Поиск на сайте

 

Размышления о прошлом и настоящем. О Законе, Правде и Справедливости 

Олега Козлова в период его пребывания в должности временно исполняющего обязанности председателя Ставропольского крайсуда единоличная власть развратила абсолютно. Но и сейчас остановиться он не может, атакуя своих критиков далеко за рамками должностных полномочий и закона, требуя этого же и от своих подчиненных. 

Более того, к действиям по воспрепятствованию деятельности СМИ он настойчиво побуждает и другие государственные органы. 

Не имея полномочий, определенных ФЗ «О  прокуратуре», надзорный орган края ввязывается в войну против журналистов, развязанную зампредом крайсуда? В воспрепятствовании журналистской деятельности особо усердствует зампрокурора Октябрьского района Д. Балковой. Почему? 

Дело в профессиональной некомпетентности или в договорной услуге судебному чиновнику, который рвется заткнуть рот расследователям его беззаконной деятельности? 


Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ: 

-  В  силу  сниженных  возможностей  правомерного  контроля  со  стороны  других  ветвей  власти  особое  значение  приобретает  общественный  контроль  над  правосудием.  С  другой  стороны,  такой  контроль  является  важной  гарантией  от  неправомерного административного  воздействия  на  суд. 

…Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и на сложившуюся практику по отдельным категориям дел, не может быть ограничена с точки зрения возможности анализа таких дел и их оценки, в том числе высказанной публично. 


Владимир Ярославцев, судья Конституционного суда РФ: 

Пройдёт время, и мы поймём  всю мудрость фразы из «Хартии свободы печати»: «Свобода печати обеспечивает свободу народа». 


Журналистских расследований деятельности О. Козлова, катастрофической для системы краевого правосудия, в нашей газете опубликовано множество. 

В них приводятся факты судейского произвола, нередко с очевидными признаками коррупционных преступлений. Факты имеют документальную базу - бери и проверяй. 

Ведь такого рода расследования имеют благую цель - очищение судейских рядов от недостойных людей в черных мантиях, но с криминальным мышлением (именуемое «убеждением», с которым выносится решение, ломающее жизнь невинных). 

Благая цель в том, чтобы простые люди, которым в судах отказывают в защите их прав в борьбе с власть имущими, поверили наконец, что «оборотни в мантиях» безнаказанными не останутся. Поверят - тогда будет расти доверие и уважение к судебной власти. Но этому препятствует сама судебная власть. 

Проверку фактов обязана (по закону!) проводить квалификационная коллегия судей края, которую много лет возглавляет Татьяна Самойлова. Но ни единой реальной, полномочной проверки она не инициировала. Естественно, и редакция не получала от ККС ни одного официального ответа - в той строго определенной нормативной форме, которая только и может считаться процессуальным документом и который журналисты могут опротестовать в случае, скажем, недостоверных сведений от «проверяющих». 

Самойлова относительно проверок никогда «не парилась», тем более что зампред, а потом и единственный ее начальник Козлов, публично утверждая, что публикациям лично он не верит, давал установку всему ведомству: проверять факты нет необходимости (аудиозапись мы не раз цитировали в газете). 


Незаконную практику в среде судейского сообщества - игнорировать выступления в СМИ - Козлов закрепил инструктивным письмом руководителям городских и районных судов, в котором утверждал, что факты, приведенные судебным обозревателем Раисой Абрамовой в статье о преступных действиях судьи Бирабасовой, рассматривающей дело с участием ессентукской ассоциации «Партнер», «не соответствуют действительности» и вообще верить-де этому автору не следует. 

Между тем как автор имела неоспоримые доказательства (видео- и аудиозаписи), подтверждающие непроцессуальные контакты судьи с заинтересованным ее решением лицом. 

Письмо с черной меткой Раисе Абрамовой (мужественной воительнице с несправедливостью, с опытом финансового ревизора, призере всероссийского конкурса «Суд будущего») Козлов приказывал обсудить в коллективах, чем явственно навязал судьям принцип «делай, как я». 

А уж он-то отыгрывался заведомо незаконными решениями в отношении ее самой и простых людей, которых она на процессах бескорыстно защищала. 

Анализируя практику самого Козлова в отношении фирмы «Партнер», редакция сделала неопровержимый вывод: под председательством Козлова много лет группа судей крышевала (и продолжает это делать) Д. Захарьящева, руководителя ассоциации «Партнер», в отношении которого ныне возбуждено уголовное дело по статье «Незаконное предпринимательство». 

В пользу мошенника выносили незаконные решения, позволяющие бесконтрольно и безотчетно перекачивать деньги жителей КМВ за коммунальные услуги на счет ассоциации, которая никаких услуг не производит. 


Именно за обнародование вопиющих судейских беззаконий, а более того его собственных (куда уж больше, если сам зампред крышует обирающих народ аферистов!!!), Козлов и начал операцию удушения своих критиков судебными репрессиями, к применению которых он обязывает теперь уже новым преступным циркуляром, разосланным руководителям городских и районных судов. 

Письменно (!) на официальном бланке ведомства (!) за личной подписью (!) Козлов приказывает подчиненным сообщать ему о появлении в судах и участии в процессах сотрудников газеты. Он поименно перечисляет их в циркуляре, который невозможно оценивать иначе как преступный. 

Мы имеем доказательства, что ряд «независимых» судей» до сих пор выполняют его преступное указание, оценку которому новый председатель К. Боков дать, безусловно, обязан. Мы ответа дождемся! Надеемся и убеждены: мириться с подобными аномалиями он не будет! 

Козлов крышевал именно антигероев публикаций и судей, с участием которых шли суды по «Партнеру» - торопился, пока в его руках была абсолютная власть, сформировать собственную «команду» готовых за свободу от ответственности перешагивать через долг и совесть. Председатель квалификационной коллегии судей края Т. Самойлова следовала за ним след в след. 

При Козлове отписки из ККС, и обеляющие коллег по цеху, достигли такого пика вранья, что в один момент мы решили-таки привлечь Самойлову к административной ответственности за бездействие. 

Но Козлов не выпустил дело за пределы Ставрополья: районные судьи «рассмотрели» дело, не имеющее ни одного документа от начальницы, не присутствовавшей ни на одном заседании. Но это еще не финал: будем этот судейский мрак рассеивать в других инстанциях.  


В настоящее время в производстве судов за пределами края находятся два иска о защите чести и достоинства уже к самому Козлову - от журналиста редакции и от адвоката. 

Кроме того, Заявление о проведении проверки в отношении действий О. А.  Козлова мы направили в Москву - в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации. Просим проверить факты, изложенные в статье Елены Сусловой под названием «Остановите Козлова. Он опасен. И «вооружен» должностным ресурсом, брошенным на оголтелую травлю его разрушительной деятельности в системе ставропольского правосудия»

Козлов и Самойлова потеряли сон: фактам публикаций они не могли противопоставить ровным счетом ни-че-го! И даже повальным судебным террором не смогли заставить журналистов испугаться и замолчать. Что же делать? 

Самойлова пишет письмо с личным обращением к руководителю  краевой службы приставов с просьбой привлечь к ответственности редакцию за публикации, факты в которых, по ее (Самойловой) мнению, «недостоверны и являются давлением на суд». 

Письмо подобного содержания в службу приставов направил и О. Козлов. Просто диву даешься, насколько они беспомощны в вопросах права, так и хочется воскликнуть: «Учите матчасть, господа! И в Кодексы по- чаще заглядывайте!» 

Право же, стыдно было читать их непрофессиональные «бумаги», которые приставы (после данных им сотрудниками редакции пояснений) крутили-крутили в руках и ничего не выкрутили. Не нашлось никаких законных оснований «прижучить» журналистов, как того желали судейские начальники. Ну так и написали бы об этом прямо Самойловой и Козлову - мол, ваши хотелки неисполнимы. И о своих выводах должны были в установленные сроки сообщить главреду газеты Л. Леонтьевой и автору расследований Р. Абрамовой, чье время на объяснения приставы растратили впустую. 

Но прошли месяцы (!), а ответа от приставов мы не получили, хотя напоминали им настойчиво. Расценили это так: скорее всего маленькие начальники из службы приставов щадят самолюбие судейской «элиты» и не дают нам в руки документ, свидетельствующий о поражении заявителей, затеявших с журналистами войну на уничтожение. 

Абрамова возмущена и готовит административный иск по ст. «Бездействие» к руководителю службы приставов Марине Захаровой, которая не принимает дисциплинарных мер к подчиненным, не выполняющим обязанности. 

Ну а я решила свое заявление-жалобу на действие пристава-дознавателя, несколько месяцев не дающего мне ответа, передать лично в руки Марине Анатольевне. 

Захарова мою претензию прочитала, удивилась, заметив, что о заявлениях Козлова-Самойловой не слышала, ей об этом не докладывали. Заверила меня, что ни в политические, ни в подобные игры не играет, никаких просьб «больших людей» не выполняет, обещала разобраться и к виновным принять меры. Жду ответа. Скорого! 

А вот Козлов и Самойлова, связанные вышеописанным единомыслием и схожими грехами профессионально-этического свойства, не унимаются, не в состоянии смириться с мыслью, что и они подсудны общественному мнению. 

Крепко зажмурив глаза и отключив здравомыслие, не хотят видеть, понимать, что их действия и поведение находятся в фокусе внимания гражданского общества, интересы которого и выражают средства массовой информации. 

И, как говорит председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин, «в  силу  сниженных  возможностей  правомерного  контроля  со  стороны  других  ветвей  власти  особое  значение  приобретает  общественный  контроль  над  правосудием». 

Нет, ставропольская «элита в черных мантиях», капризно-обидчивая, безнаказанно самоуправная, не слушает Валерия Зорькина. Не читает закон «О статусе судей в Российской Федерации», который предписывает правоприменителям соблюдать принципы тесного взаимодействия со средствами массовой информации. 

Не вступать с ней в конфронтацию, не мстить за критику, а «взаимодействовать! Но это принципы для тех, у кого цель - служение обществу. У Козлова и Самойловой иные цели, потому они, потерпев фиаско в желании натравить на журналистов приставов, попытались эту цель осуществить уже руками надзорных органов. 

Теми же требованиями приструнить непокорную «Открытую» они загрузили краевую прокуратуру, жалуясь, что газета нарушает ФЗ «О СМИ», не публикуя-де  ответы Козлова на публикации, которые умаляют авторитет ставропольского правосудия и являются «давлением на суд». 

Стоны «людей в черном» попали в родственные руки «людей в синем» - исполняющему в краевой прокуратуре обязанности начальника управления по надзору за соблюдением федерального законодательства, Ю. Мережко, который отправляет заявление Козлова для организации проверки в Октябрьскую прокуратуру, где за нее резво взялся зампрокурора Д. Р. Балковой… 

А теперь чуть помедленнее: поразмыслим, какую телефонную установку, кроме стандартной «сопроводиловки», Мережко мог дать Балковому. Ну как не потрафить большой шишке из крайсуда, ведь из одного же они силового рода-племени, где услуга за услугу – привычно-обычный обмен должностными возможностями: сегодня ты – мне, завтра я – тебе. Это предположение может быть истиной и единственной причиной нахрапистой наглости, с которой в этой истории нарушали закон и Мережко и Балковой. 

Мы потратили много невосполнимого редакционного времени на правовое просвещение обоих прокуроров, представив им «Запрос на информацию», «Заявление», «Пояснения» на их заведомо надуманные претензии. Часть их процитируем, чтобы и читатель прочел их с пользой для себя, мало ли когда придется и ему столкнуться с незаконными накатами надзорников. 

В первую очередь мы направили прокурору Октябрьского района С.К. Филюшкину «Запрос информации», прочитав который надзорники могли бы сообразить, что с проверкой они зашли на чужое поле, взяли чужие функции. 

Вот что мы, в частности, писали: 

«...Основанием для проверки прокуратура считает обращение врио председателя краевого суда О.А. Козлова, которое может быть лишь поводом. Однако в данном случае и поводом являться не может, поскольку направлено не гражданином, а спецсубъектом. 

В обоснование  законности проверки прокурор ссылается на ст. 22 закона «О прокуратуре». Между тем статьёй 21 закона «О прокуратуре» предметом надзора являются: 

1. Соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций; 

соответствие законам правовых актов, издаваемых органами и должностными лицами, указанными в настоящем пункте. 

Исходя из п. 1 ст. 21 предметом надзора могло бы являться нарушение мною или редакцией статей Конституции РФ. И эта защита допустима только в интересах граждан, но никаким образом интересов спецсубъекта – краевого судьи. 

2. При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверка исполнения законов проводится на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором, в случае, если эти сведения нельзя подтвердить или опровергнуть без проведения указанной проверки. 

Между тем основанием проведения проверки является наличие достаточных данных, указывающих на признаки нарушения ст. 43-46 закона «О СМИ». Тем более обращение О.А. Козлова с требованием опровержения направлено Р. А. Абрамовой, которая не является сотрудником редакции. Кроме того, никаких доказательств несоответствия действительности фактов в статьях Абрамовой в так называемом требовании (ответе) Козлова не содержится, поскольку никаких обязательных проверок данных фактов квалификационной коллегией судей не проводилось и официальных ответов в редакцию не направлялось. 

Однако прокуратура берет на себя чужие функции за соблюдением законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации, которая осуществляется Роскомнадзором и его территориальными органами. Если территориальный орган Роскомнадзора не является по отношению к данному СМИ регистрирующим органом, информация о нарушении Закона «О СМИ» направляется в орган, зарегистрировавший данное СМИ. 

В письме прокуратуры отсутствует необходимая для ответа информация о том, что именно я или редакция нарушили ст. 43-46 закона «О СМИ», какие сведения и на каком основании должны быть предоставлены. 

А потому прошу предоставить мне следующую информацию: 

1. Какие признаки нарушения закона о «СМИ» ст. 43-46 усматривает прокуратура? 

2. Какие из сведений, указанных в названных статьях и в ответе по их поводу спецсубъекта О.А. Козлова, не соответствуют действительности? 

3. Какое отношение к СМИ и ко мне, главному редактору, имеет требование Козлова о публикации его ответа, направленного в адрес других лиц, не являющихся сотрудниками редакции? 

4. Какие нормы права обязывают прокуратуру проводить проверку, подменяя иные государственные органы в отношении спецсубъекта в его собственных интересах?» 

Ни на один из вопросов прокуратура не ответила. Поскольку ответы и стали бы доказательством незаконной проверки надзорниками данного СМИ. 

А вот что, в частности, мы писали в «Заявлении» на имя руководителя Октябрьской прокуратуры - с той же целью обратить внимание на незаконность проверки: 

«...Правила поведения О.А. Козлова при осуществлении организационно-распорядительных полномочий закреплены в ст. 12 Кодекса судейской этики. Полномочия председателя Ставропольского краевого суда установлены ч. 3 ст. 29 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», согласно которой, в том числе, председатель крайсуда организует проверку заявлений и жалоб граждан на работу нижестоящих судов (п. 10 ч. 2 ст. 29). Полномочия председателя суда определены также ст. 6.2 закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации». 

Ни один из вышеперечисленных законодательных актов не предоставляет право председателю суда субъекта Российской Федерации обращаться в прокуратуру Ставропольского края с требованием (просьбой) о проведении каких-либо проверок, в том числе в отношении средств массовой информации. 

Прокуратура предметом проверки назвала соблюдение требований ст. 43-46 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 №2124 «О средствах массовой информации». 

Статья 43 закона о СМИ указывает, что гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. 

Порядок опровержения, установленный ст. 44, требует, чтобы в опровержении было указано, какие сведения не соответствуют действительности. 

Статья 46 закона о СМИ предусматривает право на ответ гражданина или организации, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина. 

Направление в редакцию писем на официальном бланке Ставропольского краевого суда за подписью врио председателя краевого суда означает, что копии писем не являются обращением гражданина О. Козлова в редакцию газеты «Открытая. Для всех и каждого». Тем более, что они начинаются с обращения к лицам, которые не являются сотрудниками редакции». 


В «Пояснениях», пытаясь образумить проверяющих надзорников, ссылались на законы, которыми они пренебрегали демонстративно. 

Прокурор Д. Р. Балковой действовал в полном противоречии с Приказом Генпрокурора РФ (от 23 октября 2009 года №341) «О взаимодействии органов прокуратуры со средствами массовой информации». 

Действия прокуратуры (в нарушение ст. 58 закона о СМИ) можно расценивать как воспрепятствование распространению информации о коррупционных проявлениях в правосудной системе края, которая добывается журналистами и предается огласке. 

То есть прокуратурой в союзе с Козловым осуществляется давление на средство массовой информации, действующее в интересах гражданского общества. 


Между тем, вынуждена констатировать, что и краевая прокуратура, и Октябрьская райпрокуратуры в нарушение вышеупомянутого приказа Генпрокуратуры не только уклоняется от проверки многочисленных фактов коррупционных проявлений, которые излагаются на страницах «Открытой» газеты. Но, напротив, начинают давление на издание по отсутствующим основаниям в интересах критикуемых должностных лиц, высокопоставленных чиновников края. 

...Пояснения мы давали юной помощнице прокурора, не понимавшей наших ссылок на закон и самой их сути, но добросовестно напечатавшей их в протоколе, который, убеждена, ее начальники не читали, как и все наши вышеперечисленные документы. 

Зампрокурора Д. Балковой даже не вышел из кабинета, чтобы задать хотя бы один вопрос журналистам - ну хотя бы для виду, хотя бы для демонстрации этико-поведенческой нормы должностного лица по отношению к представителям газеты - выразителям общественного мнения и общественных интересов. 

Балковому это было ни к чему - потому что, как считаю, он выполнял задачу, действовал по сговору, о чем я говорила выше. 

Как еще образумить высокопоставленного надзорника, легко превышающего должностные полномочия? 

Быть может, монетизируя свои важные услуги по упоминавшемуся уже принципу: «Сегодня я - тебе, завтра ты - мне». Один из способов «образумлевания» - конечно, судебный иск к нему с требованием о возмещении ущерба за преследование СМИ, за воспрепятствование нормальной деятельности редакции и прочих нарушений ст. 58 Закона «О СМИ». 

Но в суде сидит Козлов, коршуном отслеживая все иски редакции к беззаконникам. Но не все же коту будет Масленица... 

В Следственном комитете края мы уже зарегистрировали заявление о преступлении зампрокурора Октябрьского района Д. Балкового. Так что посмотреть ему в глаза и получить ответы на проигнорированные им вопросы у журналистов «Открытой» получится.  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, 
призер Всероссийского профессионального
конкурса «Произвол в законе»,
лауреат премии Президента России
«Правда и Справедливость» 
 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях