Поиск на сайте

 

 

Председатель Ставропольского краевого суда доктор юридических наук Александр Корчагин опубликовал научную монографию, где предложил новые пути реформирования судебной системы России

 

Недавно в московском издательстве «Мир» вышла монография «Основы криминалистического обеспечения судебного разбирательства уголовных дел». Ее автор - председатель Ставропольского краевого суда доктор юридических наук, профессор Александр Корчагин. Книга посвящена малоизученной в России области права - судебной криминалистике (Корчагин занимается ею уже много лет, он автор четырех монографий и одного вузовского учебника по этой теме).
Эта книга может стать настольной для тех, кто имеет отношение к судебной системе, - судьей, следователей, адвокатов, прокуроров. Заинтересует она и ученых-теоретиков, и преподавателей и студентов специальности «Юриспруденция». 
С большим интересом прочитали ее и в «Открытой» газете, которая как ни одно другое издание в крае много внимания уделяет судебной практике. Можно лишь выразить сожаление относительно скромного тиража монографии, которая сразу после выхода стала библиографической редкостью.  
На основе обширного анализа научных публикаций, законодательства и судебной практики Корчагин отвечает на актуальные для любого юриста вопросы: как рассматривать уголовное дело в суде, организовать судебное следствие, проводить различные судебные действия (например, допрос, осмотр, эксперимент).
Бытует мнение, что в СССР служители Фемиды помимо чисто судейских обязанностей выполняли еще и функции следователей, что давало им больше полномочий для выяснения истины. Соответственно, главным принципом советского правосудия считалась истинность, а суда российского - состязательность (когда каждая сторона - обвинение и защита - убеждает судью или присяжных в своей правоте). Сегодняшний судья должен, мол, всецело полагаться лишь на выводы следствия, практически не имея полномочий для проведения их дополнительной проверки.
Профессор Корчагин в своей монографии развенчивает эти стереотипы на основе обширного анализа законодательства и судебной практики. Он аргументированно доказывает, что судебное расследование и ныне никуда не исчезло. Просто нынешние судьи должны более активно и грамотно использовать его методы, которые предусматривает УПК: допрос свидетелей; осмотр местности, помещений, вещдоков, документов; судебное освидетельствование (телесный осмотр); судебный эксперимент, опознание, проверку показаний (с выездом на место)… 
Как подчеркивает Корчагин, суд вправе использовать даже методики, которые традиционно считаются прерогативой следствия - выемку документов и обыск. Впрочем, в законодательстве нет четкого указания на то, каким образом суд может проводить эти действия. Корчагин предлагает внести в действующий УПК коррективы, которые разрешат судам давать прямые указания органам дознания по проведению этих дополнительных судебных действий. Хотя при этом суд вполне может столкнуться с противодействием следователей, которым будет недосуг возиться с уже отправленным Фемиде делом. 
В подтверждение своих тезисов Корчагин приводит результаты опроса, проведенного им среди работников правоохранительной системы. На вопрос: «Нужно ли предоставить судье более широкие полномочия по руководству судебным процессом?» - утвердительно ответили 43% судей и лишь 16% прокуроров. При этом только каждый четвертый опрошенный судья признался, что регулярно использует знания криминалистики при рассмотрении уголовных дел, лишь половина судей - при проверке разных версий преступления, и только две трети - при проведении допросов и оценке результатов судебных экспертиз.  
Критики судебной системы России часто обвиняют ее в «репрессивном уклоне». Ведь нередко судья в своем решении попросту «копирует» обвинительное заключение прокуратуры. Поэтому возможность судей самостоятельно изучать доказательства как раз и является залогом независимости суда (в том числе и от выводов прокуратуры и следствия). Судья обязан самолично шаг за шагом прийти к пониманию всех первопричин и деталей преступления - только тогда он сможет вынести справедливый вердикт.  
Александр Корчагин предлагает целый ряд изменений в УПК, которые позволят увеличить полномочия судей при проведении судебного следствия по уголовным делам. Кроме того, в своей монографии он озвучивает еще и целый ряд предложений по реформированию судебной системы России. 
В частности, он предлагает ввести всенародные выборы председателей районных судов (ведь избираются же главы двух других ветвей власти - законодательной и исполнительной). А вот уже на уровне субъекта федерации такие выборы, полагает Корчагин, вряд ли будут оптимальны. 
Для кандидатов на должность судьи автор монографии предлагает ввести Единый квалификационный экзамен, который будет включать практический и теоретический компоненты. Принимать его должна госкомиссия в составе юристов различных профилей, ученых-правоведов и самих судей. При этом стаж юридической работы для кандидатов в судьи он предлагает снизить с нынешних пяти до трех лет. 
«Это привлекло бы в суд  способных молодых людей. Должность судьи - одна из вершин юридической деятельности, ее должны занимать умные, грамотные и профессионально подготовленные люди - пишет Корчагин. - Надо только создавать для этого оптимальные условия».

 

Антон ЧАБЛИН

 

Громкие дала прошлого

 

Недавно «Открытая» рассказала о великолепной книге «Ставропольский краевой суд: 1868-2008», которая вышла в издательстве «Мир». Книга написана коллективом авторов под руководством двух профессоров, докторов юридических наук - председателя краевого суда Александра Корчагина и заведующей кафедрой Ставропольского кооперативного института  Ларисы Свечниковой. Это роскошно изданная монография  со множеством фотографий и архивных вставок. Она рассчитана не только на профессиональное сообщество юристов, но и на самый широкий круг читателей, поэтому сразу после выхода стала раритетом. Сегодня мы начинаем публикацию наиболее интересных страниц этой уникальной книги. 

 

Из  главы  «Учреждение  для  управления  Кавказской  областью»
Итак, 1841 год. В Пятигорске расследуется громкое дело под примечательным названием: «О предании военному суду отставного майора Мартынова, корнета Глебова и титулярного советника князя Васильчикова за произведенную первым с поручиком Лермонтовым дуэль, отчего Лермонтов помер».
Подробности этого дела, как и вердикт, вынесенный после расследования, представляются весьма интересными. 16 июля 1841 года пятигорский комендант полковник Ильяшенков направил рапорт генерал-адъютанту Граббе, командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории, следующего содержания:
«Вашему превосходительству имею честь донести, что находящиеся в городе Пятигорске для пользования болезней кавказскими минеральными водами уволенный от службы из Гребенского казачьего полка Майор Мартынов и Тенгинского пехотного полка поручик Лермонтов сего месяца 15-го числа в четырех верстах от города у подошвы горы Машухи имели дуэль, на коей Мартынов ранил Лермонтова из пистолета в бок навылет, от каковой раны Лермонтов помер на месте. 
Секундантами были у них находящиеся здесь для пользования минеральными водами лейб-гвардии корнет Глебов и служащий во II отделении собственной Его императорского величества Канцелярии в чине титулярного советника князь Васильчиков.
По сему происшествию производится законное следствие, а майор Мартынов, корнет Глебов и князь Васильчиков арестованы; о чем и донесено Государю Императору».
По окончании следствия (на котором, впрочем, никто и не пытался запираться) в Пятигорске под председательством командира Кавказского линейного второго батальона подполковника Монаенко над оставшимся в живых дуэлянтом и двумя его секундантами был «учрежден военный суд». 
Вердикт суда гласил: «Майора Мартынова, учинившего убийство, так как он вынужден был к дуэли самим Лермонтовым чрез беспрестанные словесные обиды сего последнего, на которые Мартынов ответствовал благоразумным увещанием и терпением долгое время, пока наконец не был доведен до крайности беспокоившим его Лермонтовым... лишить чина, ордена и написать в солдаты до выслуги без лишения дворянского достоинства. 
Секундантов корнета Глебова и князя Васильчикова - во внимание к молодости обоих, хорошей службе, усилию, с которым они старались помирить ссорящихся; а равно уважая чистое сознание их преступления своего пред судом и следствием... вменить им в наказание содержание под арестом до предания суду, выдержать еще некоторое время в крепости с записанием штрафа сего в формулярные их списки».
Император Николай I в январе 1842 года еще более смягчил приговор дуэлянтам: «Майора Мартынова посадить в крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию, а титулярного советника Князя Васильчикова и корнета Глебова простить, первого во внимание к заслугам отца, а второго по уважению полученной им в сражении тяжелой раны».

 

Из главы «Судебные преобразования в Ставропольской губернии»
А вот пример дела, которое рассматривалось в конце XIX века ставропольскими мировыми судьями. Оно называлось «Пчелы-убийцы». С иском в суд обратился владелец пасеки из села Московского. Однажды летним утром на его глазах огромное количество пчел, появившихся неизвестно откуда, налетело на его пасеку и вступило в настоящий воздушный бой с местными пчелами. 
Разнять разъяренных насекомых было невозможно. Хозяин метался в поисках решения и придумал следующее. Он развел в воде мел, схватил пучок сена и стал кропить участников сражения. Битва окончилась победой налетчиков, удалившихся восвояси. Оборонявшиеся пчелы понесли тяжелые убытки: масса погибших усыпала луг, жизнь в некоторых пчелиных колониях оборвалась. 
Расстроенный пасечник отправился на поиски разорителей и в тот же день нашел их в ульях своего односельчанина: пчелки-разбойницы со следами высохшего мела уже мирно занимались своей основной деятельностью. 
Почти разорившийся после этого происшествия пчеловод подал в суд на коллегу по медовому цеху и потребовал возместить убытки. Хозяина пчел-победителей подозревали в том, что он вывел особую породу пчел-убийц и дрессирует их для атак с целью разорения конкурентов. 
Дело было настолько непонятным, что судьям его пришлось рассматривать дважды. Оказалось, что виновником оказался сам пострадавший пасечник: он оставлял на пасеке невымытой сладкую посуду. Чуткие к запахам пчелы прилетели к нему на участок с мирной целью - потрудиться, собрать мед. Но, встретив сопротивление, начали вести себя агрессивно.
Большую роль при расследовании этого запутанного дела сыграл присяжный поверенный (адвокат) Григорий Прозрителев. Он поднял научные исследования и на их основе доказал, что побеждают в воздушных сражениях пчелы того владельца, у кого они чище содержатся и лучше кормлены. 
Таким образом, пчеловод-обвинитель оказался в роли обвиняемого, его обязали содержать свою пасеку в чистоте и опрятности, и ущерб ему никто возмещать не стал...



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий