Поиск на сайте

 

 

Марина ТУТАЕВА, адвокат, Пятигорск:
- Для меня лично с самого детства это очень большой праздник.  Мы всегда с самого утра собирались к дедушке. А дедушка, очень нарядный в этот день, надевал  все свои награды, так что на пиджаке даже места свободного не оставалось. Мы дедом очень гордились. Продолжаем в этот день навещать нашего дедушку, но уже на кладбище.
Война – это что-то очень страшное. И понимаешь, почему раньше люди, хотя и были недовольны жизнью, но говорили: ничего, лишь бы не было войны.

 

Александр МАРЬЯШОВ, охранник, ветеран боевых действий, бывший сотрудник МВД, отец четверых детей, ст. Лысогорская Георгиевского района: 
- Я вырос в Советском Союзе, и воспитан по-советски.  Отношусь ко Дню Победы не как к государственному празднику, а очень личному. Пытаюсь такое же отношение воспитать в своих детях.  Для меня День Победы – это наша  традиция, это наша история, это наша Родина.

 

Павел БЕЛОУСОВ, директор юридической конторы «Центр правового обеспечения», с. Краснокумское Георгиевского района: 
- День Победы – это победа добра над злом. Каждый год принимаю участие в общественном возложении цветов в своем селе. В моей семье никто на войне не был. Одного деда репрессировали еще в 24-м, другой трудился на оборонном заводе, его просто на фронт не пускали. А 9 Мая обязательно  георгиевские ленточки наденем, за столом посидим, выпьем за ветеранов.  

 

Любовь ХОНИЧЕВА, пенсионерка, активистка движения «Экологический конгресс Ставрополья», Минеральные Воды:
- Я была грудным ребенком в годы войны, и о том, что происходило с нашей семьей в это время, знаю из рассказов своей мамы, Марии Бессарабовой. Мы тогда жили в Каясулинском районе Иргаклинского сельсовета. Сейчас это город Нефтекумск. 
Однажды ранним утром мама подоила корову и вышла из база с ведром молока. И тут же увидела входящего во двор измученного солдатика с тощей лошаденкой рядом. От голода они едва держались на ногах. 
Солдат попросил покушать. Мама бросилась накрывать на стол с одной мыслью: сейчас его покормлю - а там, глядишь, и моего мужа кто-нибудь накормит! Мир не без добрых людей! 
Едва она накрыла на стол, как во двор вошли еще 18 советских воинов, они только что вышли из окружения в Бурунах. Тогда на Моздокском направлении шли сильные бои, а мы жили недалеко.
Мама выставила на стол все, что было, а было немного - время-то голодное. Но хлеб из печи – величайшую ценность – достала. Разбудила детей, послала по соседям рассказать, что в село пришли наши солдаты и их надо кормить. Соседи откликнулись мгновенно. Накормив солдат досыта, они рассказали, что в двух километрах отсюда находится немецкая комендатура. 
Едва военные ушли, староста Лисовой, который жил через дорогу от нас и видел, как соседи привечали солдатиков, вскочил на коня и поскакал в комендатуру, доложил, что Мария Бессарабова встречала советских солдат хлебом-солью. 
Вскоре к нам домой приехали немцы, корову забрали, хату забили досками, маму увезли в комендатуру. Там она со мной, грудной, за ночь поседела. 
Выпустили ее благодаря сельскому учителю, который служил у немцев переводчиком. Он же помог вернуть матери корову, без которой наша семья не выжила бы. Вскоре переводчика расстреляли. Наверно, он помог не только моей маме. 
А отец мой, Пантелей Дмитриевич, воевал под Харьковом, был ранен и умер в госпитале во время налета немецкой авиации.  
Так что война для нашей семьи – даже не история, а сущая реальность, факт биографии. И каждый раз 9 Мая думаю о том, что участникам войны, ветеранам, так не хватает нашей благодарности и заботы. Повседневной, не показной. Ведь если бы не они, где были бы мы? 

 

Любовь АЛЕКСИНА, пенсионерка, ветеран труда, бывшая сотрудница Госстраха, Пятигорск:
-  Во время войны наша семья жила в станице Марьин-ской. Мне было 12 лет, мы с мамой работали в огородной бригаде за трудодни и получали за одну «палочку» в день 300 граммов пшеницы или другой крупы. Голодно было, конечно.
Шел 1943 год. В нашем дворе стояла немецкая кухня. Однажды мы с братом дождались, когда повар сварит обед, и провели такую «операцию»: я отвлекла внимание повара, а брат, набрав в кулачок песка, всыпал его в котел с едой! 
Такое мы проделывали не раз. Немцы, распробовав еду, сразу поднимали шум, сгоняли на площадь всю станицу, кричали: «Партизан, партизан!» - и пытались выяснить, кто портил им обед, чтобы расстрелять виновного. На нас с братом подозрение не падало, ведь были маленькими.
Однажды мы с подружками увидели, что немцы минируют мост через реку Малка. Она разделяет станицу Марьинскую и селение Куба Кабардино-Балкарии. Мост был железный, подвесной. Мы очень хотели сообщить нашим солдатам, что на него ступать нельзя. Но как это сделать? Решили дежурить у моста, может, появятся наши?
Нам повезло. Утром следующего дня мы увидели двух советских солдат и рассказали им про заминированный мост, указали местонахождение немецкого штаба.  
Солдаты разминировали мост, а вскоре мы узнали, что в штабе немцев случился большой переполох – наши взяли их тепленькими, спящими, в кальсонах! 
А потом в станице был митинг по поводу освобождения. Эти солдаты нашли нас и привезли на площадь, где перед всеми станичниками рассказали, как четыре девочки - Нюся Корицкая, Валя Чеботарева, Валя Аксамидная и  Валя Бондаренко (это я) – помогли захватить главаря немецкого подразделения и освободить станицу Марьинскую. После этого захватчиков погнали на Пятигорск. 
Война прошла через мое детство, разруха страны – через юность. И я жила всю жизнь и трудилась с мыслью и желанием помочь Родине выстоять. Если бы и наша страна относилась к своим героям и рядовым с тем же трепетом и уважением… Случится ли такое? Не знаю…

 

Виктор КУРБАНОВ, директор ООО «Георгиевское предприятие автомобильного транспорта и механизации»:
- Для нашей семьи День Победы - самый святой, самый трогательный праздник! Наш отец и дед Николай Алексеевич Курбанов жив и, слава Богу, здоров. На днях ему  исполнилось 85 лет. Он участник Великой Отечественной войны, инвалид. Ушел на фронт в 17 лет, в 1943-м. Воевал в Черноморском противодесантном противодиверсионном стрелковом корпусе, который создавался специально для ведения боевых действий в условиях Крымских гор. 
Отец не любит вспоминать и говорить о войне. Такова особенность многих бывших солдат, смотревших смерти в глаза. А мы особенно и не расспрашиваем - бережем его. Просто радуемся, что он жив, что он рядом. Как можем, стараемся украсить его жизнь нашей любовью и заботой.

 

Алексей БАЙРАМУКОВ, бывший депутат думы города Кисловодска: 
- В моей семье, как и в любой другой семье нашей страны, есть свои участники этой войны.  Мой дед брал Кенигсберг. И, наверное, через него я чувствую свою причастность к истории большой страны. Поэтому, будучи депутатом, всегда активно  участвовал в организации чествования ветеранов войны. И очень обидно было за старых солдат-победителей, проживших всю жизнь в нищете, отчаявшихся получить хоть какую-то помощь от нашей администрации.

 

Людмила БАРТЕНИНА, заместитель главного бухгалтера санатория им. Калинина, Ессентуки:
- Мой отец воевал с 1941 года. Его призвали на срочную службу, но он успел доехать только до Москвы. Оттуда их сразу отправили на фронт. Вернулся с войны только в 1947 году. Когда был жив, для него это был самый большой праздник. Каждый год в этот день он и рождался, и умирал заново. 
Мы и сейчас, когда собираемся за столом в этот день, в первую очередь вспоминаем папу.  Скорбим по погибшим. До сих пор кажется невообразимым, как можно было такие потери в семьях переживать долгих пять лет! Для нас этот день – грусть со слезами на глазах.

 

Михаил КОЛЬЦОВ, бывший советский офицер, Пятигорск:
- Да, у меня воевал отец, вернулся с наградами. Но это уже не наша победа. Тому государству, в котором живут оставшиеся ветераны сейчас, они совсем не нужны. Среди ветеранов сплошное нищенство. О них вспоминают один раз в году, а все остальное время они обречены на выживание. Собственно, в СССР к ветеранам отношение такое же было. Есть с чем сравнить. Ветераны этой войны в Германии на полном государственном обеспечении.
Мы пытаемся создать национальную идею. Но пока получается только национализм. В Великой Отечественной победили, а Сталин и Берия – преступники! Тут уж такая дилемма – или это не победа, или руководители не герои.

 

Георгий ЛЕГКОБИТОВ, бывший офицер МВД, Ессентуки:
- При данном режиме этот день никакой не праздник  и абсолютно ничего не значит. Я встретился недавно со своим старшим братом, он в детстве во время войны в Сталинграде жил. Рассказал, как к ним раньше достойно относились. А сейчас ветераны чаще всего становятся объектами покушений. Позор! Единицы оставшихся нищих ветеранов - и сотни миллиардов рублей, вывозящихся из страны!!! 
А 9 Мая все равно соберемся, поздравим тех, кого знаем, кто остался. Поговорим о своих воевавших отцах, чтобы и дети наши о них помнили, и внукам своим потом рассказывали.

 

Борис МОСИЕНКО, пенсионер, бывший заместитель генерального директора швейной фабрики «Машук», Пятигорск: 
- Для меня это всегда трогательный день.  Мой отец был в плену, его после войны долго нигде не брали на работу.  Все предателем считали. Только в грузчики, да на временную работу вахтовым способом. А  в 57-м ему в военкомате вручили орден Красного Знамени. Но он все равно никакими льготами не пользовался, скромный был. 
Тесть – инвалид войны - все время жил вместе с  моей семьей. Государство ему тогда ничем не помогало. Только врачи к нему очень внимательно относились. Сейчас таких врачей уже нет.

 

Опрос провели
Елена  САРКИСОВА, Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий