Поиск на сайте

 

Эксперты предрекают Северному Кавказу социально-политический крах

 

Ранее «Открытая» газета сообщала: в Пятигорске состоялись Гайдаровские чтения. Сегодня мы подробно рассказываем о том, как проходила научная дискуссия. Институт Гайдара занялся проблемами Северного Кавказа три года назад, незадолго до смерти его основателя - великого либерала Егора Гайдара. С тех пор много раз доводилось слышать в адрес его экспертов снобистское: ну, мол, приехали тут из Москвы нас жизни учить…
Но исследователей института выгодно отличает от местных кавказоведов именно то, что это не книжные черви, они всё время «на земле», в гуще событий. Потому дискуссия на чтениях и впрямь получилась крайне оживленной, нередко на повышенных тонах.

 

Либералы перевелись?
Тон диалогу задал заместитель полпреда Юрий Олейников: дескать, в регионе всё плохо, а поделать уже почти ничего нельзя. По его словам, на Северном Кавказе постоянно обостряется клановая борьба, и при этом падает доверие населения и бизнеса к власти. И припомнил разговор с махачкалинским мэром Саидом Амировым, который жаловался ему: мол, крупные бизнесмены бегут из города. Замечательная картина: два серьезных, влиятельных чиновника жалуются друг другу, что от них ничего не зависит!
По словам Олейникова, Дагестан для полпредства – самая болевая точка. На носу возвращение губернаторских выборов, а в республике проводить их просто нереально – то есть нереально избрать  единого президента, который устроил бы представителей всех этносов и конфессий. Выход? А он есть? Услышать из уст чиновника не удалось.
Правда, Олейников сообщил, что недавно в полпредстве разработали новую «дорожную карту»: список основных проблем региона и вариантов их решения, а также политических персоналий. Первый подобный документ появился, еще когда Хлопонин возглавил новый федеральный округ, нынче же его лишь «актуализировали». Правда, он по-прежнему является закрытым для общественности – что и как будет делать окружная власть, неизвестно.
«Элиты не готовы принимать молодых лидеров. Будем наседать на руководителей республик, чтобы дать возможность молодым людям прийти во власть», – заявил Олейников. Только будете? А что же мешало этим заниматься на протяжении двух лет, пока существует федеральный округ?!
Для того, чтобы «расчищать» дорогу молодым политикам и «разруливать» политические кризисы в отдельных регионах, требуется политическая воля. Но ее полпредство зачастую не считает нужным употребить. Видимо, те самые клановые связи, о которых говорил Олейников, настолько крепки, что в них, как в липкой паутине, вязнут даже федеральные политики масштаба вице-премьера Хлопонина. Тогда отступитесь, не имитируйте бурную деятельность!
Весьма показательно, что на Гайдаровских чтениях, собравших лучших экономистов со всего Северного Кавказа, ни полсловом не вспомнили об амбициозном проекте администрации Хлопонина – курортном кластере. Людей, живущих в регионе, острее волнуют реальные проблемы, а не утопические проекты.
Профессор Северо-Осетинского университета Нох Токаев крайне эмоционально (хотя и слегка сумбурно) взывал с трибуны к коллегам: «Экспертное сообщество нужно во всех регионах для того, чтобы упреждать политиков! Но какими экономическими законами мы оперируем в политической действительности?! Мы забыли экономические законы, потеряли меру ответственности!»

 

Жизнь или существование
Большая часть чтений оказалась посвящена земельным конфликтам – это одно из основных направлений исследований для Института Гайдара. Его эксперты регулярно выезжают в Дагестан и восточное Ставрополье. Результаты их поездок доложила коллегам научный сотрудник лаборатории «Проблемы муниципального развития» института Нина Миронова.
В Дагестане существует особая категория земель – отгонного животноводства: пастбища на равнине еще в советское время выделялись горным аулам для летних выпасов скота. Правда, со временем скотину перестали загонять обратно в горы, а вместо чабанских хаток на равнине вырастали полноценные поселки-кутаны.
Нина Миронова подробно рассмотрела ситуацию в пастбищном Бабаюртовском районе. Численность «коренного» населения – 45 тысяч человек (в 22 населенных пунктах), а вот «отгонникам» из горных районов принадлежит около 70 поселков-кутанов, где живет 40 тысяч человек. На «своего» жителя приходится полгектара плодородной бабаюртовской земли, а на «горца» – 30 гектаров.
Поселков-кутанов в Дагестане около тысячи. У них есть все атрибуты самостоятельности – школа, детсад, устав, депутаты, бюджет (хотя и скудный)... Только жители их, по закону, полностью бесправны: на землях отгонного животноводства нельзя ни строить, ни создавать местные администрации.
Кроме того, Нина Миронова насчитала на территории Дагестана еще как минимум десяток крупных населенных пунктов, которые расположены на республиканских землях сельскохозяйственного назначения, да еще и сданных кому-то в аренду.
Яркий пример – село Цадах Чародинского района на землях ООО МХП «Чародинское». Здесь вообще не должно быть капитальных строений! При этом имеются школа, ДК, библиотека и фельдшерский пункт, хоть и построены они еще в сталинские времена.
Нередко населенные пункты не отыскать даже на карте. Например, сейчас идет активная распродажа земель вокруг крупного села Параул в Карабудахкентском районе. По сообщениям СМИ (и как говорили в интервью Нине Мироновой местные риэлторы), эти земли входят в границы сёл Новый Параул и Сосибулак. Однако ни на карте, ни в дагестанских нормативных актах обнаружить эти сёла не удалось.

 

Земля беспризорная
Дагестан – республика малоземельная, в условиях постоянного роста населения (почти на 900 тысяч человек за последние двадцать лет) наделов уже всем не хватает. Это провоцирует постоянные конфликты, которые регулярно выливаются на страницы СМИ: жители соседних аулов друг к другу в гости ездят только со стрелковым оружием.
При этом в регионе до сих пор не проведена земельная реформа (то есть запрещена приватизация сельскохозяйственных участков). Как, кстати, и во всех других республиках СКФО, кроме Карачаево-Черкесии. Но ведь регулировать земельные вопросы кто-то должен! А вот когда законы не работают, люди начинают искать «обходные» лазейки – например, банальные коррупционные схемы. Или вспоминают законы шариата: нередко земельные сделки «регистрирует» не официальная Кадастровая палата, а имам местной мечети.
А где же российская власть? За земли в Дагестане отвечает множество ведомств: даже в структуре Минздрава и Минобразования республики есть специальные отделы, которые занимаются социальным обеспечением зоны отгонного животноводства (а это примерно треть площади республики). Но при этом уже двадцать лет в республике не могут провести инвентаризацию наделов и их землепользователей, 80 тысяч гектаров пашни вообще не используются. У семи нянек дитя без глазу...
Профессор политологии из Ингушского университета Исрапил Сампиев нарисовал весьма мрачные перспективы для родного региона. Раз не работают законы, завтра придут хваткие ребята с гранатометами под зелеными флагами и заявят: «Это всё земля Аллаха!» И тогда уже будет поздно местным чиновникам стенать – их просто выметут вместе с полицией.
Увы, сценарий Сампиева с каждым днем кажется всё более реальным. И уже не только для Дагестана, но даже и для востока Ставрополья. Достаточно вспомнить, что ликвидированная несколько недель назад в Нефтекумском районе бандгруппа Эльдара Битокова обложила местных фермеров данью «на джихад». И те безропотно дань платили.

 

Безвластие рождает джихад
Дагестанский адвокат Расул Казиев привел любопытный пример из личной практики. Однажды в горном ауле жених украл невесту, полиция нехотя возбудила уголовное дело (как-никак, по светским законам – преступление). А когда Казиев приехал в отделение полиции, опера ему и говорят: парень, мол, не виноват, он девушку украл по законам шариата.
Но адвокат был знатоком исламского права и ошарашил оперов: шариат категорически запрещает красть невест! Эта новость шокировала «поборников» ислама при погонах (на самом деле, как выяснилось, не знающих даже базовых его вещей). Но они нашлись, что ответить: «Ну тогда он украл девушку не по шариату, а по адату!» (адат – светское исламское право – Ред.).
Очень показательная картинка из реальной жизни Северного Кавказа, демонстрирующая, что в голове у рядового жителя региона, как образно выразился на форуме сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин, смешаны «исламские законы, рудименты советского законодательства, какие-то новые законы... и ни один не работает».
В подтверждение этого вывода политолог Камиль Ланда привел результаты опроса, который он провел недавно среди лидеров общественного мнения Дагестана (в том числе чиновников и генералов).
70% опрошенных им убеждены, что поступающие в республику федеральные дотации полностью разворовываются, 70% считают терроризм в Дагестане чисто криминальным явлением (а вовсе не межэтническим или религиозным), 30% убеждены, что теракты «оплачивают» сами чиновники, ведущие таким образом борьбу за финансовые и земельные ресурсы, 75% опрошенных политологом назвали политику региональных властей Дагестана  «неэффективной», а 64% негативно оценили даже усилия федеральных властей по наведению порядка в республике.
Вот и диагноз современного Кавказа – безвластие рождает джихад.

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях