Поиск на сайте

 

 

32-летнего следователя, раненного бандитами, врачи Кисловодской горбольницы оставили без помощи, считает его мама

 

Несколько месяцев назад в нашей семье случилось страшное горе - умер мой сын, Константин Глушко. Трагедия произошла 23 июня этого года. В тот день Костя со своим другом отдыхал на природе у Замка коварства и любви под Кисловодском.  

В седьмом часу вечера к ребятам подъехала машина, из которой вышли двое вооруженных мужчин в масках и приказали Косте и его товарищу лечь на землю. 
Друг лег, а сын - старший следователь военного следственного отдела по Ставропольскому гарнизону, капитан юстиции - преступникам не подчинился. Он сорвал маску с лица одного из нападавших, завязалась драка, и бандиты расстреляли сына.
Люди, оказавшиеся неподалеку, на своей машине повезли Костю в больницу. Уже в дороге встретили «скорую помощь» и передали его медикам. У сына были тяжелые ранения, и врачи в пути предупредили дежурных Кисловодской центральной городской больницы, что нужно подготовить реанимационную бригаду. 
В 20.20 Костю привезли в больницу. Дежурные врачи Я. Адильханов, М. Ившин, хирурги В. Бычков, И. Боташев, травматолог Э. Тамбиев диагностировали у сына множественные непроникающие ранения грудной клетки и рук, причиненные выстрелами из травматического оружия. А огнестрельное ранение в голову, убившее Костю, «не заметили».
Нарушив стандарты оказания неотложной помощи, врачи даже не сделали раненому рентген головы. Зато записали в карте, что пациент находился в депрессивном состоянии и не отвечал на вопросы. А у Кости было повреждено горло, и он просто не мог говорить. 
Его оставили одного - как утверждают врачи, для наблюдения за динамикой патологического состояния, а на самом деле оставили умирать. 
Ночью в больницу приехали друзья Кости, подняли шум: «Почему раненому не оказывают помощь?» И услышали: «Да у него ни имени, ни адреса нет». - «Как, нет имени?! Это следователь Глушко. Сделайте что-нибудь! Почему он лежит без помощи?» - «Да у нас рентген на первом этаже, а его уже на четвертый подняли...»
Больше шести часов мой сын оставался без медицинской помощи. За эти шесть часов его так и не спустили на три этажа вниз, чтобы сделать рентген и, возможно, спасти жизнь. В 1 час 10 минут 24 июня Костя умер. 
Время смерти сына установила комиссионная судебно-медицинская экспертиза, которую провели в Ставрополе по нашему ходатайству. Кисловодские же медики в карте записали, что в 1 час 40 минут положили раненого на операционный стол...
Никого из дежуривших врачей до сих пор не привлекли даже к дисциплинарной ответственности. Хотя судмедэкспертиза дала однозначное заключение: «При нахождении больного в стационаре в течение 6 часов не были выполнены стандарты оказания медицинской помощи больным с такими травмами: а) допущена недооценка степени тяжести состояния больного; б) не выполнена рентгенологическая диагностика черепа».
О какой справедливости можно говорить, если заключение экспертов было готово 16 августа, а следователь Муслимов, который вел дело, вынес отказ в возбуждении уголовного дела в отношении врачей уже 14 августа?! 
Я заходила к главному врачу больницы: «Скажите, как же так случилось, почему мой сын  умер?» Тот отрезал в ответ: «Спрашивайте тех, кто в него стрелял, а наши врачи ни при чем».
Я знаю, быть следователем - значит каждый день переходить дорогу тем, для кого расстрелять человека - пара пустяков. Но неужели людские судьбы и слезы ничего не значат и для врачей, клявшихся проявлять высочайшее уважение к жизни человека? Как смириться с мыслью, что они могли спасти моего сына и - не спасали?

 

Надежда ГЛУШКО 
Невинномысск



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий