Поиск на сайте

 

 

После судебного заседания героя нашей публикации госпитализировали в психиатрическую больницу
  

Здравствуй, уважаемая редакция! В одном из последних номеров «Открытой» газеты была опубликована статья «Обжалованию подлежит» о страдающем психическим заболеванием ставропольце Алексее Анисочкине, который подписал отказ от наследства, поддавшись уговорам мачехи. 
Алексей - мой хороший друг, сын человека, который не раз помогал мне в сложных жизненных ситуациях. Поэтому когда этот подавленный, отчаявшийся парень пришел ко мне и сказал, что у него все отняли и хотят выселить из квартиры, я не смог от него отвернуться. 
А вскоре  оказался свидетелем визита мачехи Алексея Марины Родиной и ее представители Ильи Зацепина (который ранее в качестве «адвоката» советовал Алексею отказаться от наследства) на квартиру к пасынку, услышал ее угрозы выставить парня на улицу и понял, что, если не помогу Алексею, его ждет участь бомжа. 
Я стал представителем Алексея по доверенности, принимал участие в судебном процессе, и был просто поражен решением судьи, посчитавшей несущественным однозначное заключение опытных врачей-психиатров о том, что в момент подписания отказа от наследства Алексей Анисочкин не понимал значения своих действий. 
После заседания суда, отказавшего психически больному человеку в признании его отказа от наследства недействительным, у Алексея случился срыв. Он стал кидаться под машины, говорил, что не хочет больше жить и лучше ему уйти вслед за отцом. Мы вынуждены были обратиться в психиатрическую больницу. Сейчас Алексей проходит там курс лечения.
Я как представитель Анисочкина обратился за помощью в ФСБ, где всю жизнь проработал его отец, Владимир Иванович, но оттуда пришел ответ, что решение вопросов, обозначенных в обращении, не входит в компетенцию органов Федеральной службы безопасности. 
В начале октября в Ставропольском краевом суде будет рассматриваться кассационная жалоба на решение Ленинского райсуда. Я очень надеюсь, что комментарии специалистов, опубликованные на страницах такого уважаемого издания, как «Открытая» газета, помогут нам добиться справедливости.

 

Максим ИВЕНСКИЙ,
юрист

 

Комментарии

Алексей СЕЛЮКОВ, Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае, заслуженный юрист РФ:
- Изучив все представленные материалы, прихожу к выводу, что решение суда противоречит требованиям ст. 2 ГПК РФ, поскольку не отвечает задачам гражданского судопроизводства, основной из которых является защита нарушенных прав граждан.
Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза показала, что особенности психики лишали Алексея Анисочкина способности понимать значение своих действий в момент подписания заявления об отказе от доли в наследстве.
Однако, несмотря на такое категорическое экспертное заключение, суд признал его лишь одним из доказательств и, по существу, отверг его. По мнению суда, «ни один из допрошенных в ходе судебного следствия свидетелей не сообщил суду о поведении Анисочкина А.В., свидетельствующем о том, что в период составления заявления об отказе от наследства он не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими».
Суд не привел никакой аргументации, которая разъясняла бы явную безмотивность принятия А. Анисочкиным решения о заключении односторонней сделки отказа от наследства.

 

Сергей ПЕРЕПАДЯ, юрист Ставропольской общественной организации инвалидов «Вольница»:
- Ситуация, о которой идет речь, видится мне крайне удручающей. По обращениям в правозащитные организации инвалидов можно сделать вывод о том, что сегодня в России эта группа людей является самой уязвимой в правах. Лица с ментальными особенностями имеют нарушения прав во всех основных сферах жизнедеятельности. И ситуация с Алексеем Анисочкиным, который принятым недавно решением Ленинского районного суда Ставрополя практически лишен собственности, является в этом смысле показательной.
Считаю, что решение Ленинского районного суда вынесено с нарушениями норм материального и процессуального права России. В подтверждение этому есть заключение комиссии экспертов, показания лечащего врача, показания иных свидетелей о том, что Алексей - «странный» человек и т.д.
Понятно, что заключение эксперта, другие доказательства по делу не являются исключительными и должны оцениваться в совокупности, однако суд обязан в своем решении привести мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие отвергнуты. А этого в решении нет. Как нет мотивов и доводов о том, почему судом отвергнуто заключение экспертов. 
За время моей почти 10-летней юридической практики представительства в судах не было ни одного случая, когда суд отверг в качестве доказательства заключения эксперта. Напротив, экспертные заключения, как правило, для судей и есть те самые достоверные доказательства, которые кладутся в обоснование выносимых ими решений.

 

Василий ТИХОНЮК, прокурор в отставке, почетный работник прокуратуры РФ:
 - Согласно заключению комиссии экспертов от 22 июня 2011 года, у Алексея Анисочкина обнаруживаются в настоящее время и обнаруживались в момент подписания отказа от наследства признаки органического расстройства личности с выраженным изменением психики. С 1999 года он состоит на учете в психиатрической больнице.
Ни одного довода в противовес заключению комиссии экспертов в решении районного суда нет, даже свидетель ответчицы описывает те же особенности личности Анисочкина, что и врачи-психиатры, только языком неспециалиста. 
Выводы врачей не противоречат показаниям ни одного из допрошенных свидетелей которые в решении суда вообще не приводятся, а они полностью согласуются с письменными доказательствами - характеристиками из образовательных учреждений, сведениями из медицинской карты. 
Экспертное заключение, в связи с его недостаточной ясностью или неполнотой, никем  не оспаривалось, вопрос о назначении дополнительной экспертизы на обсуждение не ставился. Несмотря на это, судья вывод комиссии в качестве достоверного доказательства не приняла, но при этом и проверку его проводить не стала. В частности, не вызывались эксперты для дачи пояснений. При таких обстоятельствах позиция суда представляется необоснованной. Считаю, что разбирательство по делу не было справедливым, а суд не был беспристрастным.

 

Андрей24 ноября 2012, 13:04
 
 
 
 

Простой человек быдло, судья-лорд,делайте выводы

Сергей Перепадя17 декабря 2011, 00:34
 
 
 
 

Я присутствовал на заседании судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда по делу Анисочкина. В этот раз суд был справедлив и вынес правильное решение. Обращаюсь теперь к гр-ке Родиной, подленько Вы поступили с Алексеем. Вы находитесь на примитивном уровне развития чтобы на самом деле поступать подло, поэтому подленько, и из-за таких как Вы у нас всегда будет работа связанная с защитой прав таких людей как Алексей. Отдельно хочется поблагодарить Максима Ивенского, адвоката Топоркову Л.А., и всех неравнодушных к этому случаю людей.

Ашот10 октября 2011, 01:19
 
 
 
 

ВСЕ СУДЬИ _ ПРОДАЖНЫЕ ТВАРИ! ЭТО ДАВНО извстно!!!! особенно беспредельничают ставропольские паскудники в мантиях!(((((((((((((((( (Повторяю - ВСЕ судьи...ВСЕ..не 5%, не 50...и даже не 90%....ВСЕ СУДЬИ продажные 100%)

Павел Кюльбяков Обшественный Совет Южного и СКФО 30 сентября 2011, 12:10
 
 
 
 

Конечно же достойны уважения высказывания опытных юристов Ставрополья, но по всему представленному материалу видно,сто речь идет не об ошибке судьи ,а о злоупотреблении судьей своими должностными -служебными полномочиями.И, пора вещи называть своими именами.Судьи в их безнаказанности и вседозволенности перешли все мыслимые и немыслемые грани по игнорированию нормами судопроизводства, ссылаясь на пресловутое мнение и видение дела ,при этом не обращая внимание на доказательства обратного ,основанного на документах и удостоверенные подписями экспертов различных уровней и ведомств.В таких случаях органы ФСБ не должны отмежевываться от принятия решения и анализа ситуации ,связанного с ненадлежащим исполнением своих полномочий Федерального судьи,подрывающего авторитет власти и государства,что и является прерогативой ФСБ РФ.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий