Поиск на сайте

 

 

Краевое управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) признало антиконкурентным соглашение об экономическом сотрудничестве, подписанное правительством Ставрополья и правлением РАО «Газпром». В рамках этого документа газовая монополия получала щедрые преференции при ведении бизнеса на территории края, а взамен должно было лишь не отключать Ставрополье от «трубы». 
 
В конце июля в СМИ прошла официальная информация о том, что председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер и губернатор Ставрополья Александр Черногоров подписали договор о сотрудничестве. В чем суть этого документа?
Судя по релизу правительственной пресс-службы, «соглашение закрепляет взаимную заинтересованность сторон в реализации целого ряда первоочередных направлений», как-то: в газификации территорий края, в развитии сети газовых автозаправок, во внедрении газосберегающих технологий и, наконец, проведении геологоразведки и добычи газа. На следующий день соглашение (кстати, бессрочное) было утверждено краевым правительством.
Однако соглашение, как и все подобные документы, поступило на проверку в краевую прокуратуру. Надзорники же, в свою очередь, передали его для более детального экономического анализа в краевое УФАС. Антимонопольщики, изучив документ, сделали вывод: соглашение антиконкурентно и ущемляет интересы краевой экономики. УФАС обязало правительство и «Газпром» расторгнуть кабальный договор.
В чем же суть претензий контролирующего органа? Об этом корреспонденту «Открытой» рассказал руководитель краевого УФАС Владимир Рохмистров:
– По соглашению, «Газпрому» и его дочерним обществам (в частности, «Кавказтрансгазу», «Ставропольрегионгазу» и «Ставрополькрайгазу») предоставляются необоснованные преимущества во многих сферах. Во-первых, край брал на себя обязательства бесплатно (!) выделять этим компаниям земельные участки под строительство различных объектов. Что примечательно, край должен был еще и участвовать в софинансировании возведения этих объектов, а потом безвозмездно передать их на баланс инвестора.
Во-вторых, на Ставрополье «Газпрому» разрешалось не проводить конкурсные процедуры, определяя подрядчиков на различные работы. Как известно, в группу «Газпрома» входит ряд кэптивных (от английского captive – «пленник») финансовых структур – «Газпромбанк», страховщики «Согаз» и «Газпроммедстрах» и другие. Они обслуживают основной бизнес своего «патрона», нередко без проведения соответствующих тендеров, как того требует российское антимонопольное законодательство. Получается, заключая соглашение с «Газпромом», краевое правительство обещало «вывести» подобные компании, действующие на территории Ставрополья, из общероссийского правового поля.
– А какие обязательства, по соглашению, брал на себя газовый монополист?
– Бесперебойно снабжать Ставропольский край газом. И более никаких. Могу сказать, что с антиконкурентными нарушениями подобного масштаба в своей практике я сталкиваюсь впервые.
 
Антон ЧАБЛИН


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий