Поиск на сайте

 

Борис ПАХУНОВ, председатель совета директоров АО «Прасковейское», президент торгово-промышленного холдинга «Союз»: вино – это самый трезвый выбор, уж поверьте!*

О реалиях ставропольского виноделия и о планах на будущее – в беседе с корреспондентами «Открытой»
 
«Винный» бренд, известный  всему миру
– Борис Григорьевич, «Прасковейское» – известный в России бренд. Что побудило вас покупать винодельческие предприятия за рубежом?
– С развалом Советского Союза в России прекратила существование сеть институтов и опытных станций, которые занимались районированием сортов винограда. Сейчас нет ни одного в стране предприятия, которое бы производило оборудование для виноделия.
Мы и сейчас закупаем оборудование и многое другое за рубежом, даже пробки и бумагу для этикеток. Для марочного коньяка бутылки приобретаем в Европе, потому что в России такие делать так и не научились.
По мере развития стали испытывать острый дефицит винограда, из которого можно получать качественные вина. Особенно остро это ощутил на себе Ставропольский край, где исторически культивируют укрывные сорта винограда. То есть те сорта, которые на зиму нужно снимать со шпалер и укрывать землей, чтобы уберечь от морозов.
Обострилась конкуренция, поскольку на прилавках появилось вино из других стран – Франции, Италии, Испании, Аргентины... И наши вина оказались просто неконкурентоспособны, стали падать продажи. В итоге мы полностью отказались от производства вина в России. Сейчас под брендом «Прасковейское» они выпускаются только во Франции и Болгарии. Здесь же, в Прасковее, осталось только производство крепких напитков - коньяка, виски, самогона...
 
 
– Где было проще адаптироваться к местному рынку – в Болгарии или во Франции?
– В Болгарии бренд «Прасковея» очень хорошо известен еще с советского времени. Сегодня там тоже много россиян, десятки тысяч наших соотечественников купили недвижимость на Черноморском побережье. Летом приезжают туда отдыхать. И, признаюсь, это основной потребитель нашей продукции, которая пользуется заслуженным спросом.
Когда мы только пришли в Болгарию, на предприятии производилось всего 50 тысяч бутылок, а основная масса виноматериала шла другим переработчикам. Мы вложили инвестиции и сумели увеличить эту цифру до 1,5 миллиона бутылок в год – примерно такая же производительность и у обоих наших хозяйств во Франции.
Сегодня в Болгарии выращиваются многие известные сорта винограда – шардоне, ркацители, мускат, мерло, каберне совиньон, шираз. Причем это те сорта, которых в России, к величайшему сожалению, практически не осталось. Когда же мы поставили перед собой цель перейти на производство вина более высокого класса, то вышли на рынок Франции.
– Но почему именно Франция?
– Есть такая известная фраза: есть французские вина, а есть все остальные. Сегодня мы производим на наших предприятиях во Франции вина самой высокой категории – AOC, то есть контролируемые по подлинности происхождения.
Сертификат AOC выдается специальным подразделением минсельхоза Франции, и он гарантирует, что такое вино произведено с соблюдением строгих правил и на определенной территории. Такая территория называется «аппеласьон» – это, например, Божоле, Эльзас, Прованс, Бургундия.
Одной из самых крупных по площади территорий является Лангедок-Русильон, в которой находятся оба наших хозяйства. Кстати, сегодня во Франции подобных вин, имеющих сертификат AOC, чуть более трехсот. И для нас очень важно, что в этот список входят и те, которые произведены на предприятиях «Прасковейского».
 
Как русские виноделы завоёвывали Францию
 
– Вы уже хорошо знаете Европу. Ощущаются различия в традициях употребления алкоголя?
– Разумеется! Во всем мире, кроме России, предпочитают сухие вина – белые, розовые, красные. Причем во Франции никто не стесняется выпить бокал вина в обед, заскочив на перерыве в кафе. Это образ жизни, ведь там традиции виноделия насчитывают многие века. 
В нашей же стране еще с советского времени ценятся десертные и крепленые вина, о которых в Европе не знают в принципе. Там люди очень консервативны, они убеждены, что вино должно быть исключительно натуральным продуктом, то есть без добавления спирта или каких-нибудь трав, ароматизаторов. Кстати, любые крепкие или крепленые напитки в Европе употребляют значительно меньше, чем в России.
Хотя есть за границей регионы, где производят крепленые вина. Например, марсалу в Сицилии, коммандарию в Греции, мадеру в Португалии, херес в Испании. А вот в Болгарии, которая по менталитету близка России, практически нет полусладких вин – их выпускают только для продажи на территории нашей страны.
Технологию производства полусладкого вина и в Болгарию, и во Францию мы привезли из Прасковеи. Вы не представляете, сколько усилий потом еще потратили, чтобы получить в минсельхозе Франции согласования на выпуск кагора. Мы были первыми, поскольку для крайне консервативных французов это было в диковинку.
То, что во Франции появился бренд «Прасковейское», я расцениваю как огромный прорыв в российском виноделии.
– А игристое вино производите?
– Вот-вот начнем его выпуск во Франции из нашего виноматериала, но на другом заводе. Это будет розовое игристое вино, которое поступит в продажу и в наши фирменные магазины, но под французской этикеткой.
Кстати, чтобы вы представляли: для розового вина (во Франции его называют коротко – «розе») не требуется какой-то особый, розовый, сорт винограда. Вино производят из красного винограда, но по особой технологии. Хотя по мягкости вкуса и нежности букета оно ближе к белому.
А в скором будущем получим игристое мускатное вино в Болгарии, уже комплектуем оборудование.
 

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров и Борис Пахунов – единомышленники и стратеги, когда речь идёт о здоровье экономики и населения 

 
«Народная» дегустация – барометр качества
 
– Борис Григорьевич, вы давно уже пошли по пути развития фирменной торговли. В этом есть особый смысл?
– Конечно! Сегодня у нас почти сорок магазинов, винных бутиков и дегустационных залов. А прибыль мы пускаем в первую очередь на развитие производства и розничной сети.
Магазины наши есть почти во всех городах края и, главное, во всех самых крупных городах европейской части России – от Нижнего Новгорода до Ростова-на-Дону.
Буквально два месяца назад открыли магазин в Барвихе. Скоро появится еще один винный бутик в Михайловске, в центре города.
У нас успешно работает крупный дегустационный зал в Ставрополе, на пересечении улиц Ленина и Маяковского, где регулярно проводятся дни открытых дверей: все, кто заходит, могут отведать новинки. Буквально три недели назад завершилась очередная дегустация, привлекшая немало народу. И не потому, что наливают бесплатно, – культура пития в стране постепенно растет.
Наша принципиальная позиция – вино должно продаваться в специализированных магазинах, а не в супермаркетах или универсамах. Только в этом случае потребитель будет уверен в качестве продукции и, главное, не купит фальсификат.
Помните, еще недавно на прилавках магазинов было огромное разнообразие вин, произведенных в России, под всемирно известными марками. Покупаешь, пробуешь – ну ничего общего с истинным ширазом или шардоне не имеет! То есть название есть, а самого вина нет. Где оно произведено, из какого виноматериала, неизвестно...
Сегодня ситуация выровнялась, но полную защиту потребителям гарантируют только крупные торговые сети.
 – Вы ведь работаете и с дистрибьюторами?
– Сегодня в фирменную торговую сеть у нас по России поступает почти 40% всей продукции, остальное – оптовым дистрибьюторам. Но для потребителя сходить в фирменный магазин намного выгоднее – хотя бы потому, что цены здесь ниже, чем в розничных сетях, поскольку нет наценок посредников.
– Какая доля вин, которые вы производите в Болгарии и Франции, идет сегодня на российский рынок?
– Примерно десять процентов, остальное расходится по всему миру. Причем мы открываем все новые рынки сбыта. Например, недавно отправили пробную партию нашего болгарского вина в Канаду, ведем переговоры с китайцами.
Вообще Китай – это стремительно растущий рынок, где средний класс стал присматриваться к качественным алкогольным напиткам. Однако работать с китайцами крайне сложно, у них своя, особая деловая культура.
В любом случае продуктовая линейка предприятия для России шире, чем для французов или болгар, поскольку включает в себя полусладкие вина и кагор. Очень важно, что качество вина, которое продается под брендом «Прасковейское» за рубежом и в России, не отличается ничем. Оно одинаково высокое!
Когда вина, сделанные за границей, только появились в наших фирменных магазинах, бывали разные забавные случаи. Видя надпись «Франция» на бутылке, покупатель удивлялся: вас уже французы купили? И наши продавцы терпеливо объясняли, что все произошло наоборот – это «Прасковейское» купило французские хозяйства. И мы этим гордимся!
 
Прасковейский самогон пьют и в Канаде
 
– Борис Григорьевич, какие крепкие напитки вы производите сегодня на «Прасковейском»?
– В целом в наших фирменных магазинах мы продаем более двадцати наименований нашей продукции. Неизменно высоким спросом пользуются коньяки, которые мы производим сегодня стопроцентно в Прасковее.
Еще один наш продукт, который уже распробовали, – это виски. Недавно выпустили на рынок шестилетний виски – в оригинальной бутылочке, в красивой упаковке.
По-прежнему делаем самогон, к слову, первую партию отправили в Канаду. Там культура пития не очень отличается от российской, все-таки страна северная, холодная. Кроме того, в самой Канаде много выходцев из стран постсоветского пространства.
– Вы можете сравнивать деловую культуру в Европе и России, насколько в этом смысле мы разные?
– Как небо и земля. Во Франции к предпринимателю относятся уважительно, поскольку власти понимают: не будет бизнеса – не будет налоговых сборов. За несколько лет, что мы работаем на европейском рынке, ни один чиновник вообще не намекнул нам на взятку или какую-то темную сделку.
При этом эффективность работы чиновников совсем иная. Скажем, во Франции нет такого органа, как Росалкогольрегулирование. И хотя получать лицензию на производство алкоголя нужно, в конечном итоге бизнес работает на принципах саморегулирования, никто над ним с кнутом не стоит.
Да и сами люди там другие. Скажем, бухгалтер на французском предприятии готова, когда нужно, сесть за руль электрокара, чтобы поработать на складе, или помочь в уборке оливок. Или другой пример. На предприятии в Прасковее работает более двухсот человек, а во Франции… восемь. При этом у нас почти двадцать сторожей, а во Франции – только один.
 
 
Контрафакт – великое зло: убивает людей и экономику
 
– С первого января алкогольный рынок пережил очередную реформу: ЕГАИС распространили на оптовые и розничные торговые сети. Вы ощутили это?
– Конечно, ощутили: у нас резко выросли издержки. Пришлось обучать специалистов, закупать новые кассовые аппараты, платить за программное обеспечение. 
Весь вопрос в том, что ЕГАИС никак не решает проблему контрафакта, который, только по официальным данным, на российском рынке составляет около 70 процентов. 
«Прасковейское» с этим не раз сталкивалось. Из соседних республик идет подкрашенный этиловый спирт, который разливается под нашей маркой. Кстати, именно поэтому у нас нет необходимости открывать свои фирменные магазины в республиках.
Поезжайте в Кабардино-Балкарию или Северную Осетию, и на любой автобусной остановке можете купить наш «фирменный» коньяк.
Есть огромное количество торговых точек, которые, по документам, вообще никакими магазинами не являются. Естественно, тут ЕГАИС внедрять не будут, зато по-прежнему будут торговать фальсификатом.
– Неужели этот бизнес процветает столько лет и никто с ним не борется?
– Борются, но недостаточно. А вот добиться того, чтобы подпольное производство свернули совсем, нереально!
Наше предприятие за прошлый год заплатило налогов в бюджеты всех уровней почти полмиллиарда рублей. То есть мы работаем на укрепление экономики региона. Это значит, что государство должно защитить нашу продукцию от подделок.
– Какие-то технологические новшества на вашем предприятии в Прасковее ожидаются?
– Мы не стоим на месте. Со следующего года начинаем внедрять в виноградарстве капельное орошение. Это потребует больших вложений, но они непременно окупятся.
У нас каждый год обновляется 10-20 гектаров виноградников, и это очень неплохой показатель. Но все же хотелось бы видеть более решительные шаги со стороны государства по поддержке виноградарей и виноделов.
Чиновники должны понимать: сегодня в России нужно помогать ответственным виноделам, чтобы мы наконец-то смогли вытеснить с рынка не только фальсификат, но и крепкие напитки, которые подрывают здоровье нации.
Вино – это самый трезвый выбор, уж поверьте!
 
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН
*На правах рекламы
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий