Поиск на сайте

 

 

Бездействие краевых надзорников в природоохранной сфере вынудило ставропольских общественников обратиться в Генпрокуратуру РФ

«Протестный комитет Ставрополя» давно и профессионально занимается пресечением нарушений ставропольской властью всех уровней природоохранного и санитарно-эпидемиологического законодательства, о чем регулярно рассказывает на страницах «Открытой» газеты.
Одной из острых проблем является уничтожение краевого заказника «Русский лес».
Мало что изменилось и после того, как президент объявил 2017-й Годом экологии. Чиновники вещают, как привольно живется зверушкам в наших лесах, а ОНФ природоохранную деятельность свел к борьбе со свалками, не имеющую положительных результатов.
Мы надеялись, что ситуация изменится с приходом в краевую прокуратуру нового руководителя Анатолия Богданчикова, пообещавшего основной упор сделать на борьбе с коррупцией. Наши надежды не оправдались.
 

Итак, в ноябре прошлого года мы известили администрацию президента о том, что утвержденное губернатором края В. Владимировым постановление №416-п от 25.09.2015 года содержит явные признаки коррупции.

Согласно этому документу были утверждены новые границы заказника «Русский лес», в результате чего из его состава пропало 44 гектара лесных земель. При этом об исключении этих гектаров особо охраняемой природной территории в самом постановлении не сказано ни слова. Были да сплыли.

Но земли заказника не испарились, их, как стало известно, незаконно раздали в аренду близким к власти физическим и юридическим лицам. Этот аттракцион щедрости тайно провернули с 2008 по 2011 год, то есть в тот период, когда - внимание! - действовало «Положение о государственном природном заказнике краевого значения «Русский лес», утвержденное постановлением правительства Ставропольского края от 12 сентября 2005 года №114-п.

Иными словами, министерство природных ресурсов края не имело права раздавать земли заказника в аренду под запрещенные этим положением виды деятельности, а именно под рекреационную деятельность. Только бездействие и бесконтрольность краевой прокуратуры позволили чиновникам минприроды грубо нарушить законодательство.

Наше обращение из администрации президента перенаправили в прокуратуру края для «всестороннего и объективного изучения». Однако это поручение прокуратура фактически проигнорировала.

Нам вернули документы без рассмотрения(!), сопроводив письмом о том, что мы якобы не представили новых доводов для проведения дополнительной проверки, а ранее нам уже был дан мотивированный ответ.

Между тем самой же краевой прокуратурой было установлено, что проекты освоения арендованных земельных участков не соответствуют требованиям законодательства об особо охраняемых природных территориях. Именно поэтому были отменены приказы об утверждении положительного заключения экспертизы проектов.

Кроме того, Верховный суд РФ установил, что экспертиза проектов освоения лесов была проведена не уполномоченным на то органом.

Краевая прокуратура подтвердила, что приказом краевого минприроды от 05.03.2015 года №56 утверждено положительное заключение государственной экологической экспертизы, обосновывающее правовой статус государственного природного заказника краевого значения «Русский лес». А границы заказника сформированы «в соответствии с наличием на территории объектов охраны». И 44 исчезнувших гектара не исключение.

Чтобы вывести их из состава заказника, необходимо заключение экологической экспертизы, признающее их малоценными, не соответствующими биологическому профилю особо охраняемых природных территорий. Но такого заключения нет и быть не может.

А раз так, то постановлением №416-п земли заказника были урезаны в интересах определенной группы лиц, что и есть самая настоящая коррупция. Более того, теперь арендаторы могут развернуть на вновь обретенных участках хозяйственную деятельность, что приведет к их уничтожению как части уникального природного комплекса.

Мер прокурорского реагирования не последовало.

Именно бездействие надзорного органа позволило на протяжении многих лет кромсать лесные земли заказника. Первоначально, в 1997 году, они составляли 7558 га, но за счет хищнического растаскивания, в том числе под прикрытием губернаторского постановления, их площадь сократилась на 784 га.

Чтобы скрыть это варварство, тем же пресловутым постановлением №416-п в состав заказника включили земли сельхозназначения (для выпаса скота), находившиеся в частной собственности и не представляющие особой природной ценности.

Как пояснили в краевом минприроды, сделано это исключительно с целью сохранения и, более того, увеличения площади заказника до 8312 га. Не абсурд ли?

Ценные лесные земли министерство раздало статусным дядям и тетям, чтобы им жилось еще лучше и жирнее, а невосполнимые потери «компенсировало» за счет пастбищ!

Почему при этом в новые границы заказника не вошли 44 га леса, в министерстве объясняют тем, что в таком случае земли пришлось бы выкупать у арендаторов, а это, мол, потребует «значительных средств из бюджета края».

О каком вообще выкупе идет речь? Земли раздали незаконно, а поскольку никем из арендаторов они не освоены и до сих пор, слава богу, находятся в первозданном виде, то должны быть возвращены в границы заказника.

Умиляет еще один опус из министерского ответа, которым чиновники пытаются обосновать целесообразность сделки: мол, плата за аренду земель лесного фонда идет в федеральный бюджет. Надо понимать, что восстановление законности нанесет непоправимый ущерб бюджету страны. Ну не глупость ли?

Из очередного письма минприроды следует, что проект постановления №416-п прошел антикоррупционную экспертизу в органах исполнительной власти края. Кроме того, заверили нас, была проведена независимая антикоррупционная экспертиза «путем размещения проекта постановления в Интернете». И все эти экспертизы якобы подтвердили, что документ на предмет коррупции чист как стеклышко.

Чиновники заверили, что проект постановления изучили в краевой прокуратуре и никаких замечаний к нему не поступило. Однако надзорным органом о собственной антикоррупционной экспертизе проекта не упоминается ни разу. Как и о том, что 44 га охраняемых земель заказника признаны малоценными и лишены статуса особо охраняемой территории.

Если антикоррупционная экспертиза проекта прокуратурой не проводилась, то почему? А если проводилась, почему факт незаконной раздачи в аренду особо охраняемой природной территории в интересах узкого круга лиц остался без внимания правоохранительных органов?

Как ситуацию ни поверни, всюду неприятно отдает коррупцией.

Любовь ЧЕРНОВА,
Татьяна НИКИТУШКИНА,
руководители
общественного движения
«Протестный комитет Ставрополя»

МЕЖДУ ТЕМ

Обращение пустили по кругу

По вопросу сброса хозяйственно-фекальных вод в леса и реки, впадающие в единственный источник питьевой воды Ставрополя - Сенгилеевское водохранилище, обращение «Протестного комитета», ожидаемо, пустили по кругу.

Из минприроды РФ наше письмо направили в Департамент  Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по СКФО. Из Департамента - в краевые инстанции Роспотребнадзора, следственного комитета, Росимущества и минприроды.

Первые три ведомства ответили, что эти вопросы не входят в сферу их компетенции.  В министерстве с проблемой оказались знакомы, но что касается практического ее решения, то в ответе об этом ничего не сказано.

Иными словами, на протяжении многих лет канализационные стоки продолжают  отравлять окрестные со Ставропольем леса, реки, озера. Более того, число жилых комплексов растет и проблема становится все острее.

О катастрофе в природоохранной сфере Ставропольского края «Протестный комитет» написал заявление в Генпрокурору РФ, в котором просит главного надзорника страны:
- провести проверку фактов нарушения природоохранного законодательства, изложенных в обращении организации в адрес президента России Владимира Путина;
- дать правовую оценку действиям прокуратуры Ставропольского края, позволившей министерству природных ресурсов раздать в аренду на 49 лет под запрещенные виды деятельности 44 га особо охраняемых природных территорий государственного заказника краевого значения «Русский лес», а правительству - исключить их из состава заказника;
- провести проверку работы прокуратуры края на соответствие требованиям по осуществлению полноценного и объективного надзора за исполнением законодательства в сфере противодействия коррупции.
О реакции Генпрокуратуры «Открытая» непременно проинформирует.
 
Татьяна Никитушкина (слева) и Любовь Чернова
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий