Поиск на сайте

 

 

Никто не смеет нарушать покой зверей и птиц в Новотроицком государственном заказнике

 

Александр Евгеньевич Фищев уже 19 лет работает егерем в Новотроицком государственном заказнике. Под его охраной территория в тысячу гектаров. 800 из них - это  гладь Новотроицкого водохранилища, созданного для охлаждения агрегатов Ставропольской ГРЭС. Берега искусственного озера давно облюбовали любители солнца и водных процедур. К их услугам многочисленные турбазы, кемпинги. Но  противоположный от ГРЭС берег не тронут цивилизацией. Здесь курорт для четвероногих и пернатых. Фищев и поставлен сюда для того, чтобы создать им надлежащий комфорт и безопасность.

 

Кому гостиница, кому дом родной
Накануне прошли дожди, и пробраться к сторожке егеря теперь можно только на вездеходе. «Нива» - самый подходящий транспорт. Пока едем вдоль фермерских полей, на которых буйствует ячмень. И вдруг на дорогу выскакивает хвостатая птица и несется впереди машины, словно наперегонки.
- Фазан, петух. Эх, какой красавец! - комментирует Александр Евгеньевич, - уже за пределы заказника вышли, их у нас много. Это фазан  кавказский. Он самый красивый из всех разновидностей этой птицы, все остальные по сравнению с ним вороны.
Останавливаемся на пригорке, откуда открывается замечательный вид. Фищев показывает границы заказника. Отсюда видно русло реки Егорлык. Она впадает в водохранилище, пополняя его свежей водой. Около ГРЭС через шлюзы вода снова вливается в речное русло, чтобы продолжить свой бег по степям Ставрополья и Ростовской области.
- Видите, как много камыша? С одной стороны, это хорошо, он убежище для птиц, здесь они производят и растят потомство. С другой стороны, камыш  свидетельствует о заболачивании водоема. Река несет в водохранилище много ила, он постепенно оседает на дне, и водоем мелеет. Вон земснаряд, он пытается чистить дно. Но его мощностей явно не хватает.
Проблема обмеления и зарастания Новтроицкого давно беспокоит власти края. Чтобы избежать этого, сюда выпущена рыба белый амур, которая поедает буйную водную растительность. Но одними биологическими методами не обойтись. Нужно строить дорогостоящие отстойники, которые могли бы сдержать вынос ила в водохранилище. Средств на эти цели нет.
По дороге видим объявления, извещающие, что мы въехали на территорию заказника. Потом – шлагбаум. Такие преграды стоят на всех дорогах, ведущих в заказник. Пока доехали до сторожки, видели еще одного фазана и зайца. Косой, отбежав на безопасное расстояние, стал с любопытством рассматривать нас. Сразу видно, что не пуган. 
В небе парят хищные птицы. Их, по словам Фищева, стало гораздо больше, чем 5-10 лет назад. Он даже и не знает всех видов. Видимо, сказывается запрет на их отстрел, все пернатые хищники занесены в Красную книгу. К тому же мышей развелось! Прекрасная кормовая база.
К моему сожалению, почти не видно водоплавающих птиц. Сейчас они сидят по камышам на яйцах. Даже проплыв на лодке вдоль зарослей, так и не увидели признаков жизни. Только в рощице заливаются на все лады певчие птахи да неохотно пощелкивает соловей. Ночью он продемонстрирует свое мастерство во всей красе.
Потом все же я заметил вдали двух белых птиц. Это лебеди. Они живут здесь постоянно. Кстати, очень нехорошие соседи для других пернатых. Разоряют чужие гнезда, чтоб никого не было рядом с их гнездовьями.
В небе пролетела цапля, их здесь полно. Постоянно живут  чирки, нырки, кряквы, огари. Другие птицы, такие как бакланы, прилетают сюда кормиться только осенью. Часть птиц облюбовала Новотроицкое как место отдыха при перелетах в теплые края. Осенью здесь изобилие таких путешественников. Больше всего гусей. Фищев даже видел пеликанов.

 

В тесноте, да не в обиде
Тысяча гектаров – это не такая уж большая территория. Поэтому счет зверья идет на единицы, максимум на десятки. 
Например, кабанов было не более трех десятков. Но сейчас их нет вообще. Поступил приказ отстрелять в связи с африканской чумой. Фищев привлек охотников с гончими собаками. Застрелили 14 кабанов. Ни у одного чума не обнаружена. Но все останки закопали в землю, а потом залили известью. Поняв, что их истребляют,  остальные кабаны подались в бега.  Отстрел, по мнению егеря,  весьма сомнительное с точки зрения эффективности мероприятие.
А вот отстрел лис, енотовидных собак – вполне разумная процедура. Количество хищников надо регулировать, чтоб не наносили урон другим популяциям. Кстати, у одной лисы подтвердился диагноз бешенства. Срочно пришлось разбрасывать приманки с вакциной.
Лиса – хитрое животное. Она, например, чтоб не утруждать свои ленивые лапки, научилась «выкуривать» барсука из его нор. Возьмет нагадит перед барсучьей норой или натаскает туда объедков. А барсук - чистоплотное животное. Вонищи терпеть не может, вот и выбегает брезгливо из норы - прямо в зубы рыжей бестии. Ему, правда, нора только на зиму нужна, для спячки. Летом он шастает по просторам.
Однажды Александр Евгеньевич наблюдал удивительную картину. Лежит лиса около своей норы, а рядом резвятся лисята. Чуть поодаль сидит огарь. Между хищником и добычей ни вражды, ни страха. Завидев машину, огарь крякнул, и лисята бросились в нору.
- Огари выводят потомство в норах. Часто селятся в лисьих отнорках. Лиса их не трогает, пока своих детишек растит. Утка для нее вроде как стража. На атасе стоит. Но когда потомство подрастет, огарь и лиса уже не товарищи.

 

Не наказать, а предупредить
Естественно, заходит разговор о браконьерстве. И тут Александр Евгеньевич меня удивил. Злостного браконьерства, собственно, и нет. Бывает, забредет какой-нибудь рыбак из соседнего села или хутора. Егерь спросит:
- Вы что, вывесок не видели вдоль дороги?
- Видел, да не прочитал. Ну что, разве я природе какой вред наношу?
А смысл существования заказника как раз в том, чтобы дать покой обитающим здесь птицам и зверям. Это своеобразное убежище от охотников, от цивилизации в целом. Когда, например, начинается охотничий сезон, здесь сразу же увеличивается количество зверья. Знают четвероногие, что тут их никто не тронет.
- У меня ружье только для технических отстрелов, а не для того, чтоб браконьеров пугать, - поясняет Александр Евгеньевич, - я могу только предупреждение выписать. А штрафовать  нарушителя или нет, это решает уже дирекция особо охраняемых территорий. Нарушение режима заказника карается штрафом в две тысячи рублей, браконьерство – больше. Если нарушители ведут себя агрессивно, не подчиняются моим требованиям, могу вызвать милицию. Однажды приезжал наряд, когда пьяная компания из Минвод скандалить пыталась. Быстро приструнили.  А вообще, моя задача не ловить нарушителей, а сделать так, чтобы их не было. Профилактикой больше занимаюсь.
Александр Евгеньевич говорит, что в последнее время ему стало легче работать. Если раньше зарплату  вовремя не получал, не имел транспорта, бензина, то сейчас обеспечен всем необходимым.  «Нива» своя собственная. Но ее содержание оплачивает центральная контора. И лодку с мотором дали, и бензином обеспечивают, да и зарплату повысили. Так что зверью и птицам покой будет гарантирован.

 

Сергей ИВАЩЕНКО



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий