Поиск на сайте

 

Поселения на Ставропольской возвышенности в античное время были весьма притягательными для греческих торговцев различными товарами - вином, оливковым маслом, красной рыбой...

«Открытая» продолжает полюбившийся читателям просветительский проект «Пешком – и с удовольствием!» о красивейших уголках краевой столицы. Журналисты газеты пешком обошли все крупнейшие водоемы Ставрополя и его окрестностей, побывали в каждом лесу – Русском, Татарском, Таманском, Мамайском, Члинском и Кругленьком.

Рассказала «Открытая» своим читателям и о рукотворных чудесах – памятниках садово-паркового искусства в Ставрополе, которые появились стараниями меценатов в XIX столетии. Затем мы решили вместе с читателями взглянуть еще дальше в глубину веков, а точнее, тысячелетий. Теперь наш новый маршрут пролегает по памятникам археологии.

На Ставрополье сегодня всего четыре археологических памятника федерального значения (список был утвержден указом Бориса Ельцина еще в 1995 году). Из них, бесспорно, самый известный – это Татарское городище близ Ставрополя, где корреспондент «Открытой» побывал в начале октября вместе с сотрудниками краеведческого музея (см. «Да, скифы мы, да, азиаты мы…», №41 от 19 октября с.г.).

Кстати, именно в Татарском городище археологи обнаружили фундамент, возможно, одного из самых древних каменных христианских храмов на юге Восточной Европы. Построили его, скорее всего, представители так называемой салтово-маяцкой культуры в VIII-IX веках.

Тогда на землях Кавказа господствовал Хазарский каганат – своего рода «плавильный котел» для многих племен, от печенегов до аланов… Вот и Ставрополье в те стародавние времена было перекрестком многих культур, укладов жизни, верований.

Иной пример – Краснознаменское городище в Александровском районе. В наследство от скифов здесь осталось не только большое городище, но также поселение и цепь могильников. В царском кургане археологи обнаружили… храм зороастрийцев (огнепоклонников). Это одна из древнейших религий человечества, которая родилась в Иране примерно три тысячи лет назад. Об этой чудной находке, которая может перевернуть все представления о кавказской истории, «Открытая» расскажет отдельно.

Третий памятник федерального значения (точнее, целый комплекс) – это «Лесные ключи» на западной окраине Пелагиады, около конторы бывшего зверосовхоза. Здесь находится множество земляных укреплений, а также могильники, оставшиеся от скифов. Городище расположено на плоской вершине труднодоступного останца и с напольной стороны защищено валом и рвом.

К «крепости» (историки также называют ее цитаделью) примыкает большое открытое поселение – селище. Именно так в железном веке селились люди в степных и предгорных районах Ставрополья. Так же выглядело когда-то и Грушевское городище на юго-западной окраине города, к которому за последние годы вплотную подошли жилые кварталы.

Именно сюда «Открытая» и отправилась, чтобы воочию увидеть седую старину Ставрополя. Тем более что есть позитивный повод – начальник краевого управления по охране памятников Татьяна Гладикова 2 ноября своим приказом утвердила границы Грушевского городища и режим его охраны.

Причем, что важно, этот археологический памятник стал первым на Ставрополье, у которого теперь есть полный пакет документов (он был подготовлен в том числе на основе исследований, проведенных специалистами ООО «Наследие» во главе с Игорем Ворониным).

Площадь Грушевского городища – чуть более 40 гектаров, оно начинается прямо через дорогу от жилого комплекса «Олимпийский». И теперь на этой территории запрещается практически любая хозяйственная деятельность, включая строительство. Прекрасная «прививка» для людей, забывающих собственную историю! Ведь, к сожалению, за последние годы памятник этот едва не был уничтожен…

Скифы, кавказцы и эллины

Моим провожатым по Грушевскому городищу был Анатолий Васильевич Найденко – один из крупнейших археологов на Ставрополье, который более сорока лет занимался древней и средневековой историей Руси и Северного Кавказа.

Он вел раскопки в степях Ставрополья и всего Предкавказья, в поймах Кубани и Большого Зеленчука… Его учителем была легендарный археолог Татьяна Максимовна Минаева, которая в 1939-1940 годах занималась изучением древних поселений вокруг Ставрополя.

С изучением Грушевского городища связаны и другие известные имена в исторической и географической науке Ставрополья – Владимира Гниловского, Вениамина Госданкера, Лилии Ходунковой. Ведь для любого человека всегда так сильно искреннее желание узнать, кто он и откуда.

Некогда западную часть Ставропольской возвышенности опоясывала цепочка мощных крепостей, придающих ей характер грозного урбанистического центра, связанного с другими «столицами» античного мира. И именно Минаева впервые подробно описала расположенные здесь Мамайское поселение, Татарское и Грушевское городища…

Что же сегодня известно об этом городище? В VII столетии до н.э. тут впервые поселились люди, сегодня историки называют их кобанцами (по названию селения Кобан в Северной Осетии, где впервые нашли артефакты этой древней культуры).

Понятно, что это название условное, собирательное. То была большая группа кавказских племен, трудолюбивых земледельцев и скотоводов, которые жили с середины II до I тысячелетия до н.э. Их считают предками ряда современных кавказских народов, от осетин до карачаево-балкарцев.

Увидеть «колыбель» современного Ставрополя и сегодня может любой желающий. Для этого нужно доехать до микрорайона «Олимпийский» и выйти на конечной остановке автобуса. Прямо перед вами огромное поле, за которым начинается Татарский лес (эту его часть называют еще Грушевым лесом по названию речки, на берегу которой и стоит древняя цитадель).

Весь раскинувшийся на несколько километров простор и есть то место, где прежде находилось городище. По правую руку (в сторону газовой станции) находится грунтовый могильник: «кобанцы» хоронили соплеменников на небольшой глубине, выкапывая квадратные могилы, в которых умерших погребали в «позе эмбриона».

Сверху набрасывали небольшие камни и лишь изредка в могилу клали погребальный инвентарь (например, лепные миски или кружки грубой работы). Ну а от кладбища в сторону Кравцова озера тянулась длинная цепочка невысоких могильных курганов. Некоторые из них, возможно, были связаны с городищем, но сегодня их почти не осталось...

Великий торговый путь

То, как жили на городище древние люди, впервые и описал Анатолий Найденко, который вместе со студентами пединститута начинал здесь раскопки в 1973 году. Горком КПСС и горисполком тогда ежегодно принимали постановления о финансировании работ. И хотя оно было скромным, денег хватило даже на консервацию всех найденных сооружений.

С тех пор археологические изыскания (конечно, не столь масштабные) проводились здесь не раз и неизменно приносили все более удивительные находки. Последний раз раскопки начались здесь всего год назад специалистами ГУП «СтавКрайИмущество» под руководством Валерии Галаевой и Игоря Отюцкого.

Когда автор этих строк побывал на этом месте год назад, огромное поле (где находилось древнее селище) было аккуратно «расчерчено» на  «квадраты», каждый по метра два глубиной.

Зайдя в строительный вагончик неподалеку, я поразился, сколько находок тут складировано – сотни! Сейчас археологи описывают то, что извлекли из земли, а после описания все артефакты передадут краеведческому музею.

Нынче же шурфы заросли густой травой, их можно заметить только при ближайшем рассмотрении. Мы с Анатолием Найденко стоим на краю одного из раскопов, мой провожатый обводит рукой окрестности и рассказывает, где работали его коллеги-археологи в восьмидесятые, девяностые, «нулевые»…

Увы, нынче часть Грушевского городища безвозвратно утрачена, и мы уже никогда не узнаем, что здесь было, – на месте древнего селища появились автостоянка, котельная, гаражный кооператив «Рубеж», несколько частных домов вдоль улицы Пирогова.

Но все же за годы обстоятельной работы археологи отыскали на Грушевском городище тысячи и тысячи артефактов. И многие из них, что удивительно, совершенно некавказского происхождения – это керамика древнегреческих мастеров.

Самые чудесные находки – это амфоры с клеймами Родосской республики (бутон розы или цветок граната), в которых эллины могли привозить для продажи вино и оливковое масло.

Археологи прочитали на клеймах имена родосских правителей (которые одновременно были и верховными жрецами) – Агесиса, Епихарма, Стенелы, а также хозяев мастерских по производству амфор (эргастериев), фабрикантов и виноторговцев.

На одной из амфор, найденных на Грушевском городище, было оттиснуто имя Хареса (в знак особого почета обведенное венком). Это скульптор, создавший одно из семи чудес света, Колосса Родосского.

Все эти находки были, без преувеличения, сенсационными и перевернули историю Кавказа. Цитадель Грушевского городища временно могла быть греческой эмпорией, то есть складом для товаров, ведь находилась она на оживленном торговом пути от эллинских колоний в Северном Причерноморье.

Кстати, о тесных культурных и торговых связях первопоселенцев Ставрополя и греческой цивилизации археологи говорили давно. Скажем, Татьяна Минаева еще в пятидесятые годы находила в центре современного города (на месте возведения строительного техникума) эллинское погребение. В зубах скелета была золотая греческая монета: греки верили, что это плата Харону – перевозчику в загробный мир через реку забвения Стикс.

Крепость уничтожили кочевники?

Анатолий Найденко ведет меня через пустырь в сторону опушки Татарского леса, где расположена цитадель. В зеленый массив «внедряется» большой «мыс», который с западной и восточной сторон ограничивают отроги Грушевой балки. Здесь находятся стоки родников, выходящие из-под земли у основания мыса. Лучшего укрепления и не придумать!

Мыс небольшой, 75 на 55 метров, то есть не больше гектара. Здесь и находилась древняя крепость (или, если хотите, цитадель), где, видимо, жила знать. Либо это была крепость-убежище, в которой  жители укрывались во время вражеских набегов. В фортификации, похоже, древние люди, которые в VII веке выбрали это место для поселения, разбирались неплохо.

Мы вместе с Анатолием Найденко отдаляемся от многоэтажек на 45-й Параллели и неспешно проходим мимо высоченных земляных отвалов по обеим сторонам от дороги.

– Это, наверное, курганы? – интересуюсь я у археолога.

– Нет, что вы! Это отвалы грунта, которые много лет свозили застройщики «Олимпийского».

В семидесятые годы, когда студенты исторического факультета Ленинградского университета под руководством Анатолия Найденко и доцента Александра Гадло сумели раскопать фундаменты древних построек в цитадели и укрепить их известковым раствором, вся цитадель была как на ладони.

Поистине огромный музей под открытым небом, «лежащий» на гигантской известковой плите, на которой покоится и весь Ставрополь!

Еще в советские годы родители водили сюда детишек на экскурсии, а к двухсотлетию со дня основания Ставрополя, в 1977 году, власти предлагали создать здесь археологический парк под открытым небом по аналогии с Танаисом в устье Дона (Ростовская область), хранящим артефакты эллинской эпохи. Но, увы, денег на этот масштабный проект не хватило.

Потом началась перестройка, начали возводить новые многоэтажные микрорайоны и частные коттеджи. Тогда-то все раскопанные сооружения завалили многометровым слоем строительного мусора и грунта.

Его толщина местами достигает нескольких метров. Так что сегодня разглядеть здесь хоть что-либо можно только в сопровождении опытного археолога.

Будет ли музей под открытым небом?!

С северной стороны цитадель от остального поселения отделял земляной вал, но потом он разрушился, и вместо него кобанцы возвели каменную стену толщиной до пяти метров. В разрезе это было сложное инженерное сооружение: два «панциря» из отесанных валунов, между которыми была забутовка из более мелкого камня. Причем частички «панциря» (некоторые – до метра в диаметре) были тщательно подогнаны друг к другу и скреплены глиной.

Мы с Анатолием Найденко идем по бровке мыса, выступающего в Татарский лес. Эта бровка – земляной вал, который окружал поселение и был высотой несколько метров. У него был каменный «сердечник» из огромных известковых валунов. Там, где древний вал обрушился, эти камни хорошо видны – они черные от копоти.

Губительный пожар – одна из версий, почему поселенцы ушли из Грушевского городища в III веке до н.э. (в то время, как, например, соседнее Татарское городище продолжало существовать на тысячу лет дольше!).

Возможно, цитадель сожгли воинственные завоеватели-сарматы, орды которых кочевали в степях Прикубанья и Предкавказья. Кстати, от сарматов при раскопках Грушевского городища тоже осталось «наследство» (хотя и не такое богатое, как от греков): втульчатые иглы, трехгранные железные наконечники стрел, уздечные наборы (удила со стержнями-псалиями). Есть в материалах раскопок и степные культуры раннего железного века – условно, скифов.

В одном месте (по направлению на северо-восток) в земляном вале есть небольшой провал. По словам Анатолия Найденко, именно здесь при раскопках были найдены останки мощных дубовых ворот… и тоже глубоко обгоревшие.

По другую сторону от ворот экспедиция Найденко обнаружила остатки древней башни высотой несколько метров. Жили же обитатели древней цитадели (да, пожалуй, и неукрепленного селища по соседству) в нехитрых турлучных домишках – из древесных прутьев, обмазанных глиной-сырцом. Куски обгорелого турлука археологи также находили во время раскопок.

А еще среди находок большое количество костей животных. Все-таки кобанцы были оседлыми скотоводами. Что удивительно, занимались они также охотой и рыбалкой (в городище отыскали кости оленей, кабанов, медведей, а также... осетров).

Откуда взялись осетры, еще предстоит понять: то ли их привозили греческие купцы, то ли местные реки в Татарском лесу были сотни лет назад настолько полноводными, что в них обитала даже красная рыба.

Мы обходим по периметру древнее поселение. С вершины древнего вала открывается прекрасный вид на Грушевый лес, который расположился по обоим склонам балки. Слева начинается коттеджный поселок «Санта-Барбара», а далеко справа – хутор Грушевый.

Глянешь вниз – и сердце замирает, почти отвесный обрыв в полсотни метров. Редкие кустики корнями цепляются за исчерченные сколами глыбы известняка – это из-под земли «выходит» та самая гигантская каменная плита, на которой покоится Ставрополь.

А вот само древнее поселение, увы, сегодня разглядеть почти невозможно: фундаменты строений и остатки оборонительных сооружений, раскопанные Анатолием Найденко почти полвека назад, ныне скрывают от посторонних глаз отвалы грунта, из которых торчат громадные куски железобетона. К цитадели ведет хорошо наезженная колея – видно, что грузовики с мусором ездили сюда до недавних пор.

– Можно ли восстановить цитадель? – спрашиваю Анатолия Найденко.

– Конечно! Нужно убрать грунтовые завалы, а затем снова привлечь к работе археологов и реставраторов.

В прошлом году члены краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников (ВООПиК) обратились к губернатору по поводу создания на Грушевском городище музея под открытым небом.

Нужно создать туристическую тропу, прогулочные аллеи и площади, установить информационные щиты (сегодня здесь ни стенда, ни таблички, ни стрелочки).

Вопрос, конечно, в деньгах. Хотя уже сегодня есть интерес к большому проекту, предложенному ВООПиК, со стороны нескольких крупных бизнесменов. Они готовы вложить средства в сохранение, изучение и популяризацию истории родного Ставрополя.

Неужели снова наступают те просвещенные времена, когда не помнить собственную историю – это стыд и позор?!

Антон ЧАБЛИН

 

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий