Поиск на сайте

 

Конфликт вокруг Театра на Таганке – диагноз российскому обществу, в котором никто никого не ценит и никто никого не  бережёт

 

Последние недели со страниц прессы не сходит название Театра на Таганке. Повод, впрочем, не блистательная премьера, а шумный скандал, коими последнее время театральная Москва все больше балует публику, даже далекую от Мельпомены. Суть конфликта: актерская труппа, по сути, коллективной волей отправила в отставку своего режиссера Юрия Любимова, создавшего театр и руководившего им почти полвека.
Ныне легендарный театр появился в 1964 году на базе любимовского курса «Щуки». Имена, прославившие труппу в глухие застойные годы, – Владимир Высоцкий, Леонид Филатов, Валерий Золотухин, Борис Хмельницкий, Вениамин Смехов, Станислав Любшин, Алла Демидова...
В советское время то, что делали в Театре на Таганке, было настоящим откровением. Уже сейчас можно сказать, что творческий метод Любимова – отсутствие декораций и занавеса, подчеркивающее отсутствие границы между зрителем и залом, вымыслом и жизнью – опередил время на десятилетия. Недаром сегодняшние представители «новой драмы» чтят режиссера как предтечу.
Пожалуй, до смерти Высоцкого театр Любимова был самым посещаемым в СССР уж точно, а может, и во всей Европе. Но властью непокорный гений никогда не был любим: сначала была запрещена постановка его «Бориса Годунова» и «Владимира Высоцкого», а в 1984-м его лишили советского гражданства и выслали из страны. Подло, исподтишка, когда режиссер ставил пьесу в Лондоне.
Впрочем, после изгнания Любимов стал поистине гражданином мира, его рвали на части импрессарио легендарных La scala, парижского Theatre de l’Odeon, немецкого Staatsoper, лондонского Covent Garden...
Спустя пять лет советское руководство позвало Любимова обратно на родину – но это была уже и другая страна, и другой режиссер. На фоне авангардных буйств молодых авторов, вынесенных наверх перестроечными волнами, революционный запал Театра на Таганке как-то померк. Не было уже тех очередей у касс, не было громких премьер.
Зато были скандалы. В 1992 году от Любимова в свободное плавание нервно ушла прима Алла Демидова. В том же году театр шумно покинул актер Николай Губенко, последний министр культуры СССР, уведя с собой половину труппы. Впрочем, основанная им «вторая Таганка» так и осталась белым пятном на карте театральной Москвы.
Любимов публично конфликтовал с Департаментом культуры Москвы, который даже отказался организовать празднование 45-летнего юбилея театра. Прошлой весной Любимов объявил об уходе с поста худрука театра, протестуя против политики государства в сфере культуры. «Управлять нами чурки-табуретки не будут!» – экспрессивно бросил гений. Чиновники пошли на попятный, предложив Театру на Таганке автономию от столичных властей.
В июне произошел очередной конфликт, на сей раз уже с участием труппы. Во время гастролей в Чехии актеры отказались выходить на сцену, пока Любимов им немедленно не выплатит гонорары за два спектакля.
По возвращении в Москву последовала череда взаимных обличительных пресс-конференций и интервью. Актеры обвинили Любимова в неуважении, систематических невыплатах гонораров и диктаторских методах работы: труппа потребовала от него покинуть директорский пост, оставив за собой лишь должность режиссера.
Любимов из театра ушел, а с ним и несколько актеров и сотрудников. Вместе с труппой очередной раскол пережила не только театральная Москва, но и все российское общество. Ведь в ситуации вокруг Таганки, как в увеличительном стекле, отразилось множество моральных вопросов, давно будоражащих общество.
Недаром большинство, поддаваясь духу коллективизма, оправдывает актеров: мол, восстали против диктатора. Тех, кто солидарен с Любимовым, неизмеримо меньше. 
 
 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий