Поиск на сайте

 

 

 
Задержав в кафе «Шашлычный двор» пьяного дебошира, ессентукская полиция почему-то отпустила его из ОВД в тот же день. А через двое суток он скончался от полученных тяжелейших травм. Кто же его изувечил?
 
Евгений НИКОЛАЕВ, независимый судмедэксперт:

«Виновными в смерти мужчины, задержанного в ессентукском кафе, могут оказаться не охранники, которые уже арестованы, а совершенно другие люди»

 

В середине сентября информагентства распространили официальную информацию следственного отдела по городу Ессентуки о смерти мужчины, избитого в кафе «Шашлычный двор» в Ессентуках.

По версии следствия, сотрудники частного охранного предприятия, приехавшие по вызову в кафе, чтобы утихомирить пьяного посетителя, нанесли ему несколько ударов по голове и туловищу, причинив последнему закрытую тяжелую черепно-мозговую травму, а также закрытую травму груди с переломом двух ребер. От полученных травм мужчина скончался через два дня, находясь на работе.

В настоящее время охранники задержаны, им предъявлено обвинение, предусматривающее лишение свободы до 15 лет.

Между тем независимый эксперт Евгений Николаев, руководитель филиала «124-й лаборатории медико-криминалистической  идентификации» из Пятигорска, на этот счет имеет свою точку зрения, разительно отличающуюся от версии следствия.

И к его позиции следует внимательно прислушаться, потому что он – человек известный и авторитетный в своем профессиональном сообществе, отличившийся тем, что давал экспертные заключения специалиста по громким уголовным делам не только в нашем крае.

Благодаря его заключениям по делу изнасилованного шваброй в полицейском участке Вячеслава Мерехи удалось установить фальсификации официальных экспертиз, найти и наказать истинных насильников-полицейских («Садисты в погонах» – «Открытая», №3 от 26 января 2011 г.).

Евгений Николаев помог установить настоящую причину смерти Марии Губаревой в станице Ессентукской, которая, по версии следствия, якобы скончалась от переохлаждения при плюсовой температуре, а на самом деле была убита отвергнутым ухажером, которому предъявлено сейчас обвинение («ОПГ «Эксперт» – «Новая газета», №21 от 27 февраля 2012 г.).

С помощью Евгения Николаева следователь установил, что ессентукский мошенник Владимир Разноглазов, пытаясь избежать ответственности за свои преступления, представил фальшивые медицинские документы о наличии у него инсульта. В мае этого года мошенник угодил на семь лет за решетку («Эксперты «химичили» безбожно» – «Открытая», №44 от 12 ноября 2013 г.).

А теперь предоставим слово судмедэксперту Евгению Борисовичу Николаеву.

 
 
Смерть без причины?
 

Я внимательно, и не один раз, просмотрел видеоролик с видеокамеры охранников, который они записали, приехав по вызову в кафе. На экране пьяненький мужичок стоит пошатываясь у дверей кафе и ругается матом на охранников.

В процессе беседы выясняется, что человек не понимает, где находится, ничего не помнит, говорит, что выпил обезболивающую таблетку, после которой у него отшибло память. Размахивает руками, ведет себя вызывающе. Когда ему говорят, что сейчас приедут «скорая помощь» и полиция, он крайне возбуждается и становится  агрессивным.

Именно этот мужчина через два дня умер, и в его смерти обвиняют сотрудников частного охранного предприятия. У погибшего при вскрытии обнаружена закрытая черепно-мозговая травма в виде ушиба головного мозга тяжелой степени, субдуральная гематома (скопление крови под твердой мозговой оболочкой), обширные субарахноидальные кровоизлияния в мягкие мозговые оболочки. При исследовании трупа обнаружился также перелом двух ребер.

При получении такой черепно-мозговой травмы человек обязательно должен был потерять сознание. А на видео мужчина активно и самостоятельно передвигается, ни на лице, ни на туловище (рубашка на нем полностью расстегнута) нет никаких повреждений в виде ссадин, кровоподтеков или ушибленных ран.

Со слов охранников, в видеоролике можно понять, что они уже вызвали «скорую помощь» и полицию (так положено по закону, если задерживают человека сотрудники частного охранного предприятия).

 
Передали полиции без телесных повреждений
 

Приезд «скорой помощи» зафиксирован в 18:20. Никакой потери сознания у пьяного человека никто не обнаружил, а следовательно, не было на тот момент и тяжелой закрытой черепно-мозговой травмы, от которой спустя два дня он и скончался.

Буквально через несколько минут после «скорой» приехала полиция. Мужичок, скрываясь от полицейских, вел себя как-то неадекватно, залез под полицейский автомобиль. И так, наполовину высунувшись из-под машины, продолжал вести «светские» беседы уже с полицией. Размахивал активно руками, вертелся и даже смачно высморкался.

То есть никаких признаков того, что был жестоко избит, не было. Стало быть, перелом двух ребер, зафиксированный при исследовании трупа, произошел уже после общения с охранниками.

Пьяного хулигана сотрудники частного охранного предприятия сдали полиции целым и невредимым, даже документ соответствующий полиция подписала, что им передают человека «без телесных повреждений и

жалоб на отсутствие материальных ценностей».

 
 
Обвинение преждевременно
 

С момента первого фрагмента видеозаписи до того, как мужика «закольцовывают» в наручники и запихивают в машину, прошло всего каких-то полчаса. То есть за это время успела и «скорая помощь» приехать, и полиция… И ничего вроде бы особенного не успело произойти.

Что-то особенное начинается уже после того, как задержанного «запаковали» в машину. Лежа на заднем сидении со скованными руками, этот человек двумя сильными ударами ноги выбивает заднее боковое стекло и стекло задней двери полицейского автомобиля. Двое полицейских через открытые двери наносят лежащему дебоширу несколько ударов по голове руками.

Адвокат арестованного охранника спрашивает меня: могли ли эти удары рукой привести к тяжелой черепно-мозговой травме, которая стала впоследствии причиной смерти?

Как судмедэксперт утверждаю: нет, не могли. От воздействия на голову тупых твердых предметов (в данном случае – рук), имеющих массу, существенно меньше массы головы, и ограниченную ударяющую поверхность (импрессионная травма), последствия обычно ограничиваются повреждением мягких тканей и костей лицевого скелета в месте приложения силы и не сопровождаются серьезными повреждениями головного мозга.

Общеизвестно, что при ушибе вещества головного мозга, даже легкой степени, сразу же наступает потеря сознания, которая может продолжаться от нескольких минут до нескольких часов.

Также можно смело утверждать, что не было и переломов ребер. При их наличии у потерпевшего были бы жалобы на боль в месте перелома, затрудненное дыхание, осторожные, щадящие движения. Между тем на видео четко отражена двигательная активность уже после того, как приехала полиция.

Мужик даже под полицейскую машину залез, не проявляя ни малейших признаков боли. Вот тут и возникает главный вопрос: почему следователи так спешат делать публичные выводы о виновности именно охранников? Видеоролик такие выводы совершенно не подтверждает.

 
Довезли побитым, но не искалеченным
 

Итак, полицейские привезли дебошира в отделение и вызвали «скорую помощь». В карте вызова фельдшер «скорой» отметил жалобы «на ссадину в лобной области». То есть после путешествия в полицейском автомобиле с выбитыми стеклами у пациента появилась на лбу ссадина. Фельдшер кроме ссадины на лбу зафиксировал запах алкоголя изо рта и невнятную речь.

Обработал ссадину, измерил пульс, давление, температуру – все в норме: никаких признаков или симптомов тяжелой черепно-мозговой травмы на тот момент не имелось. Пациент не жаловался даже на боль в области грудной клетки, которая свидетельствовала бы о наличии у него перелома ребер, не говорил и о потере сознания.

 

Сверим события во временном диапазоне. Итак, между двумя вызовами «скорой помощи» одному и тому же пациенту прошел всего один час. Если бы травмы были, они должны были  обязательно себя как-то проявить за это время. Еще раз повторяю: потеря сознания - это один из основных симптомов ушиба головного мозга, даже легкого.

Следовательно, все эти тяжелые травмы, обнаруженные при исследовании трупа дебоширившего мужчины, могли быть им получены либо в здании полиции, но после отъезда «скорой помощи», либо в период времени, когда его из полиции освободили, до момента наступления смерти.

 
Почему дебошир оказался на свободе?
 

Вот тут и возникает другой важный вопрос: почему пьяного дебошира полицейские вдруг спешно отпускают на свободу? Этого они обычно не делают при совокупности того, в чем себя проявил задержанный: убегал от полиции, средь бела дня в общественном месте ругался матом, нарушал общественный порядок, оказал сопротивление, разбил стекла в полицейской машине – и его отпускают после мирной «профилактической» беседы?

А где протокол задержания, где положенные в таких случаях 15 суток административного ареста? Какое-то странное, а прямо сказать, подозрительное поведение являют полицейские в данном конкретном случае, не правда ли, уважаемые читатели?

Все признаки указывают на то, что здесь могла повториться потрясшая всю страну жуткая история Вячеслава Мерехи, которого полицейские запытали почти до смерти, изнасиловав шваброй.

Ведь в этом случае и мне, как независимому эксперту, пришлось приложить много усилий, чтобы разбить первоначальную версию следствия, упрямо стоявшего на том, что полицейские здесь ни при чем, а Мереха страдал запущенной формой геморроя.

С трудом выживший мужчина рассказал, как его с особой жестокостью избивали полицейские. От страха и боли он решил притвориться потерявшим сознание. И услышал, как полицейские, испугавшись ответственности, решали, как лучше выбросить тело.

Можно предположить, что страшная месть за разбитые окна полицейского автомобиля вылилась в дикие издевательства и над этим человеком, но  уже после отъезда «скорой помощи», то есть после того, как было документально зафиксировано состояние «клиента».

А когда тот потерял сознание, решили от него просто избавиться. Мужик говорил, что ничего не помнит после каких-то таблеток, и очнувшись на улице, тоже вряд ли что вспомнил бы.

Ну а если считают виновным в гибели человека охранников, возникает еще один вопрос: почему не обвиняют в соучастии в преступлении врачей скорой помощи, не зафиксировавших тяжелых телесных травм и не оказавших своевременную помощь? Почему тогда не возбудят уголовного дела в отношении полицейских, сокрывших преступление и не отразивших в приемном документе тяжелого состояния клиента?

Конечно, проводимое судебно-гистологическое заключение должно ответить на вопрос о давности возникновения повреждений в веществе головного мозга. И тогда все станет окончательно ясно, и может оказаться, что причинили тяжелую черепно-мозговую травму совсем другие люди, а не те, которые сегодня арестованы и обвиняются в тяжком преступлении.

 
Евгений НИКОЛАЕВ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

romario (не проверено)
Аватар пользователя romario

2 ноября2014 советском районе города зеленокумск пытали и издевались над обвиняемыми при мроведении следственых действий проведите рамледование

Добавить комментарий