Поиск на сайте

 

 

Инвесторы считают, что вкладывать деньги в ставропольскую экономику было безопаснее и выгоднее при прежнем губернаторе Черногорове

 

Недавно авторитетные московские эксперты (из Независимого института социальной политики и рейтингового агентства «Эксперт») опубликовали сразу два масштабных исследования, насколько успешно российские регионы проходят через экономический кризис. 
Что касается Ставрополья, то москвичи, по сути, выставили оценку работе губернатора Гаевского, который заступил на свой пост непосредственно перед началом кризиса. Правда, оценка эта не выше «троечки».

 

Сапожники без сапог

Журнал «Эксперт» публикует уже 14-й год подряд «Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов». Подробная методика исследования не раскрывается. Известно лишь, что в качестве экспертов выступают отечественные и зарубежные бизнесмены, а также сотрудники инвестиционных, аудиторских и консалтинговых компаний.
Для каждого региона они анализируют несколько десятков факторов, которые, по их мнению, благоприятствуют либо препятствуют привлечению инвестиций. Соответственно, каждая территория получает две интегральные оценки по категориям «инвестиционный потенциал» и «инвестиционный риск». 
Итак, в нынешнем году Ставрополье попало в категорию «пониженный потенциал – умеренный риск». Эта группа самая многочисленная, в ней 31 регион из 83-х (причем помимо Ставрополья больше ни одного представителя ЮФО). Среди южных регионов лучшие позиции, чем у нас, только у Кубани, Волго-градской и Ростовской областей. Ну а в хвосте рейтинга вполне ожидаемо плетутся Ингушетия и Чечня.
По инвестиционному потенциалу Ставрополье 24-е в стране, зато в рейтинге у нас неплохие соседи – Ленинградская и Воронежская области. Самые выигрышные стороны нашего края, по мнению экспертов, это мощные трудовые ресурсы, емкий потребительский рынок и развитая туристическая сфера.
Примечательно, что в прошлом году туристической отрасли Ставрополья (включая индустрию развлечений) эксперты поставили самые низкие оценки за все 14 лет проведения рейтинга. По этому показателю нас неожиданно обскакали даже Ярославль, Вологда и Челябинск. Тут есть о чем крепко призадуматься Гаевскому, который не устает нахваливать курортный потенциал Кавминвод. 
Основные препоны на пути привлечения инвестиций в наш край (по мнению самих инвесторов) – это отвратительная инфраструктура и скудость природных ресурсов. Основными рисками для ведения бизнеса на Ставрополье деловые люди считают слабость региональной законодательной базы, массу нерешенных социальных проблем и общую неразвитость экономических институтов. 
Если изучить все показатели за 14 лет составления рейтинга в динамике, то картина для Ставрополья и вовсе неутешительная. Снижается инновационный потенциал края (хотя Гаевский любит слово инновации, наверное, даже больше, чем президент Медведев). Местные законы пишутся все хуже (а в особенности те, которые гарантируют сохранность вложений инвесторов), растет социальная напряженность, в глубоком застое финансовая сфера… Постепенно улучшается ситуация с преступностью и экологией. 
На этом печальном фоне, пожалуй, единственная весомая приманка для инвесторов – это сама фигура Валерия Гаевского, при котором Ставрополье обрело хотя бы видимость политической стабильности (как отмечают сами бизнесмены). Но очевидно, что, имея серьезнейшие нерешенные проблемы в социально-экономической сфере, на авторитете одного политика Ставрополье далеко не уедет. 

 

Чумные или чумовые?

Второе исследование называется «Влияние кризиса на регионы России», его опубликовал Независимый институт социальной политики (НИСП).
С октября прошлого года (когда, как считается, по России впервые и ударил кризис) институт ежемесячно отслеживал ситуацию во всех регионах, в том числе и на Ставрополье.
По мнению экспертов, острее всего кризис почувствовали территории с монопрофильной экономикой, где преобладает машиностроение, металлургия, нефтегазовая или угледобыча. В основном это регионы Урала, Сибири и Среднего Поволжья. Здесь велика доля моногородов (замкнутых на одном конкретном предприятии), а в доходах региональных бюджетов преобладает налог на прибыль.
А вот Ставрополье – регион совсем не индустриальный: на завод трудится лишь 12% трудоспособного населения. Зато высока доля сельского хозяйства (18% занятых) и сферы услуг (до 60% занятых), а это именно те отрасли, которые оказались наименее подвержены кризисным явлениям. 
Собственно, имея столь выигрышную структуру краевой экономики, местным властям даже не стоило задумываться о серьезных антикризисных мерах. 
Да, проблемы в краевой экономике были. Но они, по мнению экспертов НИСП, были связаны преимущественно с провалом в сфере розничной торговли (ведь именно она последние годы, по сути, и была основным локомотивом краевого роста). 
И дело тут вот в чем. В прошлом году снизились реальные доходы населения (и это даже несмотря на массовое повышение зарплат бюджетникам с начала 2009 года). Ну а те граждане, у кого оклады остались на прежнем уровне, попросту поддались всеобщей панике и решили откладывать на черный день, а не тратить. Сработал стереотип: а вдруг завтра станет совсем невмоготу?! 
В конце 2008-го в Ставрополе скопом закрылись сразу несколько крупных сетевых магазинов («Патэрсон», «Гроссмарт», «Звездный», «Гармония») и множество мелких. Кризис кредитования и неплатежи торговых сетей за поставленную продукцию по цепочке ударили и по сельскому хозяйству. Но тоже не слишком болезненно. 
Несмотря на такие небольшие встряски, Ставрополье на общероссийском удручающем фоне оставалось «тихой гаванью». Так, в октябре по темпам экономического роста наш регион был на 42-й позиции в стране, весной (когда кризис ударил наиболее ощутимо) – уже 15-м, а летом и вовсе 7-м. Правда, уже к осени мы откатились на 27-ю строчку.  
В отсутствие серьезных структурных проблем в экономике весьма неплохо вы-глядела и краевая социалка. Весной, пока другие регионы стонали от тотальной безработицы, на Ставрополье она была на уровне скромных 3% (плюс еще примерно 5% ставропольцев работали неполную неделю или находились в административном отпуске). Минимальными (в сравнении даже с соседними индустриально развитыми регионами ЮФО) были и долги по зарплате.  
Летом, чуток оправившись от спада промышленности, многие регионы столкнулись с новой напастью – бюджетно-долговым кризисом (в основном он был связан с простоем промышленности,  и, как следствие, упала собираемость налога на прибыль). 
И снова Ставрополье напасть эта миновала: доля «прибыльного» налога в краевом бюджете традиционно не выше 20%, так что сокращение налоговой базы для края не смертельно. 
Но все равно федеральный центр, со всех сторон слыша стенания губернаторов, принялся в массовом порядке вкачивать в регионы субсидии и дотации. Чтобы, не дай бог, где-нибудь не полыхнуло, как в Пикалево! Перепало из «большой кубышки» и Ставрополью. 
Краевые чиновники быстро нашли применение золотой манне – деньги пустили на себя, любимых. Наш край оказался в первой десятке регионов, где стремительнее всего увеличивались расходы на чиновничий аппарат (круче росли зарплаты только у бюрократов в северокавказских республиках, Тверской и Ивановской областях).
Справедливости ради надо сказать, что значительную часть федеральных дотаций на Ставрополье пустили на социалку (видимо, это были те деньги, которые попросту не смогла переварить краевая бюрократия). 
Правда, власти многих других регионов оказались куда дальновиднее: они пустили федеральные деньги не на экстренное затыкание социальных дыр, а на перспективное развитие инфраструктуры (в первую очередь ЖКХ). 
А вот на Ставрополье, где социалка и так была в неплохой форме, тратиться на жилкомхоз губернатор почему-то посчитал ненужным. 
Как видим, антикризисных усилий краевых властей ни по одному из направлений особо заметно не было. Чиновники расселись на завалинке и  ждали, когда все проблемы рассосутся сами собой. 
Похоже, слова Гаевского: «Кризис – это время перемен к лучшему» - так и остались для них пустым звуком. А потому работа краевых властей не заслуживает оценки выше «троечки».

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель 
«Открытой»  газеты



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий