Поиск на сайте

 

 

Альтернативные официальным итоги Года молодежи на Ставрополье подводит руководитель общественного представительства Росмолодежи в Ставропольском крае Александр Гопа

 

Незадолго до Нового года губернатор Валерий Гаевский решил дать большую пресс-конференцию в Москве. Повод был серьезный и, что самое важное, эксклюзивный: итоги Года молодежи на Ставрополье. 
Столичные журналисты, видимо, с немалым интересом узнали, что в прошлом году губернаторские стипендии получили 105 юных ставропольцев, а президентские гранты – 80 ребят. Бесспорно, событием федерального масштаба журналистам показалась и победа ставропольских стройотрядов на смотре-конкурсе ЮФО. Ну и наконец, все московские СМИ просто обязаны были написать о том, что на Ставрополье нынче ударными темпами развивается волонтерское движение. 
Ну а если без юмора, то становится очевидно: Гаевскому было решительно нечем увлечь столичную прессу. У его пресс-конференции была совсем иная (и амбициозная!) цель: преподнести самого себя как политика, способного координировать молодежную политику в масштабах всего Северного Кавказа. Ну тесновато Валерию Вениаминовичу в рамках Ставрополья, он - птица более высокого полета. 
Чтобы его новый имидж крепко отпечатался в головах столичных журналистов, Гаевский на брифинге выдал целую массу масштабных идей. Он обещал нынешним летом провести в крае Всекавказский молодежный лагерь (типа «Селигера»), запустить проект «Столица Кавказа», построить в краевом центре Молодежный центр дружбы народов и много чего еще… В общем, теперь, когда ее ведет к новым свершениям г-н Гаевский, молодежь Кавказа может смотреть в завтрашний день уверенно. 
Ну а что, если взглянуть на ситуацию трезво, не отвлекаясь на велеречивые обещания прожженных политиков? Каковы реальные итоги Года молодежи на Ставрополье? Какие из громко заявленных молодежных проектов наш край действительно сможет потянуть? 
Об этом обозреватель «Открытой» беседует с руководителем общественного представительства Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежи) по Ставропольскому краю Александром ГОПА.

 

- Александр, как общественный активист как вы оцениваете итоги Года молодежи на Ставрополье? 
- Главный итог, на мой взгляд, таков: на Ставрополье есть огромная масса молодых людей, готовых направить свою энергию на развитие края и России. По данным портала Года молодежи (www.godmol.ru), Ставрополье вошло в первую десятку регионов страны по количеству ребят, желающих принять участие в федеральных молодежных проектах. На портале от нашего края зарегистрировалось около 2500 человек. Больше - только в таких крупных регионах, как Москва, Питер, Кубань. 
- А власти сумели создать для этих ребят все условия, чтобы они смогли реализовать свой потенциал? 
- На мой взгляд, нет. Объясню почему. Центральным мероприятием Года молодежи стал всероссийский форум «Селигер». Для участия в нем в регионах отбирались самые талантливые ребята с инновационными проектами по восьми разным направлениям: наука, бизнес, толерантность, медиа, туризм, лидерство, волонтерство, творчество. 
Причем отбор на «Селигер» шел по конкурсному принципу: приглашали сюда самых активных ребят, с наиболее интересными и важными идеями. Экспертизу молодежных проектов проводило именно наше представительство: мы много ездили по краю, бывали в вузах, беседовали с ребятами... Всего для участия в «Селигере» мы рекомендовали около 600 ребят и 180 проектов (персональных и коллективных). 
- Звучит красиво. Ну а какова здесь была функция краевого комитета по делам молодежи? 
- Позвольте сначала рассказать, как строилась работа в других регионах.  Представители Росмолодежи формировали списки ребят, а региональные власти просто обеспечивали их выезд на «Селигер». А вот на Ставрополье краевые чиновники решили все оттянуть на себя. В комитете по делам молодежи подготовленные нами списки участников забрали, даже не сказав спасибо, и бегом принялись переделывать. 
- Зачем? 
- Дело в том, что в краевой казне вообще не нашлось денег на то, чтобы оплатить выезд нашей делегации на «Селигер». Платить пришлось либо самим ребятам, либо их вузам. Поэтому и сам принцип отбора участников на Ставрополье оказался полностью искажен: на инновационный форум поехали отнюдь не самые талантливые, а самые платежеспособные. 
Многие частные вузы просто не смогли оплатить своим студентам участие в «Селигере». Ведь речь шла о немалой сумме: четыре тысячи рублей на проезд (такую цену назвал комитет по делам молодежи) плюс оргвзнос в размере 2200 рублей (эту цифру установила Росмолодежь как организатор форума). 
Вот пример. Группа ребят из Ставропольского филиала Московского университета приборостроения и информатики вышли с очень интересным проектом по развитию туристических пешеходных маршрутов региона КМВ. Но, к сожалению, у самих ребят денег на поездку не было, не смог спонсировать их и вуз. И на «Селигер» они не попали, хотя, уверен, там бы их проект вызвал живейший интерес, ведь развитие внутреннего туризма - это одна из приоритетных задач страны. 
- Ну а сколько ставропольцев все же добрались до Селигера? 
- Если поначалу мы отобрали 600 человек, то в итоге поехали около 230. А вместо заявленных от края 180 молодежных проектов на форуме увидели только 30. То есть поехала на «Селигер» просто активная, талантливая молодежь, но, увы, без проектного мышления. Впрочем, даже несмотря на это, ставропольская делегация показала на «Селигере» очень неплохие результаты: в число победителей форума по разным номинациям попали пятеро наших ребят. 
- Так, может быть, краевым властям и не стоило всерьез заботиться по поводу «Селигера»? Ну вот скажите, какую реальную поддержку в своих начинаниях получили талантливые ребята, победившие на форуме? 
- «Селигер» задумывался как общенациональный смотр достижений сегодняшней молодежи. Здесь было организовано восемь тематических смен, на которых в общей сложности побывало почти 50 тысяч ребят со всей страны.
Во-первых, они смогли обменяться идеями, наладить контакты, завести друзей по интересам, а это уже немало.
Во-вторых, на форум специально приглашали известных бизнесменов, ученых, политиков, общественных деятелей. То есть тех людей, от которых зависела реализация конкретных проектов. По итогам «Селигера» многие ребята получили приглашения на работу от крупных компаний, чьи-то инновации даже нашли коммерческое применение. 
Поймите, сегодня - время прагматиков. Да, можно быть умным, коммуникабельным, творческим. Но в первую очередь надо быть пробивным, уметь видеть конъюнктуру рынка. Ведь если ты творишь «в стол», это никому не нужно. И все мероприятия Года молодежи как раз и были «заточены» на то, чтобы помочь самым талантливым ребятам из провинции реализовать свои начинания. Поэтому вдвойне печально, что краевые власти не смогли отыскать средства на то, чтобы помочь нашей талантливой молодежи. В отличие от большинства других регионов. 
- Пожалуй, тут некорректно сравнивать, скажем, Ставрополье и Краснодарский край. У нас на молодежную политику в краевом бюджете выделяется 50-60 млн. рублей, а на Кубани - почти полмиллиарда. 
- Сегодня ставропольские власти очень настойчиво декларируют то, что краевая экономика переходит на инновационные рельсы. Но помимо обещаний должны быть и реальные дела. Должна быть активная поддержка тех молодых людей, которые занимаются настоящими, перспективными инновациями. Молодежная политика в крае должна ориентироваться на конечный результат, а не на «галочку». У нас же сегодня чиновники только и умеют что подсчитывать, сколько ребят отправили на один форум, сколько - на другой. Ну а где эффект от этих поездок?!
- М-да, наши чиновники умеют пустить пыль в глаза... 
- Уверен, ставропольские власти тоже могли бы отыскать какие-то дополнительные источники, чтобы оплатить проезд нашей делегации на мероприятия Года молодежи. У всех соседних территорий (включая национальные республики) нашлись в бюджете деньги на то, чтобы вывезти свою молодежь и на «Селигер», и на форум победителей «Прорыв». То есть наши соседи понимают: экономить на талантливой молодежи нельзя, поскольку это цвет нации и залог процветания их регионов в будущем. 
- В самом начале Года молодежи я ради интереса зашел на его федеральный портал www.godmol.ru и поразился, сколько было запланировано всяких интересных мероприятий: фестивали, форумы, конвенты. Но мне не доводилось слышать, что все эти начинания были подхвачены на Ставрополье. 
- Если какие-то из подобных мероприятий и проводились на Ставрополье, то мне об этом тоже ничего не известно. Хотя в их подготовке должно было принимать участие и наше представительство Росмолодежи. Однако помимо отбора ребят на форумы «Селигер» и «Прорыв» у нас в течение всего Года молодежи, по сути, работы не было. 
- Вы очень кстати вспомнили о «Прорыве», который завершал Год молодежи. Ведь для Ставрополья он закончился позорным фактом - наши лучшие ребята на этот форум попросту не доехали: автобусы с детьми замерзли на трассе. Как вы считаете, кто в этом виноват? 
- Мне не хотелось бы давать оценку своим коллегам из краевого комитета по делам молодежи, которые организовали этот выезд. Наверное, они сделали все, что от них зависело. Впрочем, говорить о том, что ставропольцев на «Прорыве» вообще не было, неправильно. По линии Росмолодежи мы сумели привезти на форум делегацию в составе 50 ребят: это в основном волонтеры, добровольцы, общественные активисты. Причем мы доехали до Москвы безо всяких проблем.
- Подытоживая то, о чем вы рассказали, можно сделать вывод, что краевой комитет по делам молодежи со своей работой не справляется. 
- Вопрос не в том, справляется или нет. Порочен сам принцип, когда молодежной политикой в регионах заправляют паркетные чиновники. Молодежь - это драйв, энергия, инновации. А у бюрократов на все это аллергия. 
Вы посмотрите, к чему последние годы сводится в крае вся молодежная политика: стройотряды, «Зарница», концерты для хлеборобов... Да, конечно, для кого-то это важно и нужно. Но должны быть и более современные методы работы с молодежью. Тем более в свете объявленной президентом модернизации, ведь никто не сможет модернизировать нашу страну лучше молодых, которым в ней жить завтра.
- А что это за новые методы работы, о которых вы говорите? 
- Мне кажется, что молодежная политика в стране должна строиться следующим образом. Росмолодежь как федеральная структура определяет список приоритетных направлений, наиболее актуальных для государства и общества. Это некий национальный вектор движения вперед, русло, в которое должна быть направлена энергия молодых. 
А в регионах операторами молодежной политики пусть выступают не чиновники, а некоммерческие организации (НКО). Те самые 50 миллионов, которые сегодня выделяются из краевого бюджета на молодежную политику, не должны ни проедаться, ни растрачиваться на всякие концерты, как сегодня. Их нужно распределять на конкурсной основе между молодежными НКО. Ведь кто как не сама молодежь лучше всего знает, что ей нужно. 
- То есть бюрократам в этой системе места нет? 
- Почему же нет... Просто функции бюрократических структур (комитетов, управлений, отделов по делам молодежи) должны быть сведены к минимуму: это контроль и анализ деятельности молодежных НКО. Кстати, это бы дало толчок развитию гражданского общества и позволило бы снизить расходы на бюрократический аппарат, о чем постоянно говорит президент. 
- Год молодежи закончился. То есть теперь у вашего представительства работы уже нет?
- Почему же нет?! Напротив, мы будем теперь работать еще активнее, поскольку не будем оглядываться на краевой комитет по делам молодежи. А планов у нас масса. И главная цель остается прежней: выявлять и продвигать молодых творческих ребят и их проекты.

 

Беседовал 
Антон ЧАБЛИН

 

Иван30 января 2010, 12:58

 
 
 
 

Не кто я думаю не удивиться, но все что сказано в статье, это просто ласки по отношению к «нашему» КДМ, они давно уже занимаются «непонятной» молодежной политикой. Представляется, что путь который выбрал КДМ – путь формирования молодежной политики без участия молодежных организаций и организаций работающих с молодежью, путь реализации той самой политики, но без поддержки тех кто был достоин (в данном случае в качестве примера и Селигер и Прорыв. На Селигер я тоже подбирал команду – а в конечном итоге …… - для кого я это делал – с КДМ хоть и требовали, но даже спасибо не сказали а ребят, в большей части по принципу той самой пресловутой «платежеспособности» отправили – и здесь вспоминается слова одной из «прекраснейших» специалисток КДМ которая по телефону на мой вопрос: А что делать ребятам у которых классные проекты но нет денег? – ответ? – Ну, пусть сидят дома, раз у них денег нет!!! – Ну… из данного ответа можно только догадываться о «большущей» заинтересованности в поддержке талантливой молодежи.) мягко говоря не демократичен и к формированию гражданского общества не имеет ни какого значения. Молодежная политика на Ставрополье постепенно, но как то, уж очень нагло, превратилась в «туристический бизнес». И здесь КДМ преуспел – «путевки в жизнь» реализуют с большим успехом. Забавна «показушка» и с волонтерскими книжками в самом г. Ставрополь. Выдать выдают, да и ВУЗы напрягают – ведь перед Москвой на дож отчитываться как то- а в итоге хоть бы правила их использования разработали- а то смотришь и диву даешься – а кто записи то ставить в ней может? Или по аналогии, на мой взгляд с нескромным и оскорбительным заявлением на получение данной книжки ( - текст из присланного заявления – «… прошу включить меня в ряды добровольцев г. Ставрополя ….») надо обращаться каждый раз к руководителю УДМ г. Ставрополь. Идея то по сути неплохая с книжками добровольцев но как обычно как иногда упоминают КВН-чики «Шутку слили». фактов много - все писать не напишиш - но задуматься уже давно пора, а то скоро будет поздно и здесь, заранее извиняясь перед автором слов песни - процитирую "Что может нереализованный успех, где неуспех уже реализован" – как то так получается

Кожемяк29 января 2010, 19:25
 
 
 
 

Подтверждаю что так всё и было как Александр Гопа поведал Открытой газете. Только Александр ещё мягко и как говориться политкоректно всё рассказал. Я сам имел некое отношение к подготовке талантливых молодых людей из Ставропольского края к Селигеру на предпринимательский поток. Молодёжь прошедшим летом подобралась весьма талантливая, большую часть разработанных проектов хоть сразу внедряй. У всех блеск в глазах от предстоящего события. Вот так всё было, примерно за полторы недели до отправки. Но, что произошло потом, не поддаётся ни какому описанию. КДМ автобусы конечно же нашёл, но вот места только в них были платные, по 4300 рублей. Получилось так, что треть мест всё же смогли оплатить талантливые молодые люди, которые готовились к Селигеру. Вторая треть, досталась ВУЗам - сюда вошли активисты (КВН-щики, рисовальщики стенгазет и прочие, которые к Селигеру вообще никакого отношения не имели). А вот оставшиеся места, это весьма интересная история - их наполняли сами чиновники КДМ, за каждым из которых имелось некое количество мест.Чьи дети туда попали, остаётся загадкой. Наверное эта та часть молодёжи, которая хотела потусоваться и лично лицезреть нашего Президента. Больше никаких достижений у них небыло. В общем как всегда, наш край "прославился".

Владимир Романов29 января 2010, 08:31
 
 
 
 

Статья абсолютно правдивая. Сам ехал от КДМа на Селигер, за дорогу отдал 4 тысячи. А теперь выясняется, что им на это из бютжета были деньги выделены (60 млн.), на которые чинуши себе мерседесов наверное накупили. А молодежь, как всегда, в пролёте оказалась. Где справедливость?

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий