Поиск на сайте

 

 

Современные города быстро теряют комфортную среду

 

В прошлом номере «Открытая» рассказала о состоявшемся в Ростове экономическом форуме «Развитие городов Юга России». И хоть заявлен он был как «межрегиональный», были на нем в основном ростовские эксперты и политики, говорившие, конечно, о проблемах Дона. Правда, проблемы эти такие же, как у Ставрополя или любого другого города.

 

Рабы «бутылочного горлышка»
Начался форум с пространного доклада ростовского мэра Михаила Чернышова. По его словам, главная проблема мегаполиса – это пробки. В историческом центре города узенькие улочки, за последние годы застроенные бизнес-центрами и супермаркетами, впритык к «красной линии» и оживленным перекресткам. «Расшить» эти узкие места уже невозможно.
Не хватает места под автомобили даже в окраинных микрорайонах с их, казалось бы, широкими, просторными улицами. Уж здесь-то, в чистом поле, сам бог велел строить многоуровневые парковки. Но это, оказывается, невыгодно, как втолковывал на форуме владелец ростовского строительного холдинга «Патриот» Игорь Далаксакуашвили.
По его словам, сейчас востребовано именно дешевое (а потому не самого высокого качества) жилье. 40% ростовских квартир покупается на деньги ипотеки, а значит, человек считает каждую копейку. Для молодой семьи, едва осилившей покупку квартиры, купить машиноместо в гараже (а это примерно 400 тысяч рублей) – непосильная тягость, объяснял коммерсант.
Наверное, ни разу не бывал он в Европе, где эту проблему давно решили: застройщики не продают гаражные места, а сдают жильцам внаем по приемлемым ценам. Вот это и есть социальная ответственность строительного бизнеса – думать не о сиюминутной выгоде, а о жизни будущих поколений.
Остроты транспортной проблеме в Ростове придают застарелые ошибки советского градостроительства. Скажем, северный жилой район мегаполиса-«миллионника» связан с центром лишь одной оживленной магистралью – проспектом Нагибина, который и днем и ночью стоит в пробках.
Не правда ли, напоминает Ставрополь, где есть 204-й квартал, который сами архитекторы называют «недоразумением»: огромный жилой массив связан с остальным городом лишь двумя улочками – Достоевского и Серова. Часовые пробки на единственных выездах из новых микрорайонов «Олимпийский» (ул. 45-я Параллель) и «Перспективный» (ул. Тухачевского), представляющих собой «бутылочные горлышки».

 

Автобус на струне
Чтобы «расшить» такие узкие места, нужны миллиардные вложения, а главное – политическая воля. Скажем, в Ростове мэр Чернышов предлагает построить подземный тоннель под одним из проспектов (что обойдется в 10 млрд. рублей), а также запустить скоростной трамвай (еще столько же), метро (не менее 80 миллиардов) и городскую электричку (тут размер инвестиций даже примерно неясен).
Руководитель проекта «Развитие городов России» в медиахолдинге «Эксперт» Сергей Журавлев заинтересованно слушал дискуссию по поводу транспортных проблем. А потом выдал: мол, не стоит зацикливаться на традиционных видах транспорта вроде метро или электричек. И предложил южным городам перенять опыт Нижнего Новгорода, где построили канатную дорогу над Волгой.
Да, построили, но она пригодилась лишь для жителей одного микрорайона, которым прежде приходилось трястись на автобусе через объездной мост или ждать паром через реку. Но снять проблему в масштабах целого мегаполиса никакие «канатки» не смогут!
Поневоле вспоминается проект строительства в Ставрополе «струнной трассы»: изобретатель Анатолий Юницкий мечтал соединить гигантским фуникулером исторический центр и Юго-Западный район. Но дело тогда не пошло именно потому, что городские власти поняли – при гигантских вложениях проект так и останется лишь туристической «приманкой», а не реально работающим видом транспорта.

 

Клетки для размножения
Горячая дискуссия на форуме развернулась вокруг нового ростовского микрорайона «Западные ворота». Это два десятка однотипных бетонных боксов (правда, не стерильно-белых, а выкрашенных в пастельные тона). И архитекторы, и сами жители считают микрорайон убожеством, а вот застройщик, г-н Далаксакуашвили, искренне гордится тем, что строит много, быстро и дешево (а вот о комфорте почему-то не вспоминает).
Такую же унылую картину можно увидеть в любом городе страны: с какой стороны ни подъедешь к Ставрополю, тебя встречают частоколы коробок, хоть и с красивыми названиями - «Радуга», «Перспективный», «Рубин», «Белый город». Один из выступавших на форуме экспертов метко назвал их «клетками для размножения».
Всё это – наследие советской градостроительной науки, которая и породила термин «микрорайон». Для социалистической страны это подходило идеально: огромные многоэтажки посреди гигантских бетонных пустырей призваны были демонстрировать якобы заботу государства о «маленьком» человеке.
Советская гигантомания сохраняется и поныне – ведь большинство чиновников и застройщиков родом еще из СССР. Скажем, власти Краснодара обещают в ближайшие десять лет строить по 3 млн. кв.м жилья ежегодно, в Ростове – по 1 млн. (в Ставрополе цифры куда скромнее – около полумиллиона, или 10 тысяч квартир).
«Что для нас важнее – комфортная среда или валовые показатели?!» – воскликнул главный архитектор Ростовской области Алексей Полянский. И напомнил типичную историю: молодой человек, живущий в «панельном» микрорайоне, едет на работу или на отдых в центр. «В город еду», – бросает на ходу. То есть свое свежеоштукатуренное обиталище он даже не воспринимает как часть родного города - так, ночлежка какая-то.

 

Экскурсия в «панеляк»
В развитых западных странах никакой архитектор не пытается мерить город километровыми масштабами микрорайонов. Наверное, где-нибудь в Голландии или Испании ставропольский «Перспективный» или «Радугу» с первого взгляда сочли бы гетто. А вот в Чехии и Словакии советские микрорайоны называют неблагозвучным словечком «панеляк».
Ученым-урбанистам давно известно, что сверхплотная городская застройка, негуманная и психологически неприятная, порождает бедность, криминал, ксенофобию... Поэтому в Европе и Америке осваивают не километровые пустыри, а скромно, точечно – кварталы, которые именуют приятным словом «соседство» (neighborhood).
При этом, кстати, плотность застройки порой не уступает той, за которой гонятся провинциальные застройщики, – 15-20 тысяч кв.м (полтысячи квартир) на гектар. Поэтому вопрос, вынесенный в название одной из секций форума: «Куда двигаться строительству?», кажется странным. Застройщики должны работать, думая о людях, а не о личном барыше.
Но получается так не всегда. Игорь Далаксакуашвили привел пример: в окрестностях Ростова у него имеется земельный участок площадью почти 170 гектаров, который нужно освоить.
Две крайности – построить типовые панельные многоэтажки на 40 тысяч квартир (100 тысяч человек) или три тысячи коттеджей. «Я вам поименно назову первую тысячу людей, кто скупит эти коттеджи!» – уверенно заявил Далаксакуашвили. То есть для него мук морального выбора нет.

 

Эконом – не значит плохо
На самом деле малоэтажное жилье может быть (и должно!) дешевым, доступным и комфортным. И таков не только западный опыт. Даже на Ставрополье среди множества «конвейерных» строительных проектов, которые за последние годы появлялись в обилии, есть вполне европейские по духу.
Например, домополис «Вилла нова» и «Экопоселок» между Ставрополем и Михайловском. Цены здесь сопоставимы с теми, что предлагаются в многоэтажных новостройках эконом-класса: скажем, в «Вилла нова» домик обойдется в 2 млн. рублей (как двухкомнатная квартира в Ставрополе).
Выступавший на форуме замдиректора Южного градостроительного центра Сергей Трухачев считает, что осваивать под такие домополисы (на западный манер - «соседства») можно уже сложившиеся садоводческие поселки.
Скажем, вокруг Ростова они занимают почти 2800 гектаров (прописано здесь 8% населения города). «Садоводчества – прямые конкуренты многоэтажкам эконом-класса», – уверен Трухачев. Очень жаль, что его выступление было почти в самом конце форума и дискуссии у подуставшей публики не вызвало.
Тормозит современные виды городской застройки не только инертность мышления застройщиков, но и безнадежно устаревшие законы. Градостроительные нормативы разрабатывались еще в период НЭПа (почти сотню лет назад!), тогда же, кстати, и придумали микрорайоны.
Именно тогда, например, появились нормы к инсоляции (освещению) жилых домов: в квартире в течение дня должна освещаться не менее 2-3 часов хотя бы одна комната.
Столь жесткие требования были введены в Советском Союзе для борьбы с туберкулезом и рахитом, однако продолжают действовать по сей день. То же самое касается нормативов по пожарным разрывам, ширине улиц, отдаленности жилья от школ и детсадов...
Вот и получается, что посреди далекого микрорайона нужно прокладывать магистраль шириной в МКАД. Только никаких проблем это не решает – ни транспортных, ни коммунальных, ни социальных... Тогда зачем нужны эти нормативы вековой давности, в один голос спрашивали все участники форума?

 

Согнать собак с сена!
Одним из своих «майских» указов Владимир Путин обязал муниципальные власти выделять участки под ИЖС многодетным семьям. А ведь «социальных» категорий граждан, также претендующих на получение бесплатной земли, еще множество. Например, обманутые дольщики, о чьих проблемах на совещании в Ставрополе на днях говорил полпред Александр Хлопонин.
Чиновники полпреду отчитались: землю, как требует президент, выделяем... Отчитались «для галочки»: земля эта безо всяких коммуникаций, дорог, электросетей. Кто же здесь строиться будет?
Хлопонин предложил элегантный выход: чтобы под ИЖС шли неиспользуемые земли, на которых, как собаки на сене, расселись федеральные ведомства вроде Мин-обороны. Правда, дороги и электросети от этого здесь по-прежнему не появятся...
На форуме говорил об этой проблеме и донской мэр Михаил Чернышов. По его словам, сейчас в Ростове три тысячи многодетных семей имеют право на получение земли под ИЖС, заявлений подано в мэрию уже 2,3 тысячи. Но вот откуда взять для них землю, неизвестно. Чернышов повторил давно избитую отговорку муниципальных чиновников: свободной земли в Ростове нет.
Но это миф. Достаточно пройтись по центру Ростова (Ставрополя, Кисловодска, Пятигорска...), чтобы увидеть множащиеся небоскребы из безобразного цветного стекла и бетона. Под их строительство земля находится. Для богатых застройщиков с избытком ее и в окрестностях любого мегаполиса, иначе откуда бы взялись микрорайоны стерильных панелек, которые заковывают город в бетонный капкан?

 

Тяжелое советское наследство
Мэр Чернышов негодовал: мол, на землях прилегающего к Ростову Аксайского района построили гипермаркет «Мега», куда ездят горожане, - и вот теперь районные власти требуют от мэрии построить сюда автомагистраль.
Будь на форуме и ставропольские чиновники, они бы поведали историю микрорайонов «Олимпийский» и «Радуга». Уж сколько копий было сломано вокруг этих кварталов, появившихся на землях Шпаковского района, но затем обузой «повисших» на Ставрополе.
Хотя, скажем, где-нибудь в Европе эта ситуация и выеденного яйца не стоила бы: границы городов, непрошибаемыми стенами разделяющие муниципалитеты, – это еще одно «тяжелое наследство» совет-ской градостроительной науки.
Главный архитектор Ростовской области Алексей Полянский шутил: мол, на карте его карандаш проходит границы, не цепляясь. Но это лишь шутка. На самом деле любой градостроитель жестко привязан к «виртуальным» (но от этого не менее действенным) межевым знакам.
Например, в Ставрополе до недавнего времени было почти 3 тысячи гектаров со странным правовым статусом «земли Шпаковского района в границах города» (в частности, земли колхоза «Русь» в Северо-Западном районе, которые сейчас застроены многоэтажками).
При этом, например, в российском законодательстве отсутствуют такие понятия, как «межмуниципальное сотрудничество» и «городская агломерация» («сросток» соседних населенных пунктов, связанных неразрывными экономическими нитями).
А без этого нереально налаживать полноценные деловые контакты между соседними поселениями: заниматься совместным развитием дорог, коммунальных сетей, школ, поликлиник...
Умение развивать пригороды – это удел успешных государств. России же этот путь предстоит проходить еще десятилетия. Впрочем, прогресс модно лишь замедлить, но не остановить. Уже сейчас Россия входит в пятерку государств с наибольшим количеством городских агломераций-«миллионников» (в нашей стране их 22, а, скажем, в Китае – 76). Но при этом не стоит забывать, что наша страна и крупнейшая на планете.
«Россия сегодня стоит перед проблемой удержания огромной территории со сравнительно небольшим населением. Поэтому мы должны от планирования объектов прийти к планированию пространств», – высказался на форуме замминистра регионального развития Сергей Назаров.
Он иллюстрировал свои слова цифрами: плотность расселения в европейской части страны составляет 26 человек на кв.км, а в азиат-ской – лишь 2,3.

 

Всё разрушено до основания
В европейских странах управленческий «каркас» агломераций составляет территориальное общественное самоуправление (ТОС). Ибо какой мэр даже с крыши небоскреба доглядит до краев своих владений, простирающихся на десятки километров?! Европейцы умеют легко кооперироваться, чтобы сообща решать насущные проблемы, которые можно и не доверять властям.
А вот в России ТОСы уничтожены, чему пример - Ставрополь, где выборные советы микрорайонов гордума упразднила (якобы «за ненадобностью») еще семь лет назад. Произошло это, кстати, при бывшем мэре Дмитрии Кузьмине, который ратовал за объединение Ставрополя с соседним Михайловском и селами Надежда, Татарка и Верхнерусское.
В недавнем интервью «Открытой» сити-менеджер Ставрополя Андрей Джатдоев высказался категорически против такого объединения. «Слишком разный уровень развития социальной инфраструктуры. Мы просто не потянем проблемы Михайловска, нам пока и своих забот хватает – социальных, коммунальных», – считает Джатдоев.
Социальная пестрота – это тормоз на пути модернизации в любом конце страны. Например, в Подмосковье встречал я такие картины: по одну сторону автотрассы учителя в совершенно одинаковых школах и медики в больницах получают зарплату втрое больше, чем по другую. Там – Москва, а тут – «замкадье».
И не вина в этом отдельных мэров или губернаторов, просто так устроена вся социально-экономическая жизнь России, унаследовавшей худшее от советской плановой системы, где человек признавался лишь «винтиком» бездушного государственного механизма.

 

Психология временщиков
Замглавы города Азова Валерий Ясько на форуме припомнил еще одну из советских «традиций» – программу строительства социального жилья. По словам Ясько, строить бюджетные квартиры администрация города обязана, а вот денег на это в казне нет.
На что опытный коммерсант Далаксакуашвили ему вдруг напомнил западный опыт: мол, в Европе никакому чиновнику бы в голову не пришло так запросто «подарить» государственное жилье гражданину, пусть и обездоленному. Для решения проблем бездомности есть система социального найма.
Скажем, во Франции в бюджетных домах проживает каждая седьмая семья, в странах Скандинавии, Германии, Великобритании – каждая десятая, а в Сингапуре – почти 80% граждан. Да и вообще, на Западе отношение к праву собственности на жилье совершенно не такое, как в России. Большинство людей (в том числе молодых и успешных, вполне могущих себе позволить любые апартаменты) живут на съемных квартирах. Порой и всю жизнь.
Выгодно это и владельцу жилья (государству или частному оператору, покупающему дома у застройщика), который со своих доходных домов постоянно получает неплохую прибыль. О развитии арендного жилья на прошлой неделе говорили и на коллегии министерства строительства Ставрополья.
Замминистра Елена Козинкина сообщила: в Невинномысске хотят построить два доходных дома общей площадью 13 тысяч кв.м, где смогут снимать жилье молодые сотрудники городских предприятий.
Правда, это пока лишь пилотные проекты: по-европей-ски массового строительства арендного жилья Ставрополье, видимо, не увидит никогда. Ведь это не для российских коммерсантов, желающих зарабатывать много денег и сразу. Именно по этой причине не желают они строить многоуровневые парковки, новые дороги, теплосети, водопроводы. Потому что у них психология временщиков!

 

Война «винтиков»
На ростовском форуме замминистра Сергей Назаров долго рассказывал о планах и перспективах, о том, какие пишутся Минрегионом хорошие законопроекты и стратегии. Эксперты произносили мудрые речи, а журналисты записывали красивые обороты вроде «расселенческий каркас», «тканевая застройка» и «агломеративные коридоры».
Но всё это казалось безнадежно далеким от проблем реального человека, которого по-прежнему и бизнесмены, и чиновники воспринимают лишь как платежеспособный «винтик».
Главный архитектор Полянский рассказал, что к нему в управление каждодневно приходят тысячи жалоб от горожан, у которых новострои отнимают жизненное пространство. «Бизнесмен новый дом строит, думает, что работает для людей. А к нам жалобы сыпятся. Это как война всех со всеми», – разводил руками чиновник.
А причина всего, по мнению Полянского, в том, что «у нас нет общественно-политического заказа на градостроительство: мы до сих пор не можем сказать, для каких слоев населения строим!».
Поддержал его известный ростовский архитектор Михаил Саркисьянц: мол, грязь на улицах убрать легко, а вот как вымести грязь из людских сердец?! Этажность или плотность застройки – это все наносное, вторичное. Начинать же любую градостроительную дискуссию нужно с ответа на более глубинные вопросы – как в новых районах или городах будут решать проблемы бедности, бездуховности и бездомности.
Но на эти вопросы ответа не будет, пока у политического руководства страны нет понимания, куда России двигаться дальше. Какое поколение будет жить завтра в новостройках, что ударно возводят на окраинах Краснодара, Ставрополя, Москвы?!
Это будет «креативный класс», поколение современных, инновационно мыслящих людей, ценящих индивидуальность и свободомыслие? Или поколение ЕГЭ и «Дома-2», представители которого смотрят одинаковые сериалы, живут в типовых домах и думают штампами?!
Поневоле вспоминаются мудрые слова Сенеки: «Если не знаешь, куда плыть, ни один ветер попутным не будет».

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий