Поиск на сайте

 

 

Ставропольский край может остаться без мясного производства

 
В прошлом номере «Открытая» опубликовала первую часть статьи Фёдора Базалея, руководителя ветеринарного отдела краевого Управления сельского хозяйства (с 1974 по 1994 год). Это постоянный автор нашей газеты, который размышляет о проблемах ветеринарной службы, последние годы находящейся в состоянии перманентного реформирования.
Напомним, что в 2000 году решением Владимира Путина единая ветеринарная служба страны была разделена на две – Россельхознадзор (в который отошли, в частности, агрономы и служба защиты растений) и Департамент ветеринарии Минсельхоза. Также была разрушена существовавшая с советского времени единая «вертикаль» от Москвы до каждого райцентра.
Потом были и другие реформы, о плачевных итогах которых Фёдор Кузьмич делится с читателями «Открытой».
 
Живём на пороховой бочке
 
В конце 2013 года на заседании комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, продовольствию и экономике был заслушан доклад руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта о ситуации с африканской чумой свиней (АЧС).
По его словам, вспышка чумы зарегистрирована в девяти субъектах Центрального федерального округа: зафиксировано 89 неблагополучных пунктов и 89 инфицированных объектов. «Так много не было никогда, обычно вкладывались в сотню суммарно», – подчеркнул Данкверт.
Главной причиной столь стремительного распространения заболевания Данкверт считает антропогенный фактор – нарушение животноводами санитарных и ветеринарных норм, сокрытие очагов вспышек болезней животных, отсутствие объективного учета поголовья в личных подсобных хозяйствах...
Не соблюдается «закрытый» режим на свиноводческих предприятиях, неэффективно действуют карантинные посты на дорогах, незаконно захораниваются трупы животных на свалках и в других местах. Не везде ещё есть скотомогильники. И это далеко не полный перечень нарушений, выявленных Россельхознадзором.
Тревожит Данкверта ухудшение эпизоотической ситуации и по целому ряду других особо опасных заболеваний, среди которых туберкулез, бруцеллез, лейкоз, лептоспироз, ящур, оспа овец и коз. Скажем, если за весь 2011 год в России было выявлено 11 новых неблагополучных по туберкулезу пунктов, то лишь с начала нынешнего – 16.
По бруцеллезу в прошлом году их оказалось 225, лейкозу – 218, лептоспирозу – 61, проявился ящур на Дальнем Востоке и Северном Кавказе. А если ввести в практику неукоснительный охват всего поголовья (точнее, вернуть существовавший в советские годы), то число неблагополучных пунктов увеличится в разы!
 
Погибла ли сельскохозяйственная наука?
 
Завершая доклад, Сергей Данкверт заявил, что нужно немедленно принимать меры, чтобы восстановить функциональное единство государственной ветеринарной службы. То есть фактически повернуть вспять очередную реформу, необдуманно запущенную еще пять лет назад. 
А началась она после того, как в конце 2009 года председатель правительства Владимир Путин раскритиковал работу ветслужбы страны. Но с тех пор уже давно просрочены все намеченные даты завершения реформы, а конца и края реорганизации не видать. Напоминает это всем известную историю с переводом часов на зимнее/летнее время: важный для общества вопрос, решение которого не стоит выеденного яйца, странным образом затягивается.
А ведь уже более восьми лет гуляет по стране африканская чума, которая унесла тысячи и тысячи животных. В перспективе это может привести к полному исчезновению свиноводческой отрасли в целом в России, а до сих пор нет даже внятной инструкции по борьбе с чумой!
Хотя, думается мне, нечего пенять на отсутствие директив: чуму можно было остановить и на начальном этапе, когда первая вспышка была едва обнаружена на Северном Кавказе. Если бы ветслужба была, как прежде, едина и в этом деле был государственный подход, то зараза не пошла бы дальше Кавказа!
В конце прошлого года министр сельского хозяйства Николай Фёдоров обратился даже к небезызвестному Чубайсу, чтобы тот с помощью нанотехнологий помог изготовить вакцину от африканской чумы. Почему ж министр сразу не обратился по давно известному адресу – в Институт вирусологии Россельхозакадемии?!
Почему на начальном этапе, когда произошел первый занос болезни в страну, не пытались изготовить сыворотку, а потом и вакцину против этой болезни?! Ведь дикие свиньи не все погибают от АЧС, а это дополнительный материал для изготовления биопрепаратов. Не знал ли этого министр Фёдоров?
На моей памяти были годы, когда по всей стране полыхал ящур (да не один вид, а сразу три разновидности), да и вакцины не было, но в борьбе с инфекцией был проявлен настоящий государственный подход. И эпизоотию сумели сдержать!
Потом подоспела и вакцина от ящура, которую изготовили советские ученые и применяли затем с большой эффективностью. А сегодня хотя и развалили единство ветеринарной службы, но разве потерялась сельскохозяйственная наука?!
 
Геополитическая нестабильность
 
В свое время, как просочилось в печать, истоки возникновения африканской чумы свиней надо искать в одной из войсковых частей в Ростовской области, расположенной рядом с Донским сельхозинститутом, где много лет велась работа по созданию племенного ядра свиней. Ценных животных вывозили в разные регионы СССР, а поголовье, зараженное чумой, погибло из-за сокрытия этой болезни в указанной войсковой части. 
Не стоит исключать и политический фактор. Сегодня США завладели многими штаммами (чистыми культурами микроорганизмов) особо опасных болезней, свойственных человеку и животным.
При взятии этих штаммов американцы обещали строго контролировать эпизоотическую и эпидемиологическую обстановку. Да вот, например, в Грузии американцы открыли лабораторию для изучения болезней, но каких именно, да и что вообще делалось за ее стенами, хранилось в полном секрете. Между тем не секрет, что АЧС пришла в Россию из Грузии, а во всех республиках Закавказья эта эпизоотия охватила всё поголовье свиней. Совпадение?!
Старшее поколение помнит, как США в войне с Кореей в прошлом столетии, наряду с существующими классическими способами уничтожения людей, вели бактериально-вирусологическую войну. На территории заражали насекомых, норковых зверьков, в результате чего затем возникли очаги заражения населения.
Правда, тогда у Пентагона было меньше штаммов особо опасных болезней, а сейчас они собраны американцами почти со всего земного шара. Так надо ли сбрасывать со счетов и этот фактор, памятуя о словах главы Россельхознадзора, что неблагополучных пунктов и инфицированных объектов так много, как не было никогда в истории отечественной ветеринарии?!
 
Специалисты, не дремать!
 
В 2000 году первая реформа ветслужбы началась с того, что федеральные полномочия полностью передали на уровень регионов, из скудных бюджетов которых отныне и должно было финансироваться большинство ветеринарных мероприятий. Таким образом, была разрушена единая система организации ветслужбы, существовавшая в России еще с 1869 года.
Но разве сегодняшняя ситуация в сфере животноводства (и особенно с опасными эпизоотиями) не вопиет о воссоздании прежней, единой службы на трех уровнях – федеральном, региональном и муниципальном?!
Только после этого российская ветеринария вернет себе былые позиции в Международном противоэпизоотическом бюро. Причем реформа должна сопровождаться целым рядом неотложных мероприятий. Перечислю лишь часть.
Звенья ветслужбы должны существовать в рамках полной подчиненности, неукоснительно руководствуясь планами противоэпизоотических мероприятий (а охватывать они должны все поголовье!). Проверка хозяйств должна проводиться по мере необходимости, не ожидая, согласно правительственному циркуляру, три года.
Должна быть назначена достойная оплата труда специалистам ветпунктов, чтобы у них было меньше поводов изыскивать «средства для выживания» на стороне. Работники районных ветстанций и ветлабораторий, которые находятся на бюджете, должны считаться государственными служащими, а главный врач – восстановлен в звании главного ветинспектора.
Все эти предложения стоит включить в будущий федеральный закон «О ветеринарии», проект которого сейчас выставлен на всеобщее обозрение на сайте Минсельхоза, дабы собрать замечания ученых и практиков. Вот тогда, наверное, можно будет надеяться, что наша единая ветеринарная служба завоюет прежний авторитет, который она по праву снискала в советские годы.
 
Фёдор БАЗАЛЕЙ,
руководитель
ветеринарного отдела
краевого Управления сельского хозяйства
с 1974 по 1994 год
 
 
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий