Поиск на сайте

 

 

О моральном падении представителей российской власти говорит растущее число посадок.

И чем больше изумляешься безответственности и алчности нынешних чиновников, тем сильнее желание сравнить их с теми, кто служил царю и Отечеству в дореволюционные времена

Удивительные новости приходят из зала суда по «делу» бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева (на снимке ). Если поначалу его адвокаты пытались нивелировать эффект, который произвело перечисление объектов недвижимости, принадлежащих семье чиновника, то в последний раз сказать им было просто нечего.
Больше всего поразили изъятые в кабинете экс-министра трехкилограммовые монеты из золота 999-й пробы, оцененные более чем в шесть миллионов рублей.

И вот на этом фоне на память приходит имя «царского» чиновника Сергея Юльевича Витте (на снимке ниже). Одно время он был министром путей сообщения, затем министром финансов, председателем совета министров.
Как никто иной в дореволюционной России Витте способствовал притоку в Россию капиталов из-за рубежа, а также добился введения в стране «золотого стандарта», когда любая денежная единица могла по первому требованию обмениваться на золото.
Об этом достойнейшем человеке и его семье хотелось бы рассказать.


- Никакие миллионы не заставили его покривить душой, - писал о царском министре бывший сослуживец Н.Н. Инзар.
Не скопил граф Витте денег и на безбедную старость, несмотря на высокие посты.  Для лечения за границей пришлось обратиться за помощью к царю, с которым отношения были испорчены неумением прогибаться и отступать от своих реформаторских принципов, спасавших Российскую империю от банкротства.

В феврале 1915 года в дневнике городского головы Петрограда И.И.Толстого появилась запись: «Сегодня рано утром умер С.Ю. Витте… В его лице сошла со сцены одна из самых крупных исторических личностей нашего времени».

У Николая II кончина Витте вызвала облегчение, о чем он признался французскому послу Морису Палеологу. Царь боялся, что чиновник оставит после себя дневники, в которых тому будут отведены далеко не самые хвалебные страницы.

Сразу после похорон графа в его доме появились двое высокопоставленных представителей императорского двора для разбора его бумаг. Но рукописи не нашли. Уже после революции 1917 года выяснилось, что рукопись хранилась в сейфе одного из банков. В 1923 году «Воспоминания» вышли на русском языке в Берлине, а в 1960-м уже в нашей стране. С ними можно ознакомиться и самому разобраться, была ли необходимость властям устраивать за мемуарами настоящую охоту.

Первые главы «Воспоминаний» были написаны С.Ю. Витте в 1907 году, то есть 110 лет тому назад, и являются, по мнению историков, ценным источником знаний о предреволюционной эпохе. Мое же внимание привлекла та часть мемуаров, где они касаются Кавказа и Ставропольского края.

Отец Сергея Витте, Юлий Федорович, в начале 40-х годов XIX века, как специалист по сельскому хозяйству, был направлен в Саратовскую губернию, где создал образцовую ферму для нужд департамента госимущества.

По службе он часто бывал в доме губернатора, познакомившись там с его дочерью, Екатериной Андреевной Фадеевой, своей будущей женой.

Дед будущего царского сановника по материнской линии, Андрей Михайлович Фадеев, после саратовского губернаторства получает назначение на Кавказ и возглавляет департамент госимущества при наместничестве в Тифлисе. Вскоре на Кавказ с семьей перебрался и Юлий Витте. В Тифлисе Фадеевы и Витте живут одним большим домом и трудятся в одном учреждении.

В 1849 году у Витте родился третий сын, Сергей, ставший самым знаменитым из своего рода государственным деятелем. В Тифлисе он провел первые 16 лет своей жизни в окружении семьи Фадеевых, члены которой стали известными личностями в крае.

И отец, и дед были образцом служения делу, оба оставили по себе память как о деловых и порядочных людях. Никто из них не разбогател, имея дело с экономикой края и снабжением армии. А.М. Фадеев оставил наследникам лишь небольшой капитал и земельный надел в Александровском уезде Ставрополья, пожалованный за безупречную службу.

Внезапная кончина отца Витте оставила семью без средств. Студенту Сергею, чтобы окончить учебу в университете, выплачивалась стипендия за счет Кавказского наместничества. Неудивительно, что таким же образцом бескорыстного служения делу стал и сам Сергей Юльевич.

Однажды С.Ю. Витте горько заметил, что ни золотая валюта, которую он ввел, ни проект Конституции, которую разрабатывал, не принесут ему славы. А может, взять пример с А.Н. Гурьева, не бог весть какого министра финансов, зато прославившегося «гурьевской кашей», шутил Витте? Изобрести «виттеевские ватрушки с зернистой икрой внутри к водке», чтоб потомки не забывали?

В мемуарах С.Ю. Витте пишет с большой теплотой о семье Фадеевых, особенно о своем родном дяде Р.А. Фадееве, кумире юности. Ему он посвятил целую главу. Это была действительно замечательная личность, независимая в поступках и суждениях, к тому же отчаянный храбрец. Службе на Кавказе он отдал двадцать лет, о его бесстрашии ходили легенды.

В мемуарах Витте пишет: «Во всех литографированных картинах того времени изображается сцена, как Шамиль, сдаваясь, передает князю Барятинскому свое знамя. Вечером, позвав к себе Фадеева, князь сказал ему, что дарит Фадееву это знамя, так как взятие крепости Гуниб во многом обязано его советам… Теперь это знамя находится у меня и висит в моей библиотеке».

Когда Николай II сменил беспокойного Витте и на пост премьер-министра назначил И.Л. Горемыкина, он, конечно, не знал, какую «убийственную» характеристику дал тому в мемуарах автор: «Горемыкин - оловянный чиновник, отличающийся от тысячи подобных своими большими боками».

Спокойной жизни у царя не получилось. Вскоре у него отняли трон, а потом и жизнь.

Тамара КАМАЛОВА,
специально для «Открытой»
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий