Поиск на сайте

 

Так считает известный «демократ первой волны», а ныне один из лидеров «Другой России» Николай Травкин

 

Как уже писала «Открытая», на Ставрополье с рабочим визитом недавно побывал зампред Российского народно-демократического союза Николай Травкин. Политик этот был на виду с конца 80-х (когда основал и возглавил Демократическую партию России) до 2003 года (когда истек срок его полномочий в федеральной Думе). Потом – молчок. И вот снова виток популярности, связанный с вступлением в «Другую Россию».

Травкин – выходец из простого народа, по образованию и по призванию строитель. В политику пришел после сорока, уже зрелым и требовательным к себе и другим человеком. Из обоймы либеральных лидеров ельцинского периода Травкин, пожалуй, был едва ли не единственным, которому народ искренне доверял. Он не запятнал себя всевозможными «шоковыми реформами», как Гайдар, не носил «коробки из-под ксерокса», как Чубайс. Впрочем, к концу 90-х именно с этими людьми он оказался в одной партии – Союзе правых сил. Более того, сидел с ними бок о бок в федеральном политсовете СПС.

Год назад Травкин вышел из СПС, как сам объяснил, «по идейным мотивам» – и перешел в Народно-демократический союз, который входит в коалицию «Другая Россия». И теперь ездит по стране, дает интервью, агитирует...

 

- «Другая Россия» объединила всех «несогласных» независимо от политического «окраса» - левых, правых, радикалов, националистов... Ужель получилось, Николай Ильич, «в одну телегу впрячь коня и трепетную лань»?

- Наша коалиция «Другая Россия» создана для решения вполне конкретной задачи - смены нынешнего режима. Когда эта смена произойдет, тогда и появится возможность для политической конкуренции. Тогда мы и будем определять, каким путем стране двигаться дальше.

- Какие чувства вы испытали, когда узнали о смерти Ельцина?

- Горечь, сожаление… Чисто по-человечески мне его, конечно, жалко. А как политик он кончился, когда назначил своим преемником Путина.

- Американская «The Wall Street Journal» в статье на смерть первого российского президента написала: «Много людей пытается провести разграничительную линию между демократией при Ельцине и авторитарным правлением при Путине. Но эта линия разделения ошибочна. Ведь демократия подразумевает власть закона, которой не существовало при Ельцине». А вы готовы провести такую демаркационную линию?

- С начала 80-х в России сменились четыре общественных строя: застойный, горбачевский, ельцинский и путинский. С каждым новым правителем мы как будто в новую страну переезжали. Вот на свободе слова это очень четко можно отследить. Истинная свобода СМИ была только в эпоху перестройки - поскольку тогда не было финансов, чтобы контролировать прессу. Уже не было тогда господства КПСС, но и не было еще олигархов.

При Ельцине появился крупный капитал - и пресса стала зависеть от денег. Один телеканал ругал Березовского, другой - Гусинского, а когда было таких каналов десять, то, сопоставив многоголосие их мнений, люди могли найти истину. При Путине вернулась цензура, политический сыск. Вот Ельцин, например, «Куклы» не закрывал - они его «мочили», а он терпел. Путин передачу закрыл на следующий день после того, как там его сравнили с гофмановским крошкой Цахесом, злобным карликом, который в одночасье стал всеобщим любимцем.

- Неужели Ельцин не мог предугадать, что человек, которому он передает власть, опрокинет все его демократические идеалы? Нелогично как-то получается.

- Тут ведь в чем дело. Ельцина нам представляли как гаранта свободы, как истинного демократа. Но если после него ничего от прежних либеральных завоеваний не осталось - значит, это была лишь игра в демократию, а никакое не истинное народовластие. Я в этом плане полностью с «The Wall Street Journal» согласен. Ельцин закрыл глаза на то, что творит в стране Путин в обмен на гарантии для себя, своей семьи и своего окружения. Это была обычная сделка.

- Как бы мы ни относились к демократии по-ельцински, факт неоспоримый - в 90-е куда свободнее дышалось, чем сейчас.

- Тогда и сейчас было разное понимание отношений человека и власти. При всех гримасах 90-х при Ельцине государство было инструментом, обслуживающим интересы простого человека, а при Путине уже человек стал восприниматься как придаточное образование при государстве. Путин - типичный государственник, для него власть превыше всего. Это такая чисто советская, авторитарная парадигма.

Вот я вам пример приведу. При Путине в полтора раза выросло количество чиновников (и это, заметьте, при постоянно уменьшающейся доле госсобственности). Вот недавно приняли новый трехлетний бюджет - до 2010 года. Вы знаете, по каким статьям в нем предусмотрен самый высокий рост? Оборона, госбезопасность, госуправление. Рост практически в полтора-два раза по этим пунктам. А на культуру, образование, здравоохранение - только процентов на 15-20 увеличение заложено. Вот вам и высвечиваются приоритеты нашей власти: сначала чиновники, люди потом.

- Как говорится, деньги там, где власть…

- А должно быть наоборот: деньги там, где люди! Ну неправильно это, когда государственная машина превыше всего! Отсюда, кстати, и весь наш квасной патриотизм, и попытки навязать свою волю на мировой арене, имперские замашки. Сегодня ведь наша власть всё происходящее за границами страны воспринимает через призму великодержавного шовинизма. В прошлом году обрушили всю нашу репрессивную мощь на маленькую Грузию. Теперь катком проехались по Эстонии.

- Про Грузию согласен, а вот эстонцы, простите за грубость, сами нарвались. Есть такие рамки, которые переступать ни за что нельзя - а они их переступили. За что и получили по зубам.

- Но рамки эти должны быть едиными для всех. А то мы всех мерим аршином «общим», а себя - особым. У нас на месте мемориала Красная горка под Питером элитный коттеджный поселок строить собираются, памятник летчикам в Химках уничтожили под строительство супермаркета, и везде по стране так. Даже у вас в Ставрополе, я знаю, стелу героям-кавалеристам снесли. А мы лезем в Эстонию, учим ее правительство, как с нашими военными памятниками обращаться. Лицемерие!

Эстонцы, перенеся памятник воину-освободителю из центра Таллина на воинское кладбище, облагородили его на новом месте. А у нас ведь сотни мемориалов гибнут, ржавеют, гниют - и никому это не надо! А вместе с этими братскими могилами и памятниками теряем мы свои корни, свою историю, духовность - а это утрата невосполнимая.

- Владимир Путин в последнем послании к Федеральному Собранию поднял эту тему, настаивал на укреплении духовности, призывал библиотеки строить.

- Это все слова. Я уверен, что у страны, где мерилом патриотизма является движение «Наши», которое в зверином раже призывает громить «неугодные» посольства в центре Москвы, нет будущего! Такой «патриотизм» - путь не к возрождению, а к саморазрушению.

- Тем не менее «Наши» у Кремля в фаворе, а вот вашу «Другую Россию» вовсю притесняют. Откуда такая несправедливость?

- Вот мы с вами говорили: сейчас государство превыше всего. Естественно, каждый отдельно взятый человек не в состоянии выразить неудовлетворение режимом, но может выразить его через общественное объединение. Поэтому логика власти - «обрубить» все механизмы социальной самоорганизации. Отсюда и запрет шествий, пикетов, референдумов, ограничение избирательных прав, цензура и так далее. А параллельно с этим идет подмена истинного социального протеста его «суррогатом» - теми же «Нашими», «Молодыми гвардиями». Они находят какого-нибудь мифического врага вроде Эстонии - и давай его лупить.

- Лупят не только «мифических врагов». На ваших «Маршах несогласных» люди идут с плакатами «Путин, уйди сам!». Вы, кстати, Николай Ильич, не исключаете в России революционный сценарий?

- Не исключаю. Социальный протест накапливается, но не находит пока путей выхода: нет свободной прессы, политические права урезаны по максимуму, НКО раздавлены… Если власть будет двигаться в том же направлении, что и сейчас, то через несколько лет мы подойдем вплотную к революции.

- Оранжевой?

- Да. Вряд ли у нас может 1917-й повториться. Крови не будет. Люди просто выйдут на улицы и скажут «нет» режиму.

- Думаете, это реально? Сейчас не 91-й, чтобы сотни тысяч выходили на площади протестовать. Уровень жизни в стране кое-как растет, средний класс появился, а ему бунтовать ни к чему.

- Насчет уровня жизни - вопрос большой. Возьмем свежий пример - «газовый» конфликт с Белоруссией. Лукашенко упрекали, что у него в стране цены на газ и нефть, как в Смоленской области. Так если цены одинаковые, то почему жители Смоленщины нашей живут хуже, чем белорусы? У тех и образование бесплатное, и медицина, и пенсии вдвое выше российских. Или другой факт. В России сегодня объем добываемой нефти на одного жителя почти вдвое выше, чем в советское время был. И в Союзе, как сейчас в Белоруссии, квартиры давали бесплатно, образование и здравоохранение бесплатными были. Сейчас ведь нет ничего этого!

- Напрашивается извечный вопрос: кто виноват?

- На него отвечу другой извечной фразой: воруют. Под маркой нашего свободного и социально справедливого (так в Конституции записано) государства продвигает свои интересы бюрократия, которая этого даже не скрывает. Достаточно почитать интервью некоторых жен высокопоставленных чиновников. По наивности они выкладывают журналистам, как их семьи приватизируют госдачи, госквартиры в центре Москвы (а это всем законам противоречит!). Переехали, мол, недавно из Жуковки на Рублевку, потому что на Жуковке было не престижно, а на Рублевке все депутаты и сенаторы через дорогу живут. Вот уж правда, кому-то есть нечего, а кому-то жемчуг мелкий.

- И тем не менее борьба с коррупцией в стране идет. Не семимильными шагами, конечно, но все равно наиболее проворовавшихся сажают.

- Сажают тех, кто не делится. Это не борьба с коррупцией - а борьба привластных кланов. Сейчас, знаете, какая присказка ходит в верхах: главное не закон, главное - прокурор. Как прокурор решит, так и будет.

Вот пример с недавней «посадкой» руководителя ГУВД Волгоградской области Цукрука. Он много лет возглавлял милицию в Бурятии, я его лично в то время знал - так вся республика стонала, он под себя весь бизнес подмял, данью обложил. И никому это не нужно было. Переехал в Волгоград - и его за какую-то мелочь взяли, за то, что нанял за казенные деньги уборщицу себе в квартиру. Но почему раньше не сажали?!

Значит, появился политический заказ. Почему у вас на Ставрополье уже третий прокурор сменился за два года, а во всех соседних регионах они по 10-15 лет в креслах сидят? Там что же, люди честнее, коррупции никакой нет?! На амурского губернатора Короткова четыре дела завели, Путин его с должности снял. Тоже вопрос возникает - а другие губернаторы что, агнцы божии, не воруют вовсе?

- Ну и какой вы сами ответ на этот вопрос находите?

- Думаете, почему Путин после отмены губернаторских выборов практически всех глав регионов заново переназначил? Почему не провел масштабные кадровые чистки, хотя у него была такая возможность? У него ведь на всех почти наверняка были «чемоданы с компроматом».

Да потому, что ему нужны не профессионалы, а рьяно преданные люди! А преданность покупается страхом - когда чиновник знает, что он у начальства «на крючке», он рыпаться не будет. Кремлю нужно, чтобы все боялись. В атмосфере тотального страха удобнее работать.

- Делать-то что?

- Да никаких особых рецептов я не предлагаю. Во-первых, власть должна убрать руки от гражданского общества, не пытаться его задавить. Во-вторых, нужно завершить разделение ветвей власти - реальное, а не декларативное! Никаких бюджетных вливаний не потребуется на это - деньги и так потрачены, сегодня нужно лишь политическую волю проявить, чтобы ранее заявленные реформы до ума довести.

Вот, скажем, судебная реформа. Ну, формально отделили мы судебную власть от исполнительной. А на деле огромное влияние осталось сконцентрировано в администрации президента, назначающего судей. Так пускай Путин этим влиянием с умом распорядится. Соберет хоть раз всех судей и скажет: ребята, если кто-то из вас вынесет неправосудное решение, тем более за взятку, - мы его уволим из судейского сообщества и заведем дело! И подкрепить это заявление несколькими показательными процессами над судьями-взяточниками. Это проблему судейской коррупции вмиг решит!

- Николай Ильич, и последний вопрос. Кто будет преемником? Любой, на кого укажет Путин?

- Ну, не любой. Лабрадор Кони не сможет стать президентом. Просто люди не знают, что на самом деле представляют собой все эти преемники. Если бы знали - никогда не проголосовали бы ни за одного. Нужен чистый, не запятнавший себя человек. А вообще если народ не научится выбирать себе главу администрации (а он за годы реформ так и не научился это делать), то не сможет он себе выбрать и достойного президента.

 

Беседовал

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий