Поиск на сайте

 

За жалобу на действия судьи Октябрьского района и судебных приставов жителя Ставрополя оболгали и, спровоцировав конфликт, бросили на нары. Между тем иск Болгова к виновникам беззакония - милиции и судебным приставам – районный суд Промышленного района Ставрополя волокитит вот уже целых 2 года
 
Уважаемая редакция, многих читателей потрясла публикация в прошлом номере вашей газеты о том, как ветерана войны Пьянова и его жену судебные приставы, перепутав их с другими людьми, выгнали из собственного дома, не имея на руках никакого судебного решения. Да как же такая дикая история вообще возможна, изумлялись люди, читая о злоключениях стариков, которые до сих пор не могут найти защиту в надзорных и судебных органах.
Хочу вам сказать, этот случай вовсе не исключительный. Уже давно эта краевая служба судебных приставов, возглавляемая г-ном Кутеповым, творит дела, не совместимые с законом. Более того, по моему убеждению, эта служба стала часто использоваться как орудие мести и расправы с неугодными - с теми, кто наступил на мозоль  им самим или тем, кому они хотят услужить. Моя история - ярчайший тому пример.
Расскажу все как есть, как зафиксировано в документах. Все началось после того известного взрыва в здании суда на улице Дзержинского 17 марта 2004 года. В это самое время я находился в зале судебного заседания N 2 Октябрьского райсуда, где должно было состояться судебное заседание по защите моих избирательных прав. От взрыва в зале   вылетели стекла, а мелкие осколки штукатурки   попали мне в глаза. Мне, как и другим пострадавшим, не была оказана помощь. Через черный ход мы были силой выдворены из здания на улицу судьей Октябрьского райсуда И. Якименко и приставами.
19 марта, в соответствии с Законом, я подал жалобу на действия (бездействие) судьи Якименко и службу судебных приставов, но суд ее просто проигнорировал. А через несколько дней, 25 марта, в отместку за эту жалобу, я был задержан приставами Октябрьского района, пропускающих посетителей Дома правосудия на Дзержинского через рамку металлоискателя: якобы я не предъявил удостоверение личности, не записался в журнале, не предъявил к осмотру содержимое моей сумки, в то время как мой паспорт находился в руках у пристава, а сумка лежала у него на столе для досмотра (хотя, замечу, досматривать ее пристав вообще не имел права). Более того, как приставы затем дадут показания, что я бросил сумку в лицо одному из них и выражался нецензурными словами… в адрес прохожих.
Совершенно очевидно, что провокационное задержание было запланированным, приставы действовали нагло, будто были одни, лишь наедине со мной. Не рассчитывали, что будут свидетели? Но со мной рядом находились мои доверенные лица по выборам - Г. Худяков и С. Гущин. Действуя по своему сценарию, приставы вызвали сотрудников вневедомственной охраны (ОВО), которые живо составили протокол об административном правонарушении по факту мелкого хулиганства, хотя в соответствии с приказами МВД РФ и приказом ГУВД края им категорическим образом запрещено выполнять подобные, не предусмотренные их полномочиями функции.
Возможно, у приставов была договоренность с этими сотрудниками ОВО, которые должны были поддержать их «операцию» против меня - авось, мол, прокатит. Кто жим посмеет указать на превышение должностных полномочий, если их просит служба приставов, которая закон сама нарушать не боится. Не будучи свидетелями, не допросив моих доверенных лиц, вневедомственные охранники приняли от приставов показания, которые до смешного противоречили друг другу. И после этого доставили меня в РОВД Промышленного района.
При этом меня выводили из здания дома правосудия под конвоем как преступника на глазах многих моих изумленных знакомых. Беззаконие продолжалось и в милиции, где мои права в очередной раз были грубо нарушены. Меня, невиновного (вердикт о виновности выносит только суд), лишили свободы, поместив в неотапливаемую камеру предварительного заключения вместе с пьяницами и наркоманами. У меня провели обыск, изъяли вещи и продукты, которые после суток моего пребывания в камере, естественно, испортились.
Более того начальник УВД Промышленного района Ставрополя подполковник, без суда и следствия, самолично установил мою административную ответственность и определил срок наказания с 25 марта по 1 апреля 2004 года за совершение хулиганских действий. В материалах дела лежит его официальное письмо, в котором он просит привлечь меня (за одно-то «нарушение»!) одновременно и к административной, и к уголовной ответственности.
Хорошо, что в этой цепи беззакония и круговой поруки, лихо решавшей мою судьбу, оказалось единственно непредвзятое лицо - мировой судья О. Лиманова. Ей не составило особого труда разобраться в лживом характере заявлений приставов, это   подтвердили все собранные судом свидетельства. Производство по   сфальсифицированному делу суд прекратил за отсутствием в моих действиях состава административного правонарушения.
Таким образом УВД и ОВО Промышленного района Ставрополя нарушили статьи гражданского и гражданско-процессуального кодексов, а также Конституцию России, опорочили честь и достоинство личности, доброе имя, лишив меня свободы передвижения.
Как было   понимать этот правой беспредел: как абсолютную некомпетентность задействованных в этой истории «силовиков» или как их прямой сговор против рядового гражданина, который заявил о своих гражданских правах? Я не сомневаюсь в последнем. Именно поэтому в своем иске о защите чести, достоинства и деловой репутации ответчиками определена эта силовая «троица».
К ответчикам я причислил и бюро судебно-медицинской экспертизы Ставрополя, которая состоялась по определению Промышленного райсуда (судья О. Санеев) с целью определить связь между взрывом в здании суда и последующим ухудшением моего зрения. Услуги бюро, как положено, я оплатил по договору, который гарантировал мне всестороннее и объективное исследование. Но эксперты дали ложное заключение (с какой целью, пусть выясняет суд) о том, что помутнение роговицы обоих глаз является следствием некоего длительного заболевания. Выходит, они намеренно проигнорировали сведения моей амбулаторной карты, из которой следует: до событий 17 марта я не обращался к окулистам с какими-либо жалобами, а резкое ухудшение динамики зрения стало происходить именно вследствии травматических повреждений глаза после взрыва. И последнее обстоятельства подтверждают специалисты краснодарской глазной клиники имени Вячеслава Федорова.
По необъяснимым причинам (хотя я могу о них догадываться) судья Санеев умышленно волокитит дело вот уже два года, бесконечно перенося и откладывая его, не желая рассматривать дело по существу. Нарушая все разумные сроки рассмотрения дела, судья грубо нарушает мое право на правосудие.
Меня же изумляет, приводит в негодование откровенный цинизм круговой поруки, в которой мощные государственные структуры объединились в борьбе, а точнее сказать в войне против рядового гражданина, осмелившегося заявить о своем конституционных правах на свои свободы, честь и доброе имя. Но я отступать не собираюсь, пусть мои ответчики и их покровители на это не надеются.
А на действия судьи Санеева, превратившего дело по моему иску в долгоиграющий «процесс века», я обращаю внимание квалификационной коллегии и руководства краевого суда. Господа судьи, неужто вас не коробит такое качество отправления правосудия, подрывающее сами основы государства?! Ведь попытки увести от ответственности зарвавшихся госслужащих, которые ни во что не ставят Закон и Конституцию, приводят к их еще большей разнузданности. И тем сильнее разочарование населения в возможность добиться справедливости на любых уровнях российской власти.
 
Василий БОЛГОВ,
главный энергетик
ООО «Пожприбор»,
бывший замминистра краевого правительства


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий