Поиск на сайте

 

«Открытая» начинает новый просветительский проект, посвящённый Ставрополю и его окрестностям: «Город, где жить молодым»

 
Вместо того, чтобы отлёживать бока на диване или одно место в кресле у телевизора, прогуляйтесь по красивейшим местам Ставрополя и его окрестностей с огромной пользой для души и тела. Поверьте – не разочаруетесь!
Журналисты «Открытой» расскажут читателям о малоизвестных окрестностях Ставрополя – заказниках, памятниках природы и просто чудных природных уголках. В ближайшие два месяца мы посетим Татарское городище, ставропольские леса, водоемы, родники, парки и урочища...
Наш провожатый – известный краевед, автор уникальной книги «Ставрополь и его окрестности», член Российского географического общества, постоянный эксперт «Открытой» Василий Гаазов. Он первый выпускник магистратуры географического факультета Ставропольского госуниверситета, сейчас учитель в гимназии №25, руководитель городского «Эко-центра человека» им. Владимира Гниловского.
Наша первая публичная экскурсия – по Русскому лесу. В конце сентября губернатор края утвердил новые границы этого заказника площадью 8,3 тысячи гектаров – теперь он протянулся от Сенгилеевского озера на юге до станицы Новомарьевской на севере.
В границы «обновленного» заказника вошли Беспутская поляна, Бучинская поляна, Шалева поляна (Кустики) и Новомарьевская поляна, а также Лохматый курган, Травертиновый источник и Слепенкин пруд.
 
 
Вы бывали в Травертиновой балке?
 

Маршрут, предложенный краеведом Василием Гаазовым, мы проделали часа за четыре, в неспешных беседах и созерцаниях природных красот. Не так уж много для того, чтобы получить массу впечатлений и заряд бодрости на всю рабочую неделю.

Итак, стартовали мы из центра города, направившись к Травертиновому источнику (памятник природы), что в Русском лесу. Удобнее всего подобраться к нему с улицы Индустриальной, там между гаражами оставить авто – и дальше пешком.

Растут тут бук и граб, только лес редкий, так что видно далеко, особенно осенью и зимой, когда листва опала. Город в каком-то километре от тебя, а вокруг такая тишина, что, кажется, ты один на всей планете!

Склоны балки по пути к источнику крутые, а потому удобная обувь не помешает. Идти недолго, всего минут десять-пятнадцать, – сначала вниз, на запад до речки Гремучки. Здесь встречаем мощный травертиновый выступ, по которому сбегают струйки воды. Зимой они замерзают, а в погожий денек переливаются на солнце серебряными отблесками.

Если перебраться через ручей и пройти совсем немного на запад (хватит и пяти минут), то найдете место, где родник выходит наружу из-под земли сквозь толщу травертина. Рядом что-то вроде небольшой ванны с кристально чистой водой. Любопытно, что на дне этого маленького водоема мы обнаружили насекомых ручейников, которые что-то увлеченно и деловито строили из песчинок и растений.

 
 
Отведайте воды с «сарматским» вкусом
 

Склон высотой с полсотни метров, из-под которого бьет родник, – что-то вроде огромной фильтрационной колонны. Атмосферные осадки, пройдя слои горных пород сверху донизу, очищаются полностью, как в лаборатории. Наш гид Василий Леонидович заверил, что чище и вкуснее воды не бывает.

И сам подал пример: достал из рюкзака кружку, наполнил ее доверху и с наслаждением осушил. Мы последовали его примеру. Когда еще доведется попробовать воду со вкусом сарматских горных пород, прошедшую сквозь многометровые слои известняка-ракушечника, песка и глины?!

На большой поляне возле источника, окруженной кряжистыми грабами, можно отыскать множество необычных вещей: листики, веточки, раковины улиток и даже насекомых, закованных в каменный панцирь из травертина. Травертин – это природная известь. На поверхности он выглядит как белесые слоистые пластины, а вот под землей залегает слоем толщиной до восьми метров.

Из-за особого химического состава почв, как заверяют ученые (и в этом можно убедиться лично весной и летом), в урочище Травертиновой балки лопухи, папоротник, борщевик, плауны вымахивают до невероятных размеров.

 
 
И среди людей есть свиньи
 

Ну а теперь о главном. Не забывайте, что этот памятник природы достался в дар не только нам, но и многим поколениям, которые будут жить после нас. Смело фотографируйтесь здесь, гуляйте, покоряйте скалы, дышите полной грудью, наконец, устройте небольшой пикник... Но ни в коем случае не жгите костры и не бросайте мусор.

Гуляя по урочищу, очень грустно было осознать, что среди горожан есть откровенные свиньи. Кто-то поджег огромный ствол дерева, который теперь посреди чудной поляны стоит черной трубой.

А неподалеку мы обнаружили огромную свалку из консервных банок и пластиковых бутылок. Но если свалку можно еще убрать, то что делать с надписями, вырезанными на стволах деревьев ножами? В каких пещерах выросли эти вандалы, что вообще их занесло в эти божественные места Русского леса?

Постепенно наступает на опушку леса и гаражный кооператив, который всего за несколько лет вырос между Изыскательским переулком и Индустриальной улицей. Вредные стоки отсюда идут прямиком в лес, ускоряя эрозионные процессы. Проще говоря, быстрее образуются овраги, которые еще недавно были в глухой чаще, а нынче коварно подобрались почти вплотную к опушке.

 
 
Как Сенгилей туристов обманывал
 

Следующим пунктом нашей программы стал Лохматый курган. Маршрут такой: с объездной дороги в Юго-Западном районе сворачиваете в сторону хутора Грушевого, но разгоняться не стоит – между отметками 4-й и 5-й километр сверните направо по грунтовой дороге и поезжайте по ней по лесу, а затем мимо дач, пока не выберетесь на открытое пространство.

Тут, с пригорка, видно Сенгилеевское водохранилище. Не ошибемся, если скажем, что именно с Лохматого кургана открывается самый потрясающий вид на Сенгилей: разглядеть его можно, словно в собственные ладошки воды набрал.

Холмистый рельеф вокруг котловины рассекают балки и овраги: издали кажется, словно тут прошелся штихелем мастер-гравер...

Если спуститься вниз к озеру (но не забывайте о природоохранной пятисотметровой зоне вокруг уреза воды, где гулять запрещено!), то выйдете в Вишневую балку.

Идти до балки от Лохматого кургана недалеко, минут десять-пятнадцать, а вот подниматься обратно намного сложнее. Если недавно прошел дождик, можно и вовсе завязнуть в размокшей глинистой почве.

Дорога обманчива: глянул вниз с пригорка – и кажется, что, стоит легко сбежать по склону, и вот ты уже в Вишневой балке. Но едва сойдешь со склона вниз, на ровную, как стол, поляну, понимаешь – разогнаться не получится. Ступать надо осторожно – под ногами то яма, то канава, да еще наполненная водой, а сверху прикрытая пожухлой травой. Так Сенгилей оберегает от туристов свои самые сокровенные уголки.

 
 
А ну-ка идите и медитируйте!
 

Жалко, что такое красивое место на местности обозначено лишь ржавым информационным щитом, который давно надо списать на металлолом. Неужели наш регион, где чиновники по-стахановски записывают в реестр памятников природы поляны, реки, озера, леса и горы, не в состоянии достойно обозначить эти достопримечательности?!

Туристам даем небольшой совет: если соберетесь ехать на Лохматый курган или в Вишневую балку в сырую погоду или в снег, есть шанс до места не добраться. Грунтовая дорога, идущая мимо дачных товариществ «Электрик» и «Политехник», витиеватая – то вниз, то вверх, местами с крутыми поворотами. А застрянете – вытягивать будет некому: хоть вокруг и дачи, да ездят тут нечасто, рассчитывать стоит только на звонок другу, как в известной телепередаче.

Налюбовавшись Лохматым курганом, отправились мы к следующему пункту нашей программы – на Вишневую поляну, которая является памятником природы. Добираться до нее на машине минут десять – надо снова вернуться через Русский лес на трассу, проехать в сторону Грушевого, но свернуть не налево, к самому хутору, а направо, в горку.

Проезжаете домики очередного дачного кооператива «Строитель-2». Заметный ориентир – вдоль дороги тянется толстенная, высотой в человеческий рост, труба, по которой в город подают с Сенгилея питьевую воду. Следом за поворотом, который ведет к воинской части, попадаете прямиком на Вишневую поляну.

Место это тоже заповедное и очень красивое, свое название получило оттого, что некогда росли здесь дикие вишни. Нынче же посреди поляны зачем-то вырыли огромный карьер, отвалы почвы - метровые. Да и военные, устраивая здесь командные учения, постоянно елозят по поляне мощными «Уралами».

 
 
Озеру – миллионы лет, зуб акулы даю!
 

Отсюда тоже как на ладони виден Сенгилей (хотя по прямой до него почти пять километров), а справа – большая балка с крутым, почти отвесным склоном. По гребню тянется вереница деревьев, а чуть поодаль – одинокие кустики терна и боярышника.

Не раз приходилось слышать, что сюда частенько приезжают аж из Ставрополя люди, чтобы медитировать. А как не задуматься о высоком, когда перед тобой открывается вид на озеро, которому миллионы лет! Некогда на месте Сенгилея плескались воды Майкопского моря (оно простиралось от современной Франции до Алтая), оставившего людям редкие, а потому еще более удивительные артефакты.

Василий Леонидович рассказал нам, что еще четверть века назад во время очередной экскурсии на берегу Сенгилея отыскал... зуб акулы. Ныне зуб, как и десятки других удивительных находок (например, отпечатков насекомых с островов древнего Караганского моря, которое было на месте нынешней Вишневой балки), хранится в личной коллекции Гаазова.

Какие же чудные места вокруг Ставрополя: красоты потрясающие, таинственная тишина, только ветер посвистывает, пригибая к земле ковыль. Вот и мы, побродив по Вишневой поляне, вдруг разошлись в разные стороны и застыли, каждый со своими мыслями...

 
Было и у нас древнее море...
 

Дальше мы отправились к Волчьим воротам, куда от поляны рукой подать. Опять выбираетесь на трассу и двигаетесь вниз, в сторону села Сенгилеевского, и снова поворачиваете направо.

Волчьи ворота – это небольшой проход, который образовался между двумя грядами Ставропольской горы. Отсюда тоже красивейший вид на Сенгилей. Правда, идиллию и единение с природой нарушает огромный ресторан, который умудрились построить в этом заповедном месте несколько лет назад. И какой только чиновник недрогнувшей рукой подписывал разрешение?!

Да бог с ними, с чиновниками и рестораторами, когда перед тобою открывается такой вид! Василий Гаазов рассказал нам, что в прошлом Сенгилей был небольшим и соленым до горечи – концентрация соли в нем доходила до 12 граммов на литр. «Исправляли» водами Кубани, которые направили сюда через Невинномысский канал. Заодно дали Ставрополю возможность жить, расти, развиваться за счет пресной питьевой воды.

Водоем вырос в размерах, и чтобы обойти его сегодня, надо протопать сорок километров. Василий Гаазов поделился, что за его многолетнюю карьеру всего дважды удавалось ему обойти Сенгилей. Причем с учетом сложного рельефа местности за один день уложиться не удалось – пришлось останавливаться на ночной бивуак.

 
 
Откуда взялась нефть
 

Именно от Волчьих ворот в подробностях можно разглядеть самый большой мыс Сенгилея – Шпиль, который словно делит водоем на две части. Рядом со Шпилем находится водозаборная станция. На другой (северной) стороне озера хорошо заметны три протяженных лога-оврага: темно-зеленые извилины на нежно-салатовой поверхности склона.

Второй лог (он так и называется) с научной точки зрения считается уникальным: на его склонах произрастают реликтовые растения эремурусы. Издалека они похожи на китайские фонарики. Это осенью, когда природа уже готовится к зимней спячке. А летом эремурус напоминает кукурузный початок, только вместо каждого зернышка – яркий цветок.

А в Третьем логе можно найти кристаллы гипса и даже целые гипсовые розы – это осадок солей, содержащихся в глинах. Вообще по склонам котловины можно отыскать много интересных вещей. Но все они, как правило, скрыты внутри камня.

Стоит пройтись по склонам и поколоть булыжники молотком, и можно увезти домой целую коллекцию отпечатков древних рыб, насекомых и других существ, обитавших здесь миллионы лет назад. Правда, говорит Василий Гаазов, слишком усердствовать не надо – лучше всего делать это вместе с опытным человеком, который знает, где искать их.

Кстати, воды Майкопского моря, от которого в «наследство» потомкам и остался Сенгилей, были насыщены сероводородом. Организмы погибших животных и растений, попадая в такую воду, не разлагались и даже не окислялись, а переходили в «тяжелые» углеводороды, из которых состоит нефть. Именно поэтому Ставрополье и поныне остается территорией, где добывают нефть и природный газ – по сути, останки древней живности.

 
 
И витаминами подхарчились
 

Последним пунктом нашей программы стало реликтовое Кравцово озеро-болото. Подобраться к нему можно с разных сторон, но неплохой подъезд есть с трассы, ведущей в село Сенгилеевское.

От Волчьих ворот возвращаемся на трассу и сворачиваем направо. Как ориентир – большой каменный выступ недалеко от дороги. Это известковый холм-останец сарматской геологической эпохи, ему, прикинул на глаз Василий Гаазов, не менее 10 миллионов лет.

Раньше на этом месте студенты и школьники разбивали молотком известняк-ракушечник, чтобы найти в нем окаменелости. Сегодня же на самой его вершине стоит православный крест, установленный в память о пограничнике Евгении Родионове, замученном чеченскими боевиками в 1996 году.

Относиться к таким превращениям сарматской достопримечательности в культовое место сегодня можно, конечно, по-разному. Но пройдут десятилетия, и нашим потомкам будет казаться, что именно таким это место было всегда.

От креста на кургане до озера метров триста, но подойти к воде вплотную не получится: ноги все больше вязнут в рыхлом и затягивающем грунте. Полтора столетия назад местные предприниматели Гулиев и Нисёнов пробовали добывать тут торф, который покрывает дно водоема, однако идея оказалась слишком затратной, а потому невыгодной.

Долгое время по берегам озера лежали брикеты с торфом, пока дожди не смыли их обратно на дно водоема.

Кстати, для тех, кто подзабыл школьный курс географии: торф – это остатки частично разложившихся растений, которые во влажной среде столетиями собираются губчатыми пластами. Постепенно торф, складированный природой в недрах земли, без доступа кислорода и при высокой температуре превращается в уголь.

Пожалуй, самая удивительная особенность Кравцова озера – оно периодически то зарастает камышом и рогозом, превращаясь в болото, то вновь становится чистым и прозрачным. Отложения на его дне накапливались десять тысяч лет, а потому для ученых хранят уникальную информацию. Вопрос в том, когда наука доберется до этих торфяных пластов?

К берегу водоема  прибился остров. Некогда он был плавучий, а сейчас уже стоит неподвижно на одном месте. Посреди него, прямо из торфяной подушки, растут даже березы: видимо, ветром когда-то занесло сюда березовые семена – «крылатые» орешки...

К слову, сегодня озеро зарыблено и в нем разрешена ловля (в отличие от его большого соседа Сенгилея). Если совсем близко подобраться к воде, то можно встретить меч-траву и даже, если повезет, пузырчатку – редкое насекомоядное растение. Но вглубь мы лезть остереглись, ибо на поляне у озера тоже оказалось много чего интересного и полезного.

Сам Василий Леонидович Гаазов решил набрать пакетик ягод черного боярышника – незаменимый продукт для приготовления чая, а то и чего покрепче. На водке можно приготовить отличную настойку, не хуже фирменного «Стрижамента».

Водитель наш, Саша, подкреплялся плодами лоха серебристого: потом поделился, что крошечные мучнистые ягодки по вкусу напоминают финики. Остальные члены экспедиции поедали вязкий терн и облепиху, которая в этих местах мелковатая, зато очень вкусная.

За такой необычной трапезой нас и застал закат. Солнце медленно перекатывалось за Ставропольской горой, так что пора было домой. Ехали обратно с необычным настроением – ощущение такое, что в отпуске побывали.

 
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН
 
P.S.
Наши впечатления о следующей поездке на Татарское городище читайте в ближайшем номере «Открытой».
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий