Поиск на сайте

 

 

 
История, открытия, личности
 
Рубрику ведёт кандидат химических наук Александр ЛЕОНТЬЕВ
 

Учёные продолжают обсуждать влияние материального неравенства на устойчивость развития как отдельных стран, так и человеческой цивилизации в целом

 
«Наука неравенства» - так озаглавил один из последних своих выпусков известный международный научный журнал «Сайнс» (Science). На страницах этого тематического номера историки и экономисты, психологи и социологи попытались «со своей колокольни» взглянуть на проблему неравномерного распределения материальных благ в современном мире.
Наша страна не фигурирует в приведенных исследованиях. Меж тем, полагаем, читателям будет интересно познакомиться с некоторыми выводами и находками ученых в этой области. Тема эта тем актуальнее, что уровень материального неравенства в российском обществе (измеряемый как коэффициент Джини (G), см. далее) за последние два десятилетия вырос почти вдвое.
При этом неясно, считают ли власти страны это проблемой, которую необходимо срочно решать, или же воспринимают растущее расслоение как нормальный побочный эффект строительства новой России.
В ожидании четких сигналов со стороны государства (например, введения прогрессивного налогообложения, расширения программ социальной поддержки населения и т.д.) узнайте вместе с «Открытой», как обстоят дела с экономическим неравенством за пределами 1/7 части суши Земли.
 
Родом из прошлого
 
Данные археологических раскопок (места стоянок, погребений и т.д.) свидетельствуют, что определенное разделение на богатых и бедных существовало уже в каменном веке у натуфийцев - полукочевой народности охотников-собирателей, обитавшей около 10 тысяч лет назад на территории современного Израиля.
Предположительно, экономическое неравенство начиналось здесь (и повсюду) с того, что отдельные амбициозные семейства «приватизировали» доступ к богатым природными ресурсами местам – охотничьим и рыболовным угодьям, полянам дикорастущих злаков.
Избыток еды новоиспеченная «элита» использовала для организации пиршеств, покупая тем самым лояльность остальных членов племени. Как полагают ученые, подобная модель антисоциального поведения укоренилась потому, что в отличие от других видов богатства (физическая сила, лидерские качества и т.д.) именно материальные ценности (земля, скот и т.д.) оказалось легче всего защитить и передать по наследству.
В дальнейшем, параллельно с развитием общественного устройства, совершенствовались и методы сохранения/укрепления завоеванных экономических высот.
Личная вооруженная гвардия, денежные «запруды» в форме специальных законов или, наконец, полноценная система наследственной «вертикали» власти – арсенал доступных средств, как мы знаем, оказался весьма разнообразен.
 
Понять и оценить
 
Так называемый коэффициент Джини (G), характеризующий степень материального неравенства в обществе (как правило, в терминах денежного дохода людей), был разработан итальянским социологом Коррадо Джини (1884-1965) еще в 1912 году.
Хотя и не лишенный недостатков, данный параметр позволяет измерять и сравнивать (0 – полное равенство, 1 - все богатство нации принадлежит одному человеку) экономическое расслоение внутри отдельных стран, регионов и даже групп населения безотносительно к их размеру, уровню экономического развития или величине абсолютного благосостояния.
Показатели коэффициента Джини для различных стран регулярно публикуют многие национальные и международные организации (Росстат, ООН, Всемирный банк и др.). Так, в развитых европейских и азиатских странах (Германия, Япония, Австралия и т.д.) значение G (с учетом налогов и расходов на «социалку») составляет порядка 0,25-0,32, что говорит о незначительном (в 3-7 раз, вполне приемлемо) разрыве между доходами 20% беднейших и 20% самых зажиточных граждан.
В значительной мере подобная «уравниловка» достигается за счет повышенного налога на доходы богатых и обширных государственных программ социальной помощи населению.
В свою очередь, для США и большинства развивающихся стран (Китай, Россия, Индия, Аргентина и др.) коэффициент Джини находится в диапазоне 0,38-0,45.
Говоря грубо, это означает, что зарплаты низко- и высокооплачиваемых работников здесь различаются в 10-20 раз, а национальные правительства не могут/не хотят отбирать у богатых деньги, дабы раздать их затем бедным.
Еще более незавидно положение населения в ряде африканских и центрально/южноамериканских стран – в ЮАР, Колумбии, Мексике. Тамошнее значение G (0,5-0,68) свидетельствует о крайней степени экономического расслоения общества и концентрации большей части богатств нации в руках узкой группы людей.
 
Особый путь
 
До недавнего времени считалось, что расслоение общества в развивающихся странах - приемлемая, если не неизбежная цена за бурный экономический рост. Дескать, ускоренное развитие - лучшее средство борьбы с бедностью, в то время как меры по сглаживанию неравенства есть верный путь к замедлению роста, а значит, и к подрыву усилий по ликвидации нищеты.
Меж тем недавние исследования экономистов подвергли сомнению подобную точку зрения. Ученые не нашли сколь-нибудь значимой корреляции (взаимосвязи) между темпами экономического развития и ростом/снижением уровня материального неравенства в обществе.
Так, в Восточной Европе после резкого первоначального всплеска в 1990-х годах неравенство (коэффициент Джини) в целом снижается на протяжении последних двух десятилетий.
Схожая картина наблюдается в большинстве стран Латинской Америки. Будучи традиционно экономически «поляризованными», многие государства этого региона (Мексика, Бразилия и др.) с начала двухтысячных показывают серьезные успехи в «ликвидации» своих «супербедных» и «сверхбогатых».
В свою очередь, восточно-азиатские страны (тот же Китай), Ближний Восток и Северная Африка, начав с «равномерно» бедного населения, последние десятилетия показывают устойчивое движение в направлении все более разделенного (по экономическому признаку) общества.
Схожая картина наблюдается и в России, где индекс Джини вырос с 0,26 в 1991 году до 0,42 в 2010-м.
 
Сила прилива
 
«Высокая вода поднимает все лодки», - так выражаются иногда сторонники экономического роста любой ценой, подразумевая, что от ускоренного развития одинаково выигрывают и бедные, и богатые. Меж тем, отмечают исследователи, здесь следует четко понимать, идет ли речь об относительных или абсолютных показателях.
Другими словами, при увеличении вдвое, скажем, пенсий стариков (с 10 до 20 тыс. рублей) и окладов высших чиновников (со 100 до 200 тыс.) относительная разница в доходах не изменится (в 10 раз), в то время как на деле (в абсолютных терминах) пропасть между их благосостоянием вырастет в два раза (с 90 до 180 тыс. рублей). 
Таким образом, подобное формальное повышение общего благосостояния и успехи в борьбе с бедностью (пенсии и зарплаты увеличились в два раза!) на деле оборачиваются существенным углублением разрыва в уровне жизни.
Кроме прочего, успешные, состоятельные слои населения и без того обычно выигрывают больше от экономического бума, нежели беднейшие представители общества.
Как результат, без целенаправленного перераспределения плодов экономического бума в пользу наиболее уязвимых групп населения, реальные показатели материального расслоения оказываются обычно выше, чем заявляют о них официальные источники.
Памятуя о том, что, по мнению ученых, экономический рост и борьба с неравенством не являются вещами взаимоисключаемыми, нетрудно понять, почему многие политики внимательно приглядываются к опыту Бразилии и Мексики.
Развертывая масштабные государственные программы по улучшению жилищных условий, уровня образования и здравоохранения обитателей городских трущоб, правительства этих стран сумели существенно улучшить экономическое положение значительной части своего населения.
В том же направлении, считают ученые, двигается сегодня Китай, ощутимо увеличивший в последнее десятилетие расходы на социальную поддержку своих граждан.
Хочется надеяться, что и у российских властей есть свое видение и методы решения проблемы значительного экономического неравенства и расслоения населения РФ.
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий