Поиск на сайте

 

Следователи Кочубеевского ОМВД семь месяцев не выдавали пострадавшему в автоаварии справку о ДТП и десять месяцев волокитили возбуждение уголовного дела

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Хочу рассказать о безобразном отношении к своим должностным обязанностям работников Кочубеевского ОМВД.

В октябре 2015 года на автотрассе «Ставрополь – Черкесск», на участке между селами Ивановское и Новая Деревня я попал в аварию. Виновником ДТП был признан водитель автомобиля белого цвета: уходя от столкновения с ним, водитель машины Opel Zafira столкнулся с моим автомобилем Volkswagen Tiguan.

В результате аварии мне был причинен легкий вред здоровью, я 17 дней провел на больничном, а моя разбитая машина эвакуирована на спецстоянку в селе Кочубеевском. На место аварии прибыл следователь Кочубеевского ОМВД старший лейтенант полиции А. Ольховский.

Спустя несколько дней он опросил и меня. Ольховский сообщил, что, поскольку в результате аварии есть пострадавшие, то необходимо возбудить не административное, а уголовное дело. Однако следователи А. Ольховский, С. Кондраков, В. Калинин штамповали совершенно ничем не обоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а руководитель следственного органа отменял эти постановления как незаконные и необоснованные – и так раз за разом.

Спустя три месяца после аварии я был вынужден обратиться с жалобой на бездействие сотрудников Кочубеевского ОМВД в Главное следственное управление (ГСУ) ГУ МВД по краю. В ответе, подписанном заместителем начальника управления А. Демидовым, все мои претензии были признаны справедливыми. Демидов пишет, что следственному отделу Кочубеевского ОМВД предписано в кратчайшие сроки устранить недостатки в расследовании дела.

Но даже это не заставило сотрудников Кочубеевского ОМВД работать. Движения в расследовании начались лишь после того, как я обратился в суд с исковым заявлением к ОМВД по Кочубеевскому району. К исковому заявлению я приложил документы, подтверждающие причинение мне как материального ущерба (по оценке эксперта, моему автомобилю был причинен ущерб в размере 700 тысяч рублей), так и морального вреда.

После этого я наконец-то получил в Кочубеевском ОМВД справку о ДТП и другие документы, необходимые для страхового возмещения, ремонта и продажи разбитого автомобиля. На то, чтобы оформить эти бумаги, у полицейских ушло семь месяцев! А уголовное дело по факту ДТП было возбуждено только спустя десять месяцев после аварии, в августе 2016 года.

По версии следствия, единственным виновником ДТП является И. Степанов, водитель машины Opel Zafira. При этом полностью проигнорированы мои свидетельские показания о том, что авария произошла из-за опасного маневра (обгона) двигавшейся в моем ряду  машины белого цвета.

Между тем материальный ущерб, причиненный мне в результате аварии, постоянно рос. Пока затягивалось следствие, цена машины, которую я собирался приобрести взамен разбитой, выросла.

Все эти доводы я изложил в исковом заявлении в Кочубеевский районный суд. Однако судья убедил меня, что Кочубеевское ОМВД является ненадлежащим ответчиком по делу, и посоветовал подать аналогичный иск о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда к Министерству финансов РФ.

Исковое заявление я подал в июне 2016 года в Ленинский районный суд Ставрополя, который в ноябре отказал в удовлетворении моих требований. Основанием для отказа послужило то, что я не представил доказательств вины сотрудников ОМВД в затягивании расследования дела.

Вердикт Ленинского райсуда я обжаловал в Ставропольском краевом суде.

Виктор ЛУКЬЯНЕНКО,
профессор СКФУ,
доктор педагогических наук
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий