пытался захватить, унизить его народ. А ты знаешь, как он себя выпорол?

- Не знаю, - признался я.

- Шамиль очень любил свою мать, - перешел к подробностям писатель, - и во всем слушался ее. Однажды, слушая ее совет, понял, мать пытается влиять на него, и, разозленный, закрылся в доме на три дня. Когда вышел, все уже ждали его слова. И Шамиль велел своим нукерам дать 100 ударов своей матери, а поскольку он ее сын, то 97 ударов принял на себя, лишь три оставив матери. Люди были шокированы решением, никто не смел поднять на Шамиля руку, но он настоял, чтобы приказ его был исполнен.

- Я слышал, когда его пленили, царь ему даровал дворянство.

 - Да, - подтвердил Кузнецов, - царь встретил пленного Шамиля в Петербурге с почетом и уважением. Подарил ему коляску, тройку лошадей с каретой. Дом в Калуге и 25 тысяч рублей. Возвел его и двух сыновей в дворянский титул.

 - А правда ли, что Шамиль был этническим кумыком? - спросил я.

 - Его дед был кумыком...

Я слушал этого просто одетого мужичка в дешевых хэбэшных штанах, которого, как я знал, совсем недавно приняли в Союз писателей. И мне не верилось, что передо мной бывший подполковник, летчик, награжденный орденом Красной Звезды, двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденом Отечественной войны и медалями, человек больших энциклопедических знаний и огромной работоспособности.

Из общения с друзьями по литобъединению я знал, что писатель широко известен в крае. Его произведения о казачестве – «Тихая линия», «Путь через века» - по мнению многих моих коллег, можно поставить в один ряд с шолоховскими книгами. Терские казаки говорят, что книги Кузнецова могут служить учебниками для юных казачат.

В конце апреля 2007 года писателя не стало. Умер человек, у которого можно было научиться многому.

 
Валерий НЕДАВНИЙ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий