Поиск на сайте

 

 

Крайне ревностно относясь к оценке деятельности крайизбиркома, его председатель цепляется за сущие мелочи, не замечая своих серьезных просчетов

 

Недавно в редакцию «Открытой» пришло письмо из избирательной комиссии Ставропольского края. Ее председатель Борис Дьяконов сообщал, что в моей статье «Открытка для... покойника», опубликованной в номере 41 за 15-22 октября 2008 года, в которой я делилась впечатлениями о прошедших выборах, содержатся сведения, не соответствующие действительности.
Привлек внимание избирательной комиссии вот этот абзац: «А вскоре из местного избиркома пришло приглашение на выборы. Да только не получил Свинарев Алексей Георгиевич ни поздравления, ни приглашения – пятый год пошел, как умер. Жалуется теперь его вдова в газету».
Очень возмущается в своем письме Борис Борисович, нет, мол, в списках избирателей такого гражданина, все перед выборами проверили и в окончательные списки выбывших граждан не внесли. А в канун кампании гражданину направляли не приглашение на выборы, а просьбу подойти на избирательный участок, чтобы сверить его присутствие в списках.
А в газету жаловалась совсем не вдова Алексея Георгиевича, так как еще при жизни покойный состоял в разводе, и его бывшая жена ныне в поселке Подкумок не проживает.
А чтобы все эти неточности устранить, требовал господин Дьяконов от газеты разместить опровержение, текст которого и прилагал к письму: «Вдова покойного Свинарева А. Г. на территории муниципального образования Подкумского сельсовета не зарегистрирована и не проживает, и не получала приглашения для участия в голосовании на дополнительных выборах депутата Государственной Думы Ставропольского края четвертого созыва 12 октября 2008 года на имя Свинарева Алексея Георгиевича. В приглашении для участия в голосовании и в списках избирателей сведения о Свинареве Алексее Георгиевиче отсутствовали».
Можно было, конечно, радуя впечатлительного председателя крайизбиркома, поступить по-бюрократически и разместить в газете мелочные уточнения: в такой-то статье, в таком-то абзаце следует-де вместо слов «приглашение на выборы» читать «приглашение на избирательный участок», а вместо слова «вдова» читать слово «мать». Тем и ограничиться, не публикуя этих заметок. Только есть нравственные барьеры, которые не позволяют так поступить.
Перед моими глазами все стоит Свинарева Клавдия Михайловна - замученная болезнями и невзгодами щуплая старушка, до слез расстроенная поздравительной открыткой ее дорогому покойнику и не скрывающая острой обиды на неизвестного ей «поздравляльщика».
Предлагала мне она сходить в дом и принести приглашение (к умершему) из избирательной комиссии. Да только не собирала я специально этих сведений и поэтому, щадя чувства старушки, от ее предложения «почитать дурное приглашение» отказалась.
Не стала я и выяснять у вот-вот зарыдающей бабули степень родства с умершим, не желая причинять ей лишнюю боль. Только потом, решив после выборов написать статью о своих впечатлениях, подумала, что скорее всего у пожилой женщины, судя по возрасту, умер муж, поэтому-то и написала «вдова».
Но не поспешила Клавдия Михайловна на избирательный участок заранее, чтобы в который раз вычеркнуть из списков своего сына, пришла только в день голосования. Правда теперь, после нагрянувшего со всех сторон начальства, она уже и не помнит, был ли ее сын занесен в списки на этих выборах.
Хотелось и мне заглянуть, посмотреть своими глазами, что покойника в указанных списках уже не существует. Написала в теризбирком соответствующее заявление. Да только уже четвертая неделя кончается, а оттуда ни привета, ни ответа. Видимо, не читали там федерального закона о СМИ, в статье 40 которого черным по белому написано, что отреагировать на мое обращение они обязаны в течение трех дней.
Не присылает территориальная избирательная комиссия списки избирателей села Подкумок и в Предгорный районный суд, в недрах которого рассматривалось гражданское дело по заявлению одного из членов окружной избирательной комиссии. Ходатайство об истребовании списков избирателей села Подкумок судья удовлетворил еще 7 ноября.
Хотя на сегодняшний день уже совсем не важно, есть ли там в списках этот конкретный умерший человек. Фактом остается пока одно – человека нет уже четыре года, а за эти четыре года, посчитайте, сколько прошло всяких выборов?
Вышеупомянутый усопший благополучно числился в списках избирателей и на весенних выборах президента, и на прошлогодних выборах в краевой парламент, на выборах в Государственную Думу России. И никто, заметьте, не поспешил вычеркивать мертвую душу. Только два объяснения я нахожу для подобной нерасторопности: либо это кому-то нужно, либо здесь явный непрофессионализм.
И ведь это не единичный случай. За время моей работы в отделе писем правительства Ставропольского края после каждых выборов получали не одну такую жалобу, которые направлялись в крайизбирком для дальнейшего разбирательства, такие письма даже на контроль не брались.
Вот и в последние выборы не обошлось без аналогичных жалоб, хотя я уже давно работаю не в правительстве края, а в «Открытой» газете.
Теперь мне пожаловались жители Ессентуков – умершая почти 6 лет назад Евгения Владимировна Остапенко и на последних выборах числилась в списках избирателей по улице Пятигорской, 112 а, квартира 21. Кто мне об этом жаловался, не напишу, а то приедете да запугаете еще, пожалуй.

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий