Поиск на сайте

 

 

 
Публицистические заметки («Когда пена «жжёт» и отравляет», №33 от 22.08.14 г.) главного редактора «Открытой» Людмилы Леонтьевой о том, что происходит в судебной системе и политической жизни Ставрополья, вызвали необычайно бурную реакцию читателей. Они просили редакцию продолжить обсуждение этой болезненной для края проблемы, а также опубликовать их собственные размышления на эту тему.
Обещаем: в последующих номерах «Открытая» будет печатать наиболее интересные суждения своих читателей из интернета и редакционной почты. Первое слово мы предоставляем нашему постоянному автору и коллеге по журналистскому цеху  Василию Красуле (на снимке). В свое время он работал заместителем главного редактора «Ставропольской правды». В преддверии перестроечных времен  он потряс весь край необычайно смелой по тем временам публицистической статьей «Мы рождены, чтобы быть свободными», которая - без преувеличения! - положило начало демократическим преобразованиям на Ставрополье. Человек активный, неравнодушный, Василий Красуля - автор ряда книг о том, как вызревало в крае гражданское общество, о знаковых фигурах в нем.
В команде первого губернатора края Евгения Кузнецова Василий Александрович работал его заместителем по социальным вопросам.
Публикуя сегодня публицистические заметки Василия Красули, приглашаем читателей участвовать в дискуссии.
 

В России всегда так было: горе от ума. и от честности

 
Но, возможно, уже наступают новые времена новых людей - с умом и честью
 

Итак, председатель краевого суда Евгений Кузин пошел в атаку на коррупцию в судейской системе.

Желанию навести порядок в отдельно взятом регионе на отдельно взятом участке нашей жизни можно от всей души посочувствовать. Но уже из разбросанных по ходу публикации фактов и оценок мы видим, что судья-новатор очень скоро, как хрестоматийный Чацкий из грибоедовского «Горе от ума», попал в окружение фамусовых, скалозубов, молчалиных. Аплодисментов от подчиненных ему коллег он вряд ли дождется. Зато дискредитирующие его анонимки уже пошли гулять по «инстанциям» и редакциям газет. И это только начало. Тем не менее классическую реплику «Карету мне, карету!» волевой офицер, освоивший судейское поприще, озвучивать пока не собирается.

Можно гадать и делать ставки: сможет ли он переделать коррумпированную систему или она сжует его? Практичнее, конечно, предположить: система может быть сломана и трансформирована только усилиями извне.

Это, кстати, хорошо понимает постоянный читатель «Открытой» Георгий Михайлович Заливалов. В своем отклике на другую публикацию в газете, посвященную коррупции в правоохранительной и адвокатской среде («Исповедь без покаяния»), он обращается к нашумевшему выступлению на краевом телевидении спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко и тонко отмечает:

«В. Матвиенко предложила будущему руководителю «побороть коррупцию, которая пронизала все сферы», позабыв, по-видимому, о том, что действующие федеральные документы - декларация, указ, закон, а также региональный закон и программа взаимодействия против коррупции -  направлены только на профилактику коррупции, а не на борьбу, и пока еще эти документы не отменены».

Надо добраться до корней.

Как изменить порочную систему? Откуда возьмутся воля и сила, способные это сделать?

Идея о необходимости радикального вмешательства в дела судейского сообщества, фактически оторвавшегося от общества и им не контролируемого, витает в воздухе давно. Весной 2007 года ставропольский городской «Протестный комитет» обратился к президенту Владимиру Путину с шокировавшей многих инициативой: объявить Ставропольский край зоной гуманитарного бедствия, вызванного поразившей судейскую систему Ставрополья коррупцией.

Для оздоровления ситуации активисты протестного движения, изнуренные многолетней борьбой со спрутом – судейским сообществом, сросшимся с чиновным классом, предлагали заменить всех ставропольских судей. А на их место пригласить со стороны (в идеале было бы из-за рубежа)  порядочных профессионалов, привыкших работать исключительно по закону.

По замыслу протестников, эти «двадцатипятитысячники» за один-два года разрушат налаженные коррупционные схемы, вышибут дух кумовства, очистят воздух в судейских коридорах и создадут человеческую обстановку, в которой смогут нормально чувствовать себя честные люди в судейских мантиях. А такие есть. Ведь сегодня принципиальному профессионалу, не желающему марать руки взятками, зачастую приходится делать непростой выбор: быть как все и «брать», либо нести клеймо белой вороны, ловить косые взгляды коллег и подумывать о смене места работы.

Кстати, подобные «люстрационные» подходы, дышащие жаром очищения, все больше занимают умы действующих политиков.  (Люстрация – запрет людям,  участвовавшим в нарушении  фундаментальных прав и свобод и политических преследованиях граждан, замешанным в коррупции, занимать определенные должности в государственных структурах: – Авт.)

Для иллюстрации приведу пример, о котором сообщила «Российская газета». В Дагестане после назначения председателем республиканского отделения Пенсионного фонда РФ Сагида Муртазалиева, заявившего о решительной борьбе с коррупцией в ведомстве, более ста сотрудников подали заявление об увольнении по собственному желанию. Перестраховались. И, наверное, не зря.

Но дальше всех пошли в соседней Грузии. Михаил Саакашвили начал борьбу с коррупцией в правоохранительных органах с того, что отправил в отставку весь кадровый состав министерства внутренних дел, начиная с министра и кончая рядовым гаишником. Сформировали новую команду из еще не научившихся вымогать взятки.

Как ни странно, при вечных причитаниях о катастрофической нехватке специалистов профессиональными кадрами укомплектовали все вакансии. Правоохранительные органы были поставлены под жесточайший контроль общественности. Например, сотрудники милицейских подразделений трудились в новых зданиях, напоминающих стеклянные аквариумы. Любой прохожий мог поглазеть, чем там занимаются в своих кабинетах стражи порядка. Прозрачность не в фигуральном, а в прямом смысле слова.

И что в итоге? В советские времена Грузия считалась самой коррумпированной республикой. О взятках, подношениях, обсчитываниях и обвешиваниях в магазинах солнечной республики рассказывали анекдоты. И вот все это, считавшееся неотъемлемой частью грузинской ментальности, исчезло словно по мановению волшебной палочки. Мои знакомые, навещавшие Тбилиси, изумленно разводили руками:

- Этого не может быть, но это правда: не берут...

Так что, и в самом деле: да здравствует люстрация?

 
Василий КРАСУЛЯ,
член Союза российских писателей
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий