Поиск на сайте

 

 

 

Успешный предприниматель из Светлограда Анатолий Пащенко создал свой бизнес в «чистом поле» и чистыми руками

 

Происхождение крутых состояний современных богачей - горячая тема обсуждения и для высоколобых аналитиков, и для простых людей. А отношение народа к олигархам постоянно «мониторят» опросами Фонды общественного мнения, дружно выдавая стандартные ответы: наворовали, прихватизировали...
Не любят в России богатых, понимают: многомиллионные состояния с дворцами, яхтами и «Бентли» просто так не появляются.
Однако сегодня речь не о них, хотя тоже о новых русских. Но о тех, кто своими руками разрушает миф известной философской поговорки: от трудов праведных не построишь палат каменных. Оглянитесь вокруг и признайте: в России появился уже довольно большой класс собственников, которые не имели отношения ни к прихватизации, ни к структурам власти с ее коррупционными возможностями. Однако сумели создать свое «дело» буквально на пустом месте, благодаря лишь исключительно светлой голове, энергичности, трудолюбию.
Они вызывают большой интерес как новая формация людей, сближающих нас с цивилизованной Европой, где капитал именно так и рождался - упорным трудом и главным образом без криминальной подоплеки. Но опыт наших капиталистов для нас ценнее западного хотя бы тем, что прорастал на российской почве с такими специфическими особенностями, которых не знали их буржуины. А еще и тем, что мы родина «левшей», и умеем даже из топора похлебку сварить. То есть умеем работать головой и руками порой в условиях, которые иноземец сочтет и для жизни-то непригодными, не то что для создания бизнеса.
Предприниматель средней руки из Светлограда Анатолий Пащенко как раз из этой новой породы российских капиталистов, создававших свою маленькую империю по переработке сельхозпродукции буквально на пустом месте и только благодаря своему упорству и невероятному трудолюбию. Обаятельный, умный собеседник, он привлекает к себе своей философией бытия, жизненными установками, в которых нет места безоглядному накопительству для жизни от «брюха». Уж точно шиковать он не будет - пышные дворцы и «Бентли» совершенно чужеродны для его психологии человека от земли.
Только такие, как Пащенко, когда их будет гораздо больше, способны обеспечить России социальную гармонию, сегодня страшным образом перекошенную. Трагически перекошенную одновременным существованием в государстве хамов, в чьих особняках унитазы и отопительные батареи из чистого золота (это с упоением показывал недавно один из центральных телеканалов), и несчастных жильцов сгнившей конюшни в Ставрополе, о чем недавно писала «Открытая».

 

- Анатолий Ильич, мы осмотрели ваше предприятие по переработке сельхозпродукции, на котором вы выпускаете и растительное масло, и муку, и манную крупу, и многое что еще. Серьезное, налаженное производство, которых так не хватает в Ставропольском крае. Знаю, что начало ему вы положили ровно 15 лет назад, когда построили здесь, на окраине Светлограда, первый цех по переработке семян подсолнечника. Но тогда еще мало кто рисковал вкладывать деньги в производство...
- Совершенно верно. Из 90-х лихих лет вышло много криминальных и полукриминальных «бизнесменов», они вкладывать капиталы в какое-либо производство опасались - в стране все было так зыбко, неопределенно, все могло повернуться вспять.
Люди подрастерялись, ждали, куда повернет. И потому деньги вбухивали в собственность - строили хоромы, бахвалились иномарками, покупали собственность за границей... Все это было совершенно не для меня - пустая трата денег, которых попросту жаль, если они заработаны трудом, а не упали с неба.
- А как вы свой первоначальный капитал заработали?
- Как многие соотечественники - в основном торговлей. Наладили с одним компаньоном поставки в страну мебели, торговали ею. Бизнес, я вам скажу, тяжелый, но когда появились средства, я сразу решил вложить их в дело - построить масложировой цех, которых в стране почти не осталось, все они развалились.
Я крестьянский сын, и понимаю: живешь на земле, имей дело с тем, что на ней произрастает. Какая бы власть ни была, производство продовольствия всегда будет приоритетной отраслью.
- И что, без всяких препятствий со стороны чиновников, без взяток вот так просто вам разрешили начать свое дело?
- И тогда препятствия не строили, и сегодня мне местная власть не мешает работать, это я абсолютно честно говорю. Я могу с гордостью заявить, что это единственное в крае предприятие, которое возникло в чистом поле, без жульнических махинаций и прихватизаций чужих площадей, без взяток, без подкупа кого бы то ни было, на окраине Светлограда в удобном месте рядом с подстанцией, ведь у нас очень энергоемкое производство. Как построил цех, взялся за второй - беру кредиты и ежегодно ввожу новое производство. Вначале выпускали 5 тонн растительного масла, в цехе трудились всего трое, потом шесть человек...
Сейчас обеспечиваем работой 200 человек. Производим в месяц 40 тонн отличного растительного масла под торговой маркой предприятия «Корона Ставрополья», на собственном мельничном комплексе перерабатываем в месяц 180 тонн зерна, запустили линию по производству манки - 300 тонн в месяц...
Это еще не весь ассортимент, и он будет увеличиваться. Рынок большой - мы сотрудничаем с 15 торговыми фирмами, нашу продукцию знают в десятках городов: в Санкт-Петербурге, Твери, Иванове, Курске, Владимире, Белгороде, Уфе, Саратове, на всем российском Юге...
- Удивительно, как вы рискнули вообще такое непростое производство в одиночку запускать. Мы убедились, оборудование на предприятии сложное, зарубежное. Откуда нашли столько специалистов в районе, где раньше такой переработки вообще не было?
- Я человек амбициозный и упорный. К тому же сам получил серьезное техническое образование и обширную практику - любое технологическое оборудование для меня вовсе не темный лес. Оборудование для предприятия я покупал через индийскую фирму, поскольку в Российской Федерации после распада Союза машиностроение как отрасль существовать перестало.
Монтировать линии приезжали, конечно, иностранные инженеры, мы многому учились, впитывали все, как губка. У нас тут «университет» - такие специалисты выросли, что любая столичная фирма с руками оторвет и большие деньги платить будет.
- Выходит, уводят ценные кадры?
- Люди, конечно, уходят, когда им поступает хорошее предложение. И это совершенно нормально, профессионально расти надо, я это понимаю. Тем более, если они могут гораздо больше, чем здесь, заработать, зачем же их удерживать. У нас бывший начальник цеха в Москве нынче зарабатывает 4 тысячи евро, другие тоже неплохо устроились. Когда они приезжают в Светлоград, сюда приходят, благодарят за науку - и это приятно, честное слово.
- Я слышала, что здесь люди неплохо зарабатывают – у вас едва ли не самая большая зарплата в районе?
- Да, зарплата у наших работников довольно высокая. Рад бы платить еще больше, но все мои усилия в этом направлении улетели в никуда из-за сумасшедшего роста цен на зерно.
Что творится ныне на зерновом рынке - безумие. Руководители хозяйства просто одурели от алчности, выгребая из закромов на экспорт все зерно. Вы можете себе представить: в нашем-то крае, российской житнице, нет зерна?! А потому не могут удержать и цены на хлеб - основной продукт питания большинства россиян.
- Но производители зерна всегда жаловались: его дешевизна ставит село на колени.
- Село поставлено на колени красными директорами, которые хозяйство сделали почти своей вотчиной. Они распоряжаются «хлебными деньгами» разве в пользу населения? Да они не вкладывают деньги ни в сельскую инфраструктуру, ни в сельскую школу или больницу - никуда! О чем думают вообще?!
Как бабушка с ее пенсией способна выжить, если для нее уже и хлеб - роскошь?! А семьи с детьми как будут выживать?! Эти горе-экспортеры по сути и спровоцировали социальную, экономическую нестабильность, получив огромные прибыли, безмерно обогатившись лично. На экспортной «операции» с хлебом появился еще один слой богачей с мертвой совестью.
- Как и нувориши лихих 90-х, живут одним днем...
- Еще безогляднее живут - как те, кто сажает картошку вечером, а утром выкапывает... Можно со стен родного дома все содрать, вывезти и продать, стариков бросить на плаху выживания, молодых в никуда - кто выплывет ... Последствия хотя бы для себя и своих деток они просчитывали?!
- Статистика свидетельствует: отток капитала за границу возрос - за ними туда же, наверное, и отправятся их наследники... А вы, Анатолий Ильич, какое будущее уготовили своим детям? На вашем столе фотография очень красивой девушки - эта ваша дочь?
- Да, дочка Наташа, ей 18 лет, студентка нашей ставропольской сельхозакадемии. Будет экономистом и при этом с упорством учит английский, уже отлично знает язык - и в школе, и в вузе побеждала на языковых олимпиадах. Наташа вообще очень старательный, ответственный, работоспособный человек. Я на нее возлагаю большие надежды. В скором времени, когда вступим в ВТО, российские предприниматели будут пробиваться на международный рынок. Потребуются специалисты международного класса, со знанием языков, мировой экономики. Сейчас интегрироваться в мировой рынок практически невозможно, все ниши плотно заняты. Но наступит и время России - так что готовимся заранее.
- А еще у вас сын Евгений, сколько ему лет, чем занимается?
- Ему 23 года, закончил нашу же сельхозакадемию, факультет мировой экономики и возглавляет представительство предприятия - работает с клиентами, заключает контракты, принимает заказы, организует отправку товара. Контактный, энергичный парень. Словом, выступает как профессиональный менеджер, и это у него хорошо получается.
- Какие черты в детях вызывают у вас особую отцовскую гордость?
- Большое трудолюбие и высокая ответственность в любом деле, за которое берутся. С самого детства я им внушал: нельзя быть иждивенцем, на кого-то надеяться, расслабляться, все в ваших руках. Принимая самостоятельные решения, умейте и отвечать за собственные ошибки, исправлять их.
На детей авторитетом не давлю - пусть выберут даже не лучшее решение, все равно опыт обретается в основном на собственных ошибках. Главное, чтобы они тебе доверяли, испытывали потребность поделиться с тобой и радостями, и проблемами, стремились к общению.
Сына я привлекал к семейному бизнесу с самого детства - брал его на деловые встречи, ездил с ним по стране в поисках новых потребителей... И дома старался с ним чаще общаться, часто бывал в школе, на всех футбольных матчах районной команды, в которой играл Женя. Я и сам любитель в футбол погонять и до сих пор спонсирую местную футбольную команду...
- Да по вашим принципам воспитания детей можно прямо-таки книжку по педагогике писать, Анатолий Ильич. Откуда они у вас - родительская школа или жизнь учила?

- Отцовская школа, его гены - а жизнь все природное только закрепляла.

- Тогда давайте о детстве: кто были ваши родители, как формировался ваш собственный характер?
- Родился в селе, соответственно и родители - люди простые. Мама - с ребятишками, трое нас было. Чтобы выжить, большое хозяйство имели: куры, свиньи, корова, большой огород - все работали, не разгибая спины. Главным кормильцем, хозяином был отец, который работал в здешнем колхозе «Победа» - руководил стройбригадой, потом молочно-товарной фермой, последние годы садоводческой бригадой управлял. Какие в этих местах были чудные сады, какой фантастический виноград произрастал - все повырубили, раскурочили, разворовали, до сих пор сердце щемит, как вспомню...
Отец столько труда в колхоз вложил, у него орден Трудового Красного Знамени, который вручали ну просто работавшим на износ. Тогда ведь все работали с полной отдачей - был настрой патриотический, бездельников презирали. Отец меня с малых лет с собой на работу таскал: на стройку, на ферму, в сады. Что-то делал там по мере силенок, отец поощрял старание, а я от его похвал еще больше упирался: честолюбивым рос, хотел всюду быть первым. С четвертого класса понимал, как надо пробиваться «пареньку с фермы». Хорошо учился, в школе был главный активист. Как лучшего пионера Ставрополья даже в «Артек» отправляли.
- При такой ранней целеустремленности, должно быть, знали, и кем будете?
- Как себя помню, стремился к одному - стать военным моряком. Сам не пойму, откуда в степном Ставрополье эта мечта о море, но она меня вела как путеводная звезда, потому я и спортом серьезно занимался. Я себе и будущее представлял - адмиралом флота, не меньше. После школы рванул в Нахимовское училище и... не прошел по зрению. Но возвращаться домой побежденным ни за что бы не стал и уехал, куда глаза глядят - в город Горький, ныне Нижний Новгород. Закончил там с красным дипломом автомеханический техникум, получил профессию по нынешним временам совершенно уникальную - техника-конструктора. Время подошло идти в армию, я и попросился служить во флот, на подводную лодку.
- Тогда вы на опыте можете сказать, действительно ли прославленная морская дружба какая-то особенная или это поэтическая романтика?
- Моряки - действительно особая каста. Водная безбрежность перемалывает человека, совершенно меняет его психологию. Вы только представьте - над вами километровая толща воды, подводные шумы, треск, от которых берет жуткий страх. Ты понимаешь, что от каждого твоего действия зависит жизнь целой команды, что никто тебя не спасет, кроме экипажа, друзей. Такие отношения между людьми прочно цементируют, формируют их предельную ответственность.
После срочной службы мне предложили возглавить группу ремонтников подводных лодок, базирующихся в поселке Рыбачий. Под моим началом было тридцать человек. А мне самому было только двадцать лет. Но психологически я был давно повзрослевшим и остро ощущал огромную ответственность за жизнь, которую по сути вручали мне с моей командой моряки подлодок, выходивших в поход после ремонта. Любая оплошность могла обернуться трагедией. Как в 84-м году, когда некие ремонтники, уходя, не заглушили кингстоны, и тактическая подлодка затонула прямо в бухте у пирса - погибли 16 человек.
- В советские времена на такую ответственную работу принимали только коммунистов. Вы были членом партии?
- Разумеется, был. Приняли именно во флоте, и коммунистом я был убежденным, с огромной верой в светлое будущее СССР. Поэтому когда я, отработав по контракту 6 лет в ВМФ, вернулся на родину, то активно занимался партработой. Был секретарем парткома в строительной организации Светлограда.
- Как восприняли развал Союза, потерю компартией руководящей позиции?
- То, что с карты мира исчезла великая держава, всегда будет отдаваться болью у тех, кто любил родину не за красные корочки, не за какие-то блага. Но больше всего меня потрясло поведение некоторых районных партийцев.
Как только объявили об изъятии из Конституции 6-й статьи (О руководящей роли коммунистической партии. - Авт.), районный комитет КПСС просто вымер, все сбежали трусливо - некому было даже остатки партийных взносов сдать, посоветоваться, что же делать рядовым членам партии...
Меня такое возмущение охватило, просто брезгливость от их жалкого предательства - партийцы при должностях и регалиях не проявили ни достоинства, ни ответственности, ни чувства долга. С ними мне было не по пути.
Раздал я взносы и партбилеты своим строителям - и ушел в никуда. А потом с головой погрузился в бизнес, о чем я вам уже рассказывал.
К слову, свой партбилет я берегу - это наша родная история, в которой немало замечательных событий и людей. Забывать о них такой же великий грех, как забывать своих родителей.
- Вы с такой любовью рассказывали мне о своем отце. Какие его черты вы переняли, чтобы считать себя счастливым человеком?
- Любовь к своим детям и вообще ко всем людям. А еще трудолюбие, ответственность и очень оптимистический взгляд на жизнь. Знаете, моему отцу Илье Александровичу уже 82 года, а он такой жизнелюб, такой любознательный... Ему до всех и до всего есть дело - всех-то в селе знает, со всеми рад поговорить, помочь, утешить... А какой у него ухоженный сад, огород, кур держит - без работы просто жить не может . Он мне точно такую же установку дал, я и сам в жизни не могу остановиться: работаю по 12 часов в сутки, мне все интересно - и люди вокруг, и любое новое дело. Все хочется успеть, красоту вокруг навести. Пойдемте я вам сад покажу, который мы на территории предприятия высадили...
- Как вы считаете, Анатолий Ильич, быть России сильной державой?
- Да без этой уверенности и жить бы не стоило. Разве мы чем-то обделены - умом, хваткой, трудолюбием?! Если не верить - тогда для чего мы своих детей растим? Я знаю, мои сын и дочь будут жить лучше, интереснее, они это будущее со сверстниками своими руками уже сегодня приближают. Да и мы, их родители, на многое еще способны. А разве вы думаете по-другому?!

Людмила ЛЕОНТЬЕВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий