Поиск на сайте

 

 

Благодарный сын восстановил боевую биографию отца-фронтовика, ошибочно занесенного в списки погибших

 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета. Много лет я занимаюсь составлением генеалогического древа нашего рода Поповых. И, в частности, восстанавливаю боевой путь моего отца-фронтовика Николая Ивановича Попова.
Он родился в 1920 году в станице Александрийской Александрийско-Обильненского (ныне Георгиевского) района Орджоникидзевского (ныне Ставропольского) края. По специальности тракторист. В сентябре 1939-го был призван в Красную армию, попал механиком-водителем в 158-й учебный танковый полк Киевского военного округа (с началом войны – Юго-Западного фронта).
К началу вторжения немецких войск на Украину учебный полк имел на вооружении в основном малые и легкие танки с противопульной броней (от снарядов они не были защищены). И уже в августе полк был разбит, танки сожжены, уцелевший личный состав направлен в запасные полки. 
Моего отца направили механиком-водителем в 58-й запасной танковый полк Горьковского военного округа, затем в сформированную на его базе 158-ю тяжелую танковую бригаду (танки КВ, «Клим Ворошилов»). Эта бригада состояла в резерве ставки Верховного главнокомандующего, то есть перебрасывалась на участки линии фронта, где прорывались войска вермахта или нужно было подавить тяжелыми танками оборону противника.
В оборонительной операции Брянского и Юго-Западного фронтов на Воронежском направлении бригада отца (в составе других подразделений) была окружена 29-м армейским корпусом немецкой и частями 2-й венгерской армии. Попавшие 2 июля 1942 года в окружение 21-я и 28-я армии вынуждены были прорываться из окружения хаотично, порознь, при плохом обеспечении боеприпасами и в отсутствие единого командования.
Многих не оказавшихся в строю после боя заносили в число пропавших без вести. Родителям  отца тоже пришла весточка: Николай Иванович Попов пропал без вести под хутором Волошино Воронежской области. Эта информация в Георгиевском военкомате оставалась действительной до 2005 года. Неизвестно, кем было принято решение, но всех пропавших без вести в том году включили в списки погибших в Великой Отечественной войне. 
Однако отец не погиб. Выйдя из окружения, он продолжал воевать до августа 1942 года в составе 158-й танковой бригады Сталинградского фронта.  Но к концу июля бригада была разбита (тяжелые танки КВ немцы сожгли «термитными» кумулятивными снарядами). 
Отца и оставшихся в живых танкистов перебросили в 131-й запасной танковый полк Приволжского военного округа курсантами. Самые трагические и загадочные события в судьбе моего отца связаны со 111-й танковой бригадой 25-го танкового корпуса Воронежского фронта, куда его направили осенью 1942 года.  
При проведении операции «Скачок» в феврале 1943-го бригада в составе других подразделений должна была выдвинуться в район станции Лозовая под Харьковом. Однако бригада отца к месту сосредоточения так и не прибыла. Что произошло с ней на марше, до сих пор неизвестно.
Знаю лишь, что отец оказался в немецком плену. Его швырнули в застенки концлагеря «Заксенхаузен» близ Ораниенбурга. Как рассказывал затем отец, в лагере была повальная дизентерия, люди умирали десятками. Помогал заключенным один только врач-еврей, отцу он тоже дал отвар какой-то травки, которая его и спасла от заразы. Впоследствии немцы расстреляли этого врача за помощь раненым.
Заключенных  «Заксенхаузена» освободили 22 апреля 1945 года войска 1-й танковой армии и армия войска Польского. Отец рассказывал: «Раннее утро. Тишина. Нет криков охраны, лая собак. Вдруг открываются двери барака, и кто-то кричит: «Ребята, выходи! Мы вас освободили!» Все вызволенные из немецкого плена в обязательном порядке проходили проверку в спецотделе, и отец тоже. 
Операция по взятию Берлина требовала пополнения танковых частей специалистами, и отца направили в одну из танковых частей (номер мне так и не удалось выяснить) 1-й танковой армии. Повторно приняв присягу в апреле 1945-го, он участвовал в сражении за Берлин. Во время одного из боев на улицах полуразрушенного города ему с экипажем пришлось менять траки перебитой гусеницы – и отцу перебило ногу осколком снаряда. 
Вот так, за несколько дней до Великой Победы, его отправили лечиться в полевой хирургический госпиталь (583 ППГ). А после лечения оставили в этом госпитале работать санитаром.
Демобилизовался отец в сентябре 1946 года, вернулся домой на Ставрополье, работал в колхозе. Умер в мае 1985 года, похоронен в родной станице Александрийской. Однако при строительстве мемориала погибшим станичникам в 2005 году был ошибочно занесен в списки погибших в боях с захватчиками.
Со страниц газеты прошу откликнуться всех сослуживцев отца по 158-му танковому полку, а также 111-й танковой бригады 25-го танкового корпуса, родственников этих солдат. Этот полк по плану прикрытия участвовал в боевых действиях летом 1941-го и в августе был разбит. Однако при составлении Генштабом перечня частей действующей армии  о полке просто забыли. 
Горько сознавать, что боевой полк просто стал забытым! А воевавшие в нем и родственники погибших лишены прав и льгот участников Великой Отечественной войны. Надеюсь, что мое обращение разойдется по краю и всей России и позволит восстановить историческую справедливость.

 

Александр ПОПОВ
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий