Поиск на сайте

 

«Чей это заказ?» – сурово вопрошала прокурорская «начальница» Елену Суслову, открывшую глаза надзорному органу на факты распространения в округе фальшивых документов. «Читайте Медведева с Путиным», – могла бы ответить ей журналистка, но стоило ли?!

 

Итак, проверку шокирующих фактов распространения в округе фальшивых документов под видом официальных сотрудники Управления Генпрокуратуры в СКФО начали с прессинга тех, кто их обнаружил и обнародовал. То есть журналистов.
Так что заместитель председателя Совета Федерации, прочитав в Интернете продолжение этой истории, возможно, захочет поговорить и с Генпрокурором РФ Юрием Чайкой. И тому небезынтересно будет узнать о рабочих буднях подведомственной прокуратуры и о незабываемых впечатлениях (читайте ниже) от пребывания в ее стенах автора вышеназванных публикаций Елены Сусловой - выпускницы и диссертанта Академии государственного управления, в прошлом - коллеги госпожи Панфиловой, поскольку также работала в ставропольском правительстве в отделе по жалобам и знает все тонкости этой работы досконально.
А ныне Елена Суслова - собкор на КМВ, заместитель главного редактора, а еще - неоднократный номинант Всероссийского конкурса журналистского мастерства региональной прессы, в котором «Открытая» газета давно и прочно удерживает звание лучшего издания России.

 

Ой, куда я попала?!
Пишу эти строчки под сильным впечатлением от визита в окружную прокуратуру, куда меня вызвала (а вовсе не попросила) дама, представившаяся по телефону сотрудником надзорного органа Ситниковой Еленой Викторовной.
Как и главному редактору, Елена Викторовна и мне не раскрыла тайны, в каком отделе служит и какую должность занимает.
Встречу прокурорская чиновница, что была едва ли не вдвое моложе, резво начала с обвинений меня в непрофессионализме: мол, я не заметила грубой ошибки в бланке, где написано слово «прездидент», из чего-де и следовало сделать вывод, что бланк фальшивый и кругловский ответ - подделка.
От прокурорской логики за голову схватишься. У нас в редакции собрана умопомрачительная - по непередаваемой дурости и безграмотности - коллекция ответов гражданам, подписанных высокими должностными чинами, - и все письма настоящие.
Так что все привыкли к отсутствию у чиновников культуры делового письма, из которых, как говаривал наш продвинутый царь Петр Первый, всякий раз дурость видна - лезет она, матушка российская, как квашня из бадейки.
Ну вот не заметил такой ошибки и бывший краевой прокурор, а ныне Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае Алексей Селюков, которому мы направили копию «кругловского письма», по поводу чего он высказался и профессионально, и принципиально. Не заметил «очепятки» и заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин, который копию этого письма запросил сам и с гневом прочел. Молоденькая прокурорша осмелилась бы их тоже в непрофессионализме обвинить?
Вместо того чтобы разбираться вместе со мной в истоках шокирующих фактов с их возможными (и представимыми!) социально-политическими последствиями, сотрудница прокуратуры Ситникова (чья должность осталась для меня неизвестной) с нажимом продолжала допрос, предупредив меня, что я имею право не давать показания против себя. Вот это да! Я-то полагала, что меня пригласили помочь в расследовании, чтобы вместе разобраться, где могло быть изготовлено это письмо, откуда отправлено, какую имело цель, каким образом официальные бланки разлетелись по краю, кто виноват в бардаке с документооборотом, а тут, оказывается, показания, которые против тебя же и используют! Знала бы, с адвокатом пришла.
Госпожа Ситникова недвусмысленно намекала: «ответ» признали-де фальшивкой, извиняться будете? Но если эта фальшивка на испорченном бланке вышла из аппарата полпредства, тогда за что же извиняться? А если не из полпредства, то откуда? Ройте носом землю, господа, ищите злоумышленника. Что же вы наглым требованием от нас «извинения» так торопитесь поставить точку в деле, где рано ставить даже запятую?!

 

Опять фальшивка?
Вот еще один факт из практики работы секретариата полпредства, возглавляемого Татьяной Панфиловой. В прошлом году письмо-жалобу в адрес полпреда Александра Хлопонина послала ставропольчанка Алла Орехова. Оттуда ей пришел ответ (исх. №А73-4331тп от 23.06.2011 г.) за подписью Татьяны Панфиловой, в котором сообщалось, что федеральным органам государственной власти и их представителям «категорически запрещается» воздействовать в какой-либо форме на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемые ими решения». Что-то не вяжется это утверждение с тем, как синхронно - в одной тональности, «через губу», с одними и теми словами и обвинениями - действуют прокуратура и полпредство, торопясь поставить точку в позорище российского масштаба, пытаются все валить на журналистов. Ну а как же: во всем дурном, что творится у них под носом, разумеется, виноваты писаки. Уважаемые, ну глядитесь же почаще в зеркало!
Вчитаемся еще раз в ответ Панфиловой, через которую Алла Орехова пытается донести полпреду Хлопонину действительно серьезную - не личную, а общественной значимости! - проблему, с которой образованная активистка до этого уже безуспешно обращалась во множество инстанций на протяжении долгого времени.
Логика профессионального поведения честного чиновника, его обязанность - отправить письмо в Управление Генпрокуратуры в СКФО, да и попросить окружных прокуроров разобраться в тех вопросах, которые не могут решить их краевые коллеги.
А что делает Панфилова? Она пытается убедить Орехову, здравомыслящего человека с немалым правовым опытом, что возможности ее обращений в инстанции исчерпаны, круг замкнулся и ничегошеньки поделать нельзя: пусть все остается как есть. Подтекст очевидный: пора с жалобами кончать, никого больше из государевых людей не тревожьте. А если Орехова продолжит доказывать чиновникам очевидное? Не исключено, что и ей за упорство в поисках истины припаяют «психическое заболевание». (Через пару номеров «Открытая» расскажет про дикую историю из этого ряда, перед которой меркнет даже «ответ» пенсионеру Круглову. Следите за публикациями.)
Но вернусь к диалогу с Ситниковой. Когда я показала ей три разных бланка с подписью Панфиловой, Ситникова раздраженно вспыхнула: что, мол, вы тут мне разные фальшивки показываете? И впрямь: может быть, письмо, полученное из полпредства Ореховой, тоже фальшивка? Если письмо Круглову было отпечатано на бракованном черно-белом бланке, то письмо Ореховой уже полностью на синем бланке. И внизу штрих-код.
Еще один «официальный ответ» прислала для сравнения образцов обратившаяся в полпредство семья Харибовых из Предгорного района. Жаловались люди полпреду на действия краевого Следственного комитета. Их сына, получившего три серьезных ранения от выстрелов пьяного полицейского Предгорного РОВД Железнякова (сына председателя Предгорного райсуда), в один момент следствие превратило из потерпевшего в обвиняемого и упрятало за решетку.
Вот и эту жалобу, крик боли и отчаяния исстрадавшихся людей, госпожа Панфилова, противореча закону о порядке рассмотрения обращений граждан, направляет тем, на кого они и жалуются (№А26-16-866/73 от 24.07.2012 г.). К слову, на бланке, у которого только герб синий, остальной текст - черный. И, кстати, без каких бы то ни было штрих-кодов. Наверное, опять фальшивка…
- Вот он, настоящий бланк, - почти торжественно сказала мне Ситникова, показав издалека письмо Александра Хлопонина, к которому была приложена «Открытая» с моей статьей.
«Настоящий бланк» рассмотреть не дала, но можно было заметить: он отличается от всех предыдущих. Красный герб, синий текст. Надеюсь, и подпись Александра Геннадиевича подлинная. Так что вопрос о жучках-вредителях, или «иностранных агентах», будоражащих народ хамскими «ответами», заданный мною в прошлых публикациях, остается открытым.

 

Истина где-то рядом…
А Ситникова все продолжала меня попрекать:
- А что вы будете делать, когда вам принесут фальшивое судебное решение?
Да, действительно, однажды приносили - без исходящего номера(?!) и в базу данных федеральной системы «Правосудие» не занесенное(?!).
Потому я и впрямь чуть не поверила, что оно фальшивое: в нем судья признал факт обучения мэра Пятигорска Льва Травнева в вузе. Между тем еще до судебного заседания уже было документально доказано и следствием, и прокуратурой: высшего образования у Травнева нет, а следовательно, он обманом, то есть мошенническим способом, влез во власть.
Однако черкесский судья от явно неправосудного решения не открестился, а на голубом глазу ответствовал: «Ну, значит, меня ввели в заблуждение». (Читайте статью «В карете из тыквы», №43 от 2 ноября 2011 г. )
Уже год я пишу в разные инстанции, в том числе и в прокуратуру СКФО, что решение суда не соответствует действительности. Однако в этой прокуратуре никто моих обращений на редакционных бланках не воспринимает, никаких проверок не организовывает. Футболят - в Пятигорскую или в краевую прокуратуру. А может, я и здесь ошибаюсь, и ответы из окружной прокуратуры приходят мне на фальшивых бланках?
Сейчас, кстати, Следственным комитетом КЧР возбуждено уголовное дело по лжесвидетелям в упоминавшемся выше судебном процессе. Самое время прокуратуре СКФО проявить инициативу по отмене вышеупомянутого заведомо неправосудного судебного решения. Но, наверное, письмо от Александра Геннадиевича Хлопонина с просьбой разобраться по этому поводу еще не поступило? Или пришло, но не на том бланке.

 

Ждут ответа, как соловьи лета
Госпожа Ситникова все пыталась убедить меня, что фальшивое письмо в адрес Круглова из аппарата полпредства не направлялось. А что тогда направлялось? Где же ответы полпредства аж на четыре письма Круглова, которые он в 2010 году направлял в адрес Хлопонина, но ни одного ответа не получил до сих пор? Ситникова поморщилась: да отправлял ли их старик вообще?
Звоню Круглову, отвечает: отправлял с уведомлениями, даже даты отправлений назвал.
...После публикации к аналогичным поискам «потерянных ответов» подключилась и минераловодская общественность. И выяснилось - пенсионеру Николаю Родионову на его обращение, которое пришло в полпредство 6 августа 2010 года, тоже до сих пор не ответили. Уведомление о вручении его письма со штампиком полпредства Родионов бережно хранит на память потомкам.
Созданная недавно в Минеральных Водах организация «Голос народа» отправила на имя Хлопонина 14 июня 2012 года два письма. Одно, за №94, заказное, второе - простое, за №92. Кому попали их письма в полпредстве, они не знают. Письма направили по шести адресам. Отовсюду ответы уже пришли, а вот из аппарата полпредства - молчок.

 

«Скажите прямо, чей это заказ?»
Ситуацию Елене Ситниковой я объяснила, документы все показала и от письменных показаний отказалась, ибо, судя по вопросам, тону и поведению, слишком велико было желание прокурорской дамы воспользоваться одной недавно возвращенной в Уголовный кодекс статьей - «о клевете».
Ситникова, явно раздосадованная, что «проверка» идет не по сценарию, позвонила кому-то по телефону и тут же повела меня, как объяснила на ходу, «к своей начальнице» давать объяснения по второму кругу.
Идем к «начальнице» в кабинет, на второй этаж. На двери кабинета - никаких обозначений: ни его номера, ни названия отдела, ни фамилии хозяйки. Входим. Хозяйка кабинета мне тоже представляться не стала, а выслушав по новой мои пояснения, сразу жестко объявила:
- Вы понимаете, что вас использовали!
- Кто использовал? - изумляюсь я.
- Вот старичок Круглов не за себя же на пикетах плакаты держал, а за Мехедовых, значит, его Мехедовы использовали. Может, они и вас использовали?
Верх прокурорской проницательности! Если наш читатель помнит статью «На митинги я ходил не зря!» (№6 от 15 февраля 2012 г.), Мехедовы - это неблагополучная семья инвалидов, среди которых есть инвалид 1-й группы, которая до февраля 2012 года проживала в аварийном разваливающемся муниципальном домишке.
Так что все СМИ края, которые хоть раз рассказывали на своих страницах или в эфирное время о проблемах семьи Мехедовых, знайте - вас использовали!
А прокурорская «начальница» (пишу в кавычках, потому что не знаю, не фальшивым ли статусом обозначили эту незнакомую мне женщину, не пожелавшую представиться) дожимала все жестче: «Скажите сразу, чей это заказ?»

 

Чего тут непонятного?
Чей, чей? - непонятливая какая… Тема ответов чиновников на обращения граждан сегодня самая популярная. На высшем уровне твердят об Открытом правительстве, о вовлечении широких народных масс в процесс контроля за зарвавшимися чиновниками… Считай, заказчики наши - Путин с Медведевым…
А тут ответы такие от чиновников приходят, прямо булгаковские, этот писатель много писал о всякой чертовщине… И знаете, ведь булгаковские ответы приходят не только из аппарата полпредства.
Неведомые жучки-вредители завелись и в Пятигорском следственном отделе. 24 июля 2012 года за №427-26-12 ушло фальшивое письмо на имя прокурора города Пятигорска Александра Гуськова за фальшивой подписью исполняющего обязанности руководителя следственного отдела подполковника юстиции Олега Рослякова.
Почему фальшивое? Да потому, что этим письмом якобы сопровождалось в городскую прокуратуру обращение Гагика Карапетяна (цитируем прокурорский ответ) «о незаконной выдачи диплома о высшем образовании главой города Пятигорска Львом Травневым».
С таким количеством ошибок в прокурорском тексте, с таким смысловым несогласованием не подпишет документ ни один уважающий себя подполковник, тем более если остался исполнять обязанности начальника! Это раз.
А два - Карапетян в Пятигорский следственный отдел никогда не обращался! С похожей темой обратился он на сайт к Бастрыкину. Оттуда обращение «спустили» в Ессентуки, в Главное следственное управление по СКФО, инспектор Р. Клок того же, 24 июля препроводил его в Следственное управление по Ставропольскому краю за №301-338-2012. Хотя это тоже могло быть фальшивкой…
Ну а что Гуськов, что Пятигорская прокуратура? Должна же она будет как-то ответить на письмо заявителя, крайней ведь оказалась…
Как отвечает «популярный» нынче мастер по отпискам зампрокурора города Валерий Косых, рассказал нам пятигорчанин Игорь Гориславский. Он получил письмо за его подписью от 03.04.2012 года №568 ж-2011/791. В письме сообщалось: «Ваше письмо, адресованное Президенту Российской Федерации, рассмотрено в прокуратуре города».
А на какой номер исходящего документа из администрации Президента отвечает Косых, не проставлено. Ведь не может такого быть, чтобы из администрации Президента ушло письмо без регистрации! А стало быть, письма этого в Пятигорской прокуратуре не было! Но ведь как мастерски все подстроено!!!

 

Официальное заявление
Боясь, что мой запрос на редакционном бланке сочтут фальшивкой, обращаюсь со страниц газеты к Генеральному прокурору России Юрии Чайке и руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину: прошу считать данную публикацию официальным заявлением на ваше имя. Прошу по всем указанным в статье фактам провести расследование и обратить внимание на нарушение «Закона о СМИ» в аппарате полпредства, Управлении Генпрокуратуры в СКФО, в котором указано, что реагировать на запросы и публикации СМИ необходимо в семидневный срок.

 

Елена СУСЛОВА

 

Палёная "проверка"

 

Кто заказчик нашего бардака? Покойный Черчилль, кто же ещё!

 

Прочитал заметки Елены Сусловой и задумался. А что будет, если последовать логике не представившегося работника окружной прокуратуры? Не пойдет ли жизнь вокруг нас наперекосяк?
Скажем, вы получили из «Горводоканала» счет на оплату потребленных кубометров. Должны ли вы немедленно мчаться в кассу? А где гарантии, что это послание не сфабриковано? Или повестка в суд? В полицию? Можно ли ей довериться?
Догадываетесь, куда я клоню? Перед нами встает проблема проверки на подлинность любого исходящего от государственного ведомства документа.
Между прочим, в сфере товарно-денежного обращения этот мотив давно учтен: кассирша на ваших глазах просвечивает протянутую вами тысячерублевую купюру на специальном приборчике. Хотя, если вдуматься, дензнак - такое же «письмо» Минфина, как и любое другое, подписанное ответственным чиновником любого государственного ведомства. Что-то предписывает, что-то гарантирует, к чему-то обязывает.
Почтальоны ежедневно разносят миллионы подобных предписаний, рожденных в директивных инстанциях. И люди принимают их на веру, отзываются, следуют им. Таков порядок, без которого получилась бы куча мала. Спрашивается: а с какой стати мы должны принимать за чистую монету все эти проштампованные депеши?
Может быть, стоит учредить особый орган, который должен дегустировать получаемую гражданином казенную документацию?
Либо мы исходим из предположения, что нас окружают злодеи, которые злонамеренно подделывают исходящие из канцелярий письма, и надо принять превентивные меры против потенциальных фальсификаций, либо берем на веру, что добытый, как в случае с минераловодцем Кругловым, из почтового ящика конверт не подброшен с целью дискредитировать государственную власть.
Это даже не абсурд, это уже бред.
В том, как развиваются события, последовавшие за публикацией в «Открытой» скандального письма сотрудника полпредства, меня больше всего настораживает вот что. Прокуратура округа получила задание «разобраться». Как мне сдается, «разбираться» они начали совсем не с того конца, с которого следовало бы, и почему-то начали с журналистов.

Василий КРАСУЛЯ,
член Союза российских писателей

Даже дилетанту понятно, что «ноги» опубликованного в газете ответа гражданину Круглову растут вовсе не в редакции газеты. Логика исследования инцидента должна быть такой: эксперты, включая графологов, оценивают письмо на предмет его возможной фальсификации. Изучают журнал входящей и исходящей корреспонденции в полпредстве. Получают объяснения от всех, кто имеет отношение к подготовке и отправке корреспонденции. Отслеживают путь конверта по каналам почты и так далее. И только после этого можно говорить о подлинности или неподлинности попавшего в руки к журналистам документа.
Ничего этого сделано не было. Сразу быка за рога: кто заказчик провокации? Покойный Черчилль, кто же еще.
Но даже если вдруг железно устанавливается, что все это липа, у прокурора, озабоченного защитой государственных интересов, в первую очередь должны возникнуть вопросы вовсе не к журналистам, опубликовавшим полученное от гражданина Круглова письмо. Его должно озаботить: а кто, в таком случае, состряпал эту цыдулку и с какими целями?
Может быть, это шутники-коллеги, развлекающиеся таким способом, место которым вовсе не в этом уважаемом заведении? А может быть, орудует шайка темных личностей, которые хорошо осведомлены о состоянии документооборота в представительстве президента в СКФО и которые наводняют Ставрополье фальшивками, преследуя собственные цели, например, дестабилизацию политической ситуации в регионе? Согласитесь, если такие подложные письма гуляют по краю, хорошего в этом мало.
Как видим, эти вопросы в голову следователям не пришли. Налицо банальный наезд на журналиста, которого пытаются выставить врагом порядка.
В очередной раз поражает асимметрия в менталитете представителей силовых структур. Ни в Конституции, ни в федеральных и региональных законах не записано, что прокуратура или Следственный комитет призваны представлять интересы конкретных ведомств или чиновников, будь то даже самые высокопоставленные сотрудники администрации президента, министерств или муниципалитетов.
По Конституции и начальник департамента, и журналист, и самый рядовой гражданин равны перед законом и одинаково им защищены. Спрашивается: чьи интересы защищают сотрудники окружной прокуратуры?

 

Анатолий Крячко24 августа 2012, 21:00

В тему «Чей это заказ?» В сети Интернет на веб-сайте YouTube15 августа 2012 года размещена видеозапись пресс конференции Евгения Перкуна - заместителя председателя Общественной палаты г.Буденновска. Пресс конференция состоялась 05 июня 2012 г.в Москве в независимом пресс центре. Видео здесь: http://ankryachko.livejournal.com/371469.html Вопрос к окружной прокуратуре: бездействие госслужащих и провокации о которых рассказывает правозащитник – «Чей это заказ?»

Андрей23 августа 2012, 23:11

Конституция заменена ЗАКОНАМИ КОРРУПЦИИ! Прокуратура,МВД,СУД на защите законов КОРРУПЦИИ,ЭТО И ПОРОДИЛО БЕСПРЕДЕЛ!

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий