Поиск на сайте

 

 

Теперь я это особо остро понимаю, изучив шаг за шагом историю ставропольчанки Ольги Соколовой, мамы близняшек, которых раз за разом пытается похитить и вывезти за границу иностранец Васил Василев. Рассказ Ольги об этой нескончаемой эпопее мы опубликовали в прошлом номере газеты под заголовком «Охота за близняшками или охота на Россию?».

 
Расследование я начала еще в июне, изучив множество упомянутых и не упомянутых в рассказе нашей героини фактов и документов, которые также проходили через руки полиции, следствия, прокуратуры, ФСБ, адвокатов, судей, дипломатических работников. Это меня и поразило: участие в одном деле стольких должностных лиц с большими полномочиями никак не оградило российскую семью с двумя малолетними детьми от преступных намерений и действий иностранца на территории чужой ему страны. 
Мало того, многие эти господа ему, по сути, помогали в этом – кто бездействием, равнодушием, нерешительностью, кто сугубым непрофессионализмом, а кто и даже сознательной злонамеренностью, о чем речь ниже.
Итак, обстоятельства дела, отметая любые домыслы и версии, прямо свидетельствуют о том, что гражданин Великобритании, болгарин по рождению Васил Василев, проживающий в Лондоне и выдающий себя за отца малышей, пытается их преступным путем срочно вывезти в Лондон.
«Наличие» детей в столице Великобритании для него жизненно важно: ведь как он рассчитывает, они спасут его от большого тюремного срока за обман социальной службы страны Туманного Альбиона.
Дело в том, что, подделав множество документов, Василев на детей, как считает Ольга Соколова, получил большие деньги (вроде нашего «материнского капитала») и далее получал за них солидные ежемесячные пособия. 
«Детские» деньги помогали ему выжить, поскольку он по уши погряз в крупных долгах по банковским кредитам. Кредиторы наседают на него, и изворотливый, хитрый Васил рвется получить третье гражданство – в России, чтобы, как не скрывает, начать новый бизнес.
Какой «бизнес» – неизвестно, а пока разменная монета – это дети, его спасительный круг от сумы и тюрьмы. 
Вопрос: почему этот человек беспрепятственно и незаконно перемещается по нашей стране, не оставляя в стратегических городах (их посетил много) своих следов в виде временной регистрации? Почему он до сих пор не привлек к себе внимания наших спецслужб? 
Почему практически не реагируют на важную для безопасности страны информацию, которая содержалась в заявлениях в правоохранительные и надзорные органы затерроризированной иностранцем россиянки?
А ведь сама его биография изобилует деталями, которые дают основания для предположения о его возможных связях с разведслужбами обеих стран, чьи гражданские паспорта он имеет. 
Россиянка рассказывает: когда они жили с отцом ее детей Димой Орловым в лондонском доме Василева, тот, не опасаясь откровенничать с молодыми россиянами-студентами, самодовольно рассказывал о себе, как о Джеймсе Бонде. О том, что учился в военной академии в Софии (Болгария), что владеет всеми видами оружия, без промаха стреляет и управляется с любой военной техникой. (Да и сама Ольга видела его на снимках в военной форме с оружием в руках.) 
«Джеймс Бонд» крепко сложен и физически весьма тренирован, владеет боевыми искусствами, хорошо разбирается в картах-схемах, легко ориентируется на местности. Как свои пять пальцев знает электронные средства связи, компьютерные технологии, «шпионские» программы... Хитрый и умный знаток человеческой психологии, он способен манипулировать собеседниками и даже их зомбировать. 
А может, Василев – чистой воды аферист международного класса и действует лишь по собственной преступной воле? Но последний вариант не объясняет его необычных возможностей доставать в стране строгих правовых установок любые документы, что под силу разве что Форин Оффис (министерство иностранных дел Великобритании, один из департаментов ее правительства) или же МИ-6 (секретная разведывательная служба), чьи сотрудники внедрены по всему свету. 
В любом варианте этот скользкий и агрессивно активный тип, стремящийся легализоваться в России, – тикающая бомба. Но сегодня он угрожает конкретной российской семье и ее маленьким детям. При этом ему самому в России пока ничего не угрожает, учитывая, как в этом случае безответственно, безобразно непрофессионально, если не сказать больше, ведут себя наши государевы люди. 
Вот показательный пример. Читаю постановление следователя Советского межрайонного отдела К. Т. Татаровой об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Василева. Из постановления следует: Татарова установила, что Васил Василев виновен в изготовлении поддельных документов, но не установила, что умысел фальсификатора был направлен именно на похищение детей.
А на что он был «направлен», по-вашему, гражданин районный следователь, на засолку этих «документов» в трехлитровой банке, что ли?! Чему вас учили мудрые преподаватели? Или они (как в пугачевской песенке) зря свое время тратили?! Вы, г-жа Татарова, похоже, даже не слышали про ч. 3 ст. 327 УПК РФ («Использование заведомо подложного документа»). 
А ведь поддельный документ подданный Британии предъявлял участковому УУП отдела МВД по Степновскому району майору полиции Андрею Капитонову, который бумажку эту в руках держал, прорываясь с ней в частное домовладение. (Чем иностранец «мотивировал» нашего доблестного правоохранителя, взяв его в соучастники самоуправных действий, – загадка.)
Хор-р-рош майор в своей бездумной решительности, зомбированный «иностранным происхождением» незнакомца, требовавшего от российского офицера полиции немедленно представить пред его очи российских ребятишек. Тот и старался. 
А разве начальник участкового – начальник степновской полиции подполковник Герман Гаврилов – оказался прозорливее, ответственнее своего подчиненного? Перепуганной разбойным нападением бабушке детей он дал свое офицерское слово, что примет меры по их защите – и ничего не сделал. Обещание оказалось полным враньем для людей, понадеявшихся на помощь родного государства. 
Родители близняшек, на которых устроил длительную охоту «Джеймс Бонд» по имени Василев, обратились к прокурору края Юрию Турыгину и прокурору Степновского района Сергею Бабичеву с просьбой отменить постановление следователя Татаровой, отказавшей возбуждать против британца уголовное дело.
Степновская прокуратура месяц назад отменила постановление Татаровой, и дело возвращено для дополнительной проверки. 
Родное государство могло бы запросто оградить своих маленьких граждан в правосудных инстанциях, в которых и рассматривались дела по близняшкам. Тем более что на них председательствовали женщины-судьи, у которых «внутреннее убеждение» (опираться на него при вынесении вердикта им разрешает закон) генетически должно было быть связано с материнским инстинктом.
Но какой «инстинкт» сработал у председателя Степновского райсуда Любови Товкань, догадывайтесь сами. 
Ведь, вынося решение, она напролом шла против закона и морали, против интересов российских детей, удовлетворяя интересы иностранного гражданина, не представившего суду ни единого оригинала документов.
«Просто на ошибку» ее вердикт не тянет, он тянет на мощное и осознанное злоупотребление служебным положением. Ведь получается, что любой гражданин – хоть с улицы, хоть с Луны, хоть из психбольницы – может быть признан отцом, только подай иск, забирай детей – и делай с ними что хочешь. 
По кассационной жалобе родителей близняшек, краевой суд отменил решение Товкань, признал его незаконным. Но почему явное злоупотребление судьи не стало предметом обсуждения на квалификационной коллегии?! Если совет судей Ставропольского края считает иначе, пусть публично объяснит свою позицию.
Я пыталась ответить на это «почему» и, кажется, докопалась до истинной причины, по меньшей мере до одной из «мотиваций». Вы с ней согласитесь, когда узнаете, кто был адвокатом потенциального похитителя детей на процессе у судьи Товкань. Так вот, защитником Васила Василева была известная на КМВ адвокат Ирина Железнякова, жена председателя Предгорного райсуда Владимира Железнякова.
Эта фамилия стала очень известной не только в крае после того, как их великовозрастный сын, сотрудник ОВД по Предгорному району лейтенант полиции Анатолий Железняков стрелял из травматики в молодых людей. Одному из них выбил глаз. Но местным следствием был признан потерпевшим, а его жертвы – нападавшими, что стало даже темой недавней телепередачи «Момент истины». 
Ее ведущего Андрея Караулова, возмущенного процессуально наглой метаморфозой, прямо до точки кипения довел ответ на этот счет папы стрелка – председателя Предгорного суда Владимира Железнякова: а чего, мол, вы хотите, это же мой сын, вот я его и защищаю... Чего, вроде того, вам непонятно. 
Понятно, конечно, понятно. Понимаете, супругам Железняковым – адвокатессе и председателю суда – своего великовозрастного сына жалко. Подростка, которому он выбил глаз, – нисколько не жалко.
Тем более не жалко чужих малышей. Впрочем, как адвокат Ирина Железнякова вправе защищать хоть педофила, хоть насильника – речь не об этом.
А о том, что почему-то не кажется случайным, что судья Товкань преступила закон, вынеся таким образом преступное решение именно потому, что оно было выгодно клиенту (тоже, возможно, очень выгодному) такого известного адвоката с мощными связями в судейских кругах.
Мне вот что удивительно: почему Василев, гражданин Болгарии и Великобритании, подавая иски о признании отцовства, никак не сделает то, что решило бы спор однозначно, – сдать биоматериал, оплатить генетическую экспертизу. Так нет же, не делает этого уже в который раз. Чего добивается-то?! 
Когда дело по очередному иску Василева о признании его отцовства в июне этого года было принято к рассмотрению в Промышленном райсуде Ставрополя, я решила: наконец-то предоставляется воочию увидеть человека, который водит за нос многие ведомства – и российские, и зарубежные. 
Вот я держу в руках ответ на запрос родителей малышек О. Соколовой и Д. Орлова в наше посольство в Болгарии. Ответ подписан заведующим консульским отделом А. Ушаковым, который сообщает, что болгарские свидетельства о рождении детей – теперь внимание! – были выданы на основании российских свидетельств.
А вот ответ Е. Ростоцкой, заведующей отделом загса города, где родились дети: «Василев Васил Петров и/или его представитель для получения свидетельств о рождении либо других документов на вышеуказанных детей в отдел загса не обращались». 
То есть опять речь может идти об очередной фальсификации, на которую не попался бы сотрудник посольства России в Болгарии, если в консульском отделе в действительности, как уверяют в ответе, «внимательно изучили обращение и провели проверку». Какое там «внимательно», какую там «проверку»?! 
Вообще чуть ли не каждый официальный документ «раздевает» нашу российскую бюрократию донага, оставляя на обозрение ее родовые пятна – непрофессионализм с гордыней в обнимку, бездеятельность и леность несусветную. А еще – очевидную-таки нелюбовь к собственным гражданам и предпочтительность по отношению к иногражданам. 
Накануне процесса по телефону, кратко перечислив добытую мной тревожную информацию по личности истца, предупредила о своем присутствии на процессе председателя Промышленного райсуда. На что тот, внимательно выслушав, как и должно, ответствовал: суд, мол, открытый – никому не воспрещается освещать важную для общества тему. 
Судебный процесс, без всяких объяснений и извинений, не начинался очень долго (в ставропольских судах это дело обычное). Сидя перед кабинетом судьи в Доме правосудия на улице Дзержинского, успела вдоволь понаблюдать за господином иностранцем – высоким спортивным человеком, мерявшим шагами коридор и не выпускавшим из поля зрения нас с Олей Соколовой, тихо беседующих. 
Василев, видно, очень хотел подслушать наш разговор и, не скрывая намерения, то подходил к нам вплотную и замирал, то присаживался на стул по соседству и склонялся, как вопросительный знак. Мне даже казалось, что у него шевелились большие уши, словно локаторы поворачиваясь в нашем направлении. От него ощутимо исходила мощная агрессивная сила, и Оля, быстро встав со стула, опасливо отошла за спину своего детектива.
Началось заседание с огромным опозданием, и судья НинаТеппоева с ходу удовлетворила ходатайство иностранца об удалении с процесса «лишних людей», объяснив: «...в интересах несовершеннолетних детей».
Оля Соколова, вся красная от волнения, дрожащим голосом, полным слез, пыталась аргументировать, что именно в интересах детей, с рождения подвергающихся опасности быть похищенными, придать истории громкую огласку, подвигнуть государственные службы обратить наконец-то на это внимание и предпринять решительные действия по защите российских граждан.
Судья была непреклонна, отклонив ходатайство единственно законного на этом процессе представителя защиты интересов детей (ведь иностранец по правовому статусу был для близнецов абсолютно чужим человеком). В итоге «лишними» на процессе оказались лишь детектив и журналист, которые и покинули судейский кабинет. 
Судья «технично» лишила маму малышек поддержки гражданским обществом, которое должно было узнать из репортажа журналиста об истории планируемого иностранцем киднеппинга, начавшейся в Сибири и продолжающейся на Ставрополье. 
Судье, видно, и знать неинтересно, что через несколько дней участник процесса Василев, чье ходатайство о сохранении в тайне всей истории она благосклонно удовлетворила, напал с угрозами о расправе на Олю в ее офисе, когда все сотрудники ушли с работы. Спас ее зашедший в кабинет адвокат. 
Но к мнению общественности все-таки прислушалось руководство краевого суда, который удовлетворил ходатайство законных представителей детей в процессах – их родителей О. Соколовой и Д. Орлова: дело Василева было передано в другой субъект Федерации, где на период исполнения обязанностей по деловому контракту обосновался отец малышек Дима Орлов. 
Он – единственный мужчина в семье, способный отразить даже физические атаки то ли хулигана-афериста, то ли еще какого-то персонажа с неведомыми еще тайнами. 
В нашу страну Василев ездит часто – то как «турист», оформленный московской фирмой ООО «Глорианн», то по многократной деловой визе, которую ему обеспечила некая частная московская фирма ООО «Интелхаус Би энд ЭМ». Что это за «лавочка», неизвестно, тем более какие задачи выполняет для нее английский подданный, так живо интересующийся негражданскими объектами? 
Кому все это выяснять – ставропольскому детективному агентству «ГИТ», его толковому руководителю И. Евлоеву, чьи сотрудники (бывшие силовики) в этой истории сработали более чем профессионально, за все службы сразу?! Но это задача не частных детективов, а крутых госслужб, чьи функции «гитовцам» пришлось исполнять, спасая детей Оли и Димы.
Между тем нашим правоохранителям и спецслужбам эта история дает большой фронт расследований в рамках государственной безопасности. Ведь выяснилось (впрочем, какая здесь новость!), что в Ставрополе за мзду можно купить любую тайну и любой документ. 
Вот, например, как Василев смог заполучить копию медицинской карты близняшек во 2-й детской краевой больнице в Ставрополе, где их еще и заверили синей печатью?! Кто медицинские карты русских детей выдал иностранному гражданину? Не пистолетом же он медикам угрожал?
Получил за мзду, а может, и просто в силу неизбывной дурости некоторых олухов, которых в госучреждениях хватает.
Короче, эта история нам показалась знаковой. В ней, как в капле воды, отразились острейшие проблемы российского общества и государства, о них говорят со всех телеэкранов, а реалии – вот они!
Но ведь надо же что-то делать! Всем и каждому по отдельности в силу своих полномочий и возможностей.
«Открытая» решила отправить эту статью и все документальные материалы, которые послужили ее основой, в Москву, на Лубянку, в Министерство иностранных дел, в Следственный комитет Бастрыкину и в другие ведомства. 
Ведь ясно же, вопрос не частный, это вопрос физического и морально-нравственного выживания россиян и их единственной родины — России.
В «деле близняшек» участвовали десятки должностных лиц с большими полномочиями – полицейские, следователи, прокуроры, адвокаты, судьи, дипломатические работники. 
Но это не оградило российскую семью с двумя малолетними детьми от преступных намерений и действий иностранца на территории чужой ему страны. 
 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор «Открытой»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий