Поиск на сайте

 

 

Ставропольскому местному отделению Всероссийского общества слепых - 55 лет. Среди тех, кто писал его историю, - Герой Труда, олимпийский чемпион, ученый с мировым именем, заслуженный учитель, успешный адвокат, юный поэт... Все - наши земляки, у всех - инвалидность по зрению

 

«Боялись, что накричите»
Секретарь ставропольского общества слепых Валентина Самофалова достает с книжной полки «Летопись жизни Ставропольской первичной организации ВОС» - тяжелый альбом со вкленными фотографиями. На картонных листах  – черно-белые кадры советских времен с поездок в горы и города боевой славы и цветные снимки последних лет – с конкурсов «Руки – наше зрение», «Вырастим сами», «Осенние пироги». 
«Раньше в «первичке» устраивали экскурсии, раздавали трости, магнитофоны и путевки в санатории, - листает страницы «Летописи» Валентина Гавриловна. - Сейчас возможностей стало меньше: на помощь спонсоров готовим небольшие подарки к праздникам - продуктовые наборы к Новому году, куличи на Пасху, цветы к 9 Мая, иногда достаем бесплатные талоны на ремонт обуви, очков и услуги парикмахерской». 
Дважды в неделю ВОСовцы собираются в краевой библиотеке для слепых имени Маяковского - на тематические вечера «Спасительный смех в нашей жизни», «Музыкальная встреча к 60-летию Аллы Пугачевой», «Азбучник права», «Пасхальные традиции», «Венец всех ценностей – семья»... Для многих эти встречи едва ли не единственный повод выйти из дома. Слишком много препятствий ожидает каждого из них на улице: разрытые траншеи, заставленные грузовыми фурами остановки, припаркованные во дворах автомобили, человеческая грубость и бестактность. 
«Припаркованную машину можно нащупать тростью или «увидеть» на слух, как это делает Алексей Староверов:  щелкает пальцами в воздухе, по звуку определяет, что впереди автомобиль, и осторожно обходит преграду, - говорит Валентина Самофалова. - Но уникальные способности не помогут справиться с обидой, когда перед лицом закрываются двери троллейбуса или за спиной раздается раздраженное: «И что ж тебе дома не сидится?» 
Люди привыкли отовсюду ждать грубого слова. Когда приходят к нам в первый раз,  сильно нервничают, а уходя, признаются: «Боялись, что вы накричите...» 
Алексей Староверов всю жизнь доказывает: люди с инвалидностью по зрению могут и должны жить так, чтобы «дома не сиделось». Мальчик, подорвавшийся на снаряде и ослепший в 11 лет, он окончил физмат Воронежского университета, 20 лет проработал программистом в Ставропольском крайстатуправлении, еще несколько - инженером компьютерной сети в библиотеке для незрячих.
Из 700 членов местного отделения ВОС на работу ходит каждый седьмой. Композитор, руководитель хора «Русская песня» Константин Савцов; единственный на Ставрополье незрячий адвокат Павел Чикарин; доцент СевКавГТУ Алексей Бобров; программисты Александр Новиков и Вячеслав Диков; воспитательница Флора Папулина; бард Вячеслав Климов; селькор Василий Яковенко; массажисты, предприниматели, музыканты. 
Три десятка незрячих ставропольцев работают в местном филиале «Кунцево-Электро». Несколько лет назад их было три сотни.

 

Игра в бисер
Некоторые посетители в ставропольскую библиотеку имени Маяковского приходят за руку с мамами и бабушками - не потому, что не видят дороги, а потому что слишком малы для самостоятельных походов. Для детей, которые знакомятся с миром на ощупь, работники библиотеки мастерят специальные книжки-игрушки, похожие на миниатюрный кукольный театр, где можно потрогать пальчиками любимых сказочных героев – курочку Рябу, склеенную из перышек, пластилиновую ворону или набитого ватой Винни Пуха. 
Иван Данилович Труфан свою первую сказку прочел 60 лет назад, в начальном классе Кисловодской школы-интерната для слепых детей, но и сегодня с нежностью вспоминает учительницу Анну Павловну Брага, мастерившую для учеников книжки-самоделки. 
Теперь он сам заслуженный учитель России, за спиной которого физмат пединститута, десятки лет на учебно-консультационном пункте и в краевом правлении ВОС и главное дело жизни – работа с незрячими детьми. 
Иван Данилович учит их письму по Брайлю, физике, математике, нотной грамоте и даже основам вязания. На первые уроки приносит монетки, бусинки, пакетики с крупами и дает задание, похожее на игру: отличить десятикопеечный кружок от рубля, разобрать перемешанные зерна, сложив отдельными горками гречку, просо, рис, ячмень. 
Такие «игры в бисер» повышают чувствительность пальцев, чтобы детям потом было легче учить азбуку, каждая буква в которой – комбинация из шести рельефных точек, продавленных на бумаге металлическим стержнем. 
Человек, придумавший «точечный» алфавит для незрячих, родился 200 лет назад в маленькой французской деревушке Кувр. В три года сын деревенского ремесленника Луи Брайль, играясь с ножом в мастерской отца, попал острием в глаз. Инфекция перешла на второй глаз, и в пять лет мальчик полностью ослеп. Читать он научился благодаря отцу, который «рисовал» буквы на доске, забивая в нее гвозди. В 15 лет Луи составил алфавит для незрячих, в 17 уже преподавал в Королевском институте для слепых детей.
Сегодня шрифт, придуманный французским подростком, используется даже при работе за компьютером. Брайлевские дисплей, принтер и клавиатура позволяют незрячему пользователю «видеть» экран, быстро «читать», набирать, распечатывать и слышать текст.  
Азбука Брайля и современная электроника помогают заканчивать школы, институты, аспирантуры ученикам Ивана Даниловича Труфана, среди которых юный поэт Дима Гостищев, потерявший зрение в 8 лет после тяжелой болезни; студентка факультета филологии и журналистики, стипендиат Президента РФ Лейла Каппушева, выпустившая первый сборник стихов в 13 лет; аспирантка аграрного университета Лена Лихонос. 
В их копилках немало достижений: победы в городских конкурсах, книжки со стихами, золотые медали, красный диплом, президентская стипендия, кандидатская диссертация. И где-то в начале всех успехов – игры в зернышки, которые они не забудут  долгие годы. Как не забыл их немолодой учитель сказку про волка и семерых козлят, склеенную в послевоенные годы незрячей кисловодской учительницей Анной Брага.

Лекции «в дырочку»
У Ивана Труфана и его сверстников, заканчивавших вузы полвека назад, не было ни диктофонов, ни «говорящих» компьютеров – дипломы о высшем образовании они зарабатывали, записывая лекции уколами металлического грифеля на бумаге.
В первый год после войны в руках восьмилетнего Володи Виниченко взорвалась нечаянная находка – гранатный запал, а вместе с ней – мир, в котором были солнце, мамино лицо, картинки в букваре и первые слова по слогам: «Ста-лин», «Ро-ди-на», «По-бе-да».   
Азбука осталась единственной книгой, которую первоклассник Володя прочел глазами. Новый алфавит он учил подушечками пальцев в Кисловодском интернате для незрячих детей. Прочел руками сотни книг и, закончив десятилетку, поступил на самый литературный факультет Ставропольского пединститута – историко-филологический. 
Началась студенческая жизнь: шахматный кружок, «говорящие» книги, лекции «в дырочку», красный диплом. Затем - работа учителем русского языка и литературы в Георгиевске и 30 лет председательства в краевом обществе слепых.
Среди тех, кто писал летопись Ставропольской первичной организации ВОС, есть и  доктора наук, профессора с мировым именем. Такие, как Юрий Леденев, – заслуженный работник высшей школы РФ, заслуженный профессор СГУ, известный российский лингвист,  написавший более 300 научных статей, монографий, лекций и – практически никогда не видевший созданного им.
Или Анатолий Лопырин – заслуженный деятель науки РСФСР, именем которого названа улица в краевом центре. Накануне Великой Отечественной войны он уже был ценным специалистом крупнейшего в стране Всесоюзного НИИ овцеводства и козоводства, открытого в Ставрополе в 1932 году, а несколько месяцев спустя сменил белый халат ученого на походную гимнастерку. Военная страница его биографии оказалась короткой: несколько солдатских треугольников, капитанские погоны, Сталинградская битва, взрыв гранаты и темнота. В госпитале сказали – навсегда. 
Летом 1943-го капитан Лопырин вернулся в Ставрополь. Здесь его ждали жена, трое детей и… научная работа во ВНИИОКе по совершенствованию продуктивных качеств тонкорунных овец. Он боялся оказаться обузой для семьи, а стал Героем Социалистического Труда, получил звание профессора, два Ордена Ленина и Государственную премию СССР.

 

Шестое чувство
Каково это - потерять зрение, когда ты молод, здоров и только начинаешь жить? 
Николай Некрасов знает: это стресс и ступор. В 23 года ему поставили диагноз атрофия зрительного нерва, через год он был инвалидом первой группы, прятался от людей, выходил на улицу только по ночам, а потом... влюбился.  «На уроке физкультуры в институте реабилитации услышал ее звонкий смех, мягкий голос и понял, что пропал». С женой Валюшей они вместе уже 30 лет. Оба меломаны, оба книгоманы, оба читают кончиками пальцев. Любовь к книгам превратила Николая в настоящего энциклопедиста, сейчас он - «мозговой центр» ставропольской ВОСовской команды интеллектуалов «45-я извилина».  
Команда по душе в местном обществе слепых найдется не только для умников и умниц. Певцов, декламаторов, спортсменов ждут в хоре «Русская песня», ансамбле народных инструментов «Грезы», студии чтецов и спортивных секциях по легкой атлетике, армрестлингу, шахматам, шашкам и дартсу. 
Словосочетание «незрячий дартсмен» кажется странным и даже фантастическим. Как можно попасть в яблочко, если не видишь ни мишени, ни дротика в руке?
«Полностью незрячих людей в ВОСе всего 10 %, остальные имеют остаточное зрение - могут различать свет и тень, иногда цвет и очертания предметов, - объясняет председатель ставропольского общества слепых Алексей Ледовской. - Дартсмены смутно видят ориентир для броска, а меткость - результат ежедневных тренировок.  Высота мишени, расстояние до нее, вес дротиков остаются неизменными. Задача незрячего дартсмена - добиться того, чтобы дротик и кисть составляли единое целое, движение было плавным, рука - твердой, корпус - устойчивым. Так что зоркость глаз - не главное в этом виде спорта». 
Недавно в ставропольском отделении ВОС начали осваивать голбол - самую распространенную в мире игру для незрячих. Голбол немного похож на ручной мяч, только играют спортсмены вслепую, в полной тишине, специальным «музыкальным» мячом с колокольчиком внутри. Игрокам закрывают глаза светонепроницаемыми очками, и за ходом игры они следят только по звуку колокольчика и шелесту воздуха. Тренеры наставляют голболистов: «Высочайшая степень мастерства - услышать взмах ресниц за спиной». У спортсменов до предела обостряются слух, осязание и какое-то шестое чувство, которому нет названия и которое помогает ощущать и угадывать движение соперника на площадке. 
Очень популярен среди ВОСовцев другой паралимпийский вид спорта - шахматы. О том, какие секреты появляются в древней настольной игре, если в ней соревнуются незрячие, рассказывает ставропольчанин Анатолий Гимадеев: «Начинающие шахматисты учатся играть на специальных досках: здесь на клетках есть выемки, а у фигурок - ножки, причем у черных они на полтора миллиметра выше, чем у белых. Профессионалы играют на обычной доске. Всю картину игры, каждый ход соперника они держат в голове и могут играть в шахматы вообще без доски». 
Держать в голове картину игры, которая длится несколько часов, Анатолий Гимадеев умеет лучше всех в мире - звание олимпийского чемпиона по шахматам среди незрячих он завоевывал 6 (!) раз. Кроме шахмат, Анатолий увлекался борьбой, в его копилке есть золото  чемпионатов края по классической борьбе - среди ВОСовцев и среди зрячих. 
Детство титулованный спортсмен провел на Камчатке. Там во время извержения вулкана погибли его мама и три сестры, утонул брат. А через два года в руках подростка полыхнул взрыватель - «сувенир», оставшийся на советской земле от войны с Японией, - и Толик Гимадеев перестал видеть. 
Через полвека, оглядываясь назад, он говорит о главном: «Я показал многим людям, что незрячий человек может заниматься физическим и умственным спортом, жить полноценной жизнью, ходить, плавать, бегать, состязаться, побеждать, учить своих детей всему, что умеет...»
Наверное, дети Анатолия Гимадеева не умеют только одного - сдаваться.

 

Фатима МАГУЛАЕВА

 

В минувшую субботу в Ставрополе прошел творческий конкурс незрячих супружеских пар

 

В конкурсе с романтичным названием «Два крыла» приняли участие семейные пары из Махачкалы, Майкопа, Ставрополя, Черкесска, Краснодара, Нальчика, Грозного и Волгограда. Готовиться к соревнованиям никому из них не пришлось, потому что все задания они узнавали, уже стоя на сцене. От участников требовалось проявить сообразительность и очаровать зрителей, большая часть которых являлись членами общества слепых.

 

На первом этапе конкурса каждой паре выдали большой шуршащий пакет со спрятанным внутри плюшевым зверьком. Участники должны были на ощупь определить, что за «кот» сидит в мешке, и сообщить о своем открытии зрителям, исполнив про зверя-загадку песню.
Участники спели про трех белых коней, серенького козлика, лесного оленя, буланого коня. А Зелимхан и Малика из Чечни честно признались, что песню про барашка, сидящего в пакете, они не знают, но могут спеть про гусей, и с воодушевлением затянули: «Жили у бабуси два веселых гуся».
Вообще, главное на «Двух крыльях» было не растеряться, а если не знаешь ответ на вопрос, побыстрее и посмешнее придумать свой. Эту возможность участники активно использовали в конкурсе «Народная мудрость», на свой лад заканчивая афоризмы про семью, которые зачитывала ведущая.
- Первая жена от Бога, вторая - от людей, а третья...
- ... от скуки.
- У плохой жены муж на печи лежит, а хорошая...
- ...вдова.  
Простор для фантазии окрыленные супруги дали себе в третьем туре конкурса, разыгрывая сценку «Опоздавший кавалер»: под проливным дождем одинокая девушка терпеливо дожидается возлюбленного, тот опаздывает на два часа, но все-таки приходит, чтобы убедительно и красноречиво оправдаться за свою непунктуальность.
Волгоградец Сергей Карпов смущенно объяснил любимой, что «сослепу перепутал автобус и уехал в другой конец города». Ставропольчанин Алексей Бобров рассказал второй половинке невероятную историю об одном очень невезучем котенке, пережившем массу опасных приключений, пока  Леша не поймал бедолагу и не принес его на свидание любимой в качестве подарка. А Зелимхан Джакаев из Грозного молча вручил даме цветы и коротко пояснил зрителям: «В Чечне мужчины не оправдываются».
Участники соревновались в звукоподражании, имитируя звук дождя, лай собаки, плач ребенка, ругань соседей. Устраивали домашнюю дискотеку, переобувшись в огромного размера шлепанцы. Мужья искали по сцене жен, дудевших в дудку, а жены - заначки, искусно спрятанные супругами в самых неожиданных местах - за воротом и за бейджиком, в носках и рукавах.  
За всем этим с интересом следили несколько десятков зрителей, перед которыми стояла самая трудная на «Двух крыльях» задача - выбрать из семейных пар три самые-самые! Для некоторых она даже оказалась непосильной: одна пожилая женщина вернула все карточки для голосования, сказав: «А мне хочется, чтоб все победили...»
Пожелание бабушки исполнилось - грамоты и подарки из Ставрополя увезли все участники. А тройка призеров выглядит так: бронза у пары из Черкесска Сергея Алексеева и Риммы Рублевой, серебро - у представителей дагестанского отделения ВОС Руслана Заирбекова и Аиды Атлухановой. А победителями стали Зелимхан Джакаев и Малика Мадаева из Грозного.
В ноябре эти пары будут представлять ЮФО на финале конкурса в Самаре.

 

Алима КУБАНОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий