Поиск на сайте

 

 

Кто в ней выиграли кто проиграл?

 

Четыре месяца продолжалась скандальная эпопея с расширением границ Ставрополя за счет земель Татарского сельсовета. На прошлой неделе был принят долгожданный краевой закон, закрепляющий эту конфликтную межу в пользу города. По сути, этот закон был шантажом «продавлен» через городской, а затем краевой парламент узкой группой нахрапистых дельцов. 
Так что, похоже, точку в этой истории ставить еще рано. Кроме того, принятие закона создало опасный прецедент: теперь и в других городах Ставрополя может буйным цветом расцвести подобный «земельный шантаж», когда застройщики будут говорить с местными властями с позиции силы. 

Уравнение с тремя неизвестными
Всего каких-то лет двадцать назад фактической границей Ставрополя была улица Пирогова – за ней начиналось чистое поле, которое тянулось на десятки километров до самого Сенгилея. Здесь располагались земли второго отделения колхоза «Пригородный», а также плодосовхоза «Ставропольский». Это было одно из крупнейших аграрных предприятий в крае, которое бесперебойно снабжало сельхозпродукцией весь Ставрополь. 
В 1993 году распоряжением губернатора края Евгения Кузнецова плодосовхоз был присоединен к фирме «Компас». Владельцы «Компаса» уволили всех сотрудников совхоза, а затем по кускам начали передавать городу пахотные совхозные земли. 
Виллами здесь обзавелись почти все краевые и городские, а также судейские и прокурорские чины. Наверное, именно поэтому неоднократные попытки бывших работников плодосовхоза восстановить в суде свои имущественные и трудовые права оканчивались пшиком. 
Новый микрорайон зажил собственной жизнью под корявым официальным названием «529-й квартал», зато с метким народным прозвищем «Санта-Барбара». Следующий этап «межевой» эпопеи пришелся на 2004 год. 
В преддверии старта на Ставрополье реформы местного самоуправления все муниципалитеты края были обязаны уточнить свои границы. 
Стараниями вице-мэра Андрея Уткина краевой центр тогда прирос восемью тысячами гектаров: в черту города включили огромные массивы земель в направлениях хутора Верхнерусского (с целевым назначением – под новое кладбище), села Надежды (под новую свалку), а также часть поселка Демино, но что самое главное – Сенгилеевское водохранилище и аэропорт. 
 

Бендеры «осваивают» пашню
А вот с землями «Пригородного» и бывшего плодосовхоза, уже выкупленными новыми владельцами – строительными фирмами, вышла закавыка. Участок площадью 325 гектаров, непосредственно примыкающий к крутым новостройкам «Санта-Барбары», почему-то решили оставить Татарскому сельсовету. На карте это выглядело так, словно земли села попросту вклинились между микрорайонами города (граница между Ставрополем и Татаркой прошла по несуществующей тогда еще улице Рогожникова). 
Хотя, по логике вещей, именно этот земельный участок в первую очередь и должен был отойти стремительно растущему краевому центру – ведь где возводить новые жилые массивы, как не здесь, буквально через дорогу от ныне существующих кварталов?! 
Не в чистом же поле и не на берегах Сенгилея? Впрочем, это земельное решение при его очевидной абсурдности одобрили не только администрации Ставрополя, Шпаковского района, села Татарки, но также губернатор края Александр Черногоров.
Впрочем, очень скоро выяснилось, что ничего абсурдного в этом шаге нет – напротив, он стопроцентно просчитан. Спустя месяц после утверждения новых границ Ставрополя, в краевом Белом доме состоялась шикарная презентация проекта жилой застройки пересечения улиц Рогожникова и 45-й Параллели. 
По плану до 2011 года здесь должен был вырасти целый частокол десятиэтажек – жилой комплекс «Олимпийский» на пять тысяч семей. Правда, почти два года микрорайон оставался на бумаге – первый камень в основание «Олимпийского» был заложен только летом 2007-го.
 

Земли Украины в границах России
Поскольку располагался «Олимпийский» на землях Татарского сельсовета, то и разрешение на строительство еще в 2005 году выдала сельская администрация. Хотя очевидно было, что крохотное село, которое почти полностью зависит от Ставрополя, попросту не может обеспечить жителей нового огромного микрорайона самым элементарным – коммунальными услугами, пожарной техникой и даже «скорой помощью». Дольщики «Олимпийского» неоднократно обращались к властям Татарки по самым разным социальным вопросам – например, устройству детишек в садик. Но сельские чиновники лишь разводили руками: мол, ничем помочь не можем, нет ресурсов. 
В общем, понятно, что сельские власти изначально планировали «повесить» новый жилой массив на Ставрополь, а сами хотели тихонько уйти в сторону. На это указывала даже поразительная двусмысленность адреса будущего микрорайона, который значился во всех официальных документах как «земли Шпаковского района в черте города Ставрополя». Да это все равно, что написать «земли Украины в границах России»! 
Причем сей нелепый адрес красовался и в договорах с дольщиками – а те с легкой душой эти абсурдные документы подписывали. Зато в рекламе нового микрорайона застройщик уже без стеснения указывал: «Жилье в Ставрополе», – элементарно вводя покупателей в заблуждение.
Итак, после получения всех разрешительных документов строительство закипело необычайно быстро. Ведь издержки застройщиков были минимальными – жилье-то они возводили на сельских землях, соответственно, земельный налог платили по льготной ставке (примерно в 30 раз ниже, чем если бы строительный участок относился к Ставрополю), намного дешевле для них была стоимость оформления документов, ниже тарифы на воду, электричество, газ и т.д. 
Короче, для застройщика все складывалось как нельзя лучше – кровь им подпортили сами жители будущего квартала. Прошлым летом, аккурат перед выборами мэра Ставрополя, среди дольщиков начала нарастать волна недовольства – их не прельщала перспектива оказаться жителями Татарки (странно, что раньше этот вопрос их мало заботил). С одной стороны, в отличие от горожан селяне платят за «коммуналку» раза в полтора меньше, а с другой – на селе хронические проблемы с получением пенсий, детских пособий, медицинским обслуживанием, трудоустройством… 
Воспользовавшись предвыборным ажиотажем, дольщики пробились на прием к и.о. мэра Николаю Пальцеву и живописали ему свои проблемы. Пальцев встал на сторону дольщиков и обратился к губернатору с просьбой включить земельный участок под «Олимпийским» в черту города. В октябре группа депутатов новоиспеченной гордумы Ставрополя во главе с Геннадием Тищенко (он одновременно думец и исполнительный директор ЗАО «Жилой комплекс «Олимпийский») разработала проект закона об изменении границ Ставрополя, а в декабре законопроект ушел в краевую Думу.

 

«Застройщик загнал нас в угол!»
Между тем сами дольщики как с цепи сорвались: пикетировали общественную приемную президента, засыпали все местные издания и известных персон края обращениями и петициями, мелькали по ТВ. Их кровную заинтересованность в скорейшем принятии злополучного закона можно понять: уже в конце марта планируется сдать первую очередь «Олимпийского» – пять десятиэтажек на полторы тысячи семей. И до этого времени кровь из носу нужно решить вопрос с пропиской. 
Короче, вопрос полностью перешел в политическую плоскость. Апофеозом войны за межу стало коллективное обращение дольщиков к архиепископу Феофану, спикеру краевой Думы и губернатору, в котором они напрямую обвиняли нескольких думцев в вымогательстве взяток за скорейшее принятие «межевого» закона («Открытая» писала об этом в прошлом номере в статье «Когда-нибудь их поймаем и посадим»). В свою очередь депутаты также обвиняли застройщика в шантаже и давлении. 
Центральная проблема, всплывшая при разработке закона, – это отсутствие в микрорайоне социальной инфраструктуры, предусмотренной нормативами. В «Олимпийском» будут всего два небольших детских садика, гаражный комплекс, детские и спортивные площадки и несколько магазинов. Школу застройщик намерен сдать только во второй очереди – то есть лишь в будущем году; а вот поликлиника, больница, центр соцобслуживания и прочее здесь и вовсе не преусмотрены. 
Короче говоря, все социальные услуги полторы тысячи семей будут получать у черта на куличках. Я позвонил в отдел продаж «Олимпийского» и, назвавшись дольщиком, поинтересовался по поводу школы для ребенка. Девушка-менеджер на голубом глазу ответила: ближайшая школа находится в двух автобусных остановках. Интересно, а она бы сама согласилась, чтобы ее ребенок каждое утро шлепал полкилометра по грязи до ближайшей остановки (именно столько занимает дорога от «Олимпийского» до улицы Пирогова), а затем еще трясся в битком набитом автобусе, чтобы успеть на уроки?! 
В общем, возникает резонный вопрос: почему у застройщика заранее не болела голова о подобных проблемах жителей «Олимпийского»? Создается впечатление, что коммерсанты попросту спешили «срубить бабки» с дольщиков – а дальше хоть трава не расти. Недаром ведь при первоначально обещанной стоимости «квадрата» в «Олимпийском» – 20-21 тысяча рублей, нынче она взлетела уже до 30-31 тысячи! А сколько будут стоить квартиры в следующих очередях сдачи, можно только догадываться.

 

Не мытьем, так катаньем
В минувший четверг после напряженных прений краевая Дума все же приняла злополучный «межевой» закон. Выиграли от него прежде всего сами дольщики, фактически, получившие городскую прописку. Выиграл застройщик, который теперь может возводить новые очереди «Олимпийского» – хоть и с большими издержками, зато со спокойной душой, не боясь новых протестов дольщиков и падения спроса на новые квартиры. Даже депутаты краевой Думы, «разрулившие» конфликтную ситуацию, получили свои политические дивиденды. 
Ну а кто же тогда проиграет? Власти Ставрополя, которому, по сути, силой «всучили» новый огромный микрорайон с массой нерешенных инфраструктурных проблем (ведь хитромудрый застройщик согласовывал свои планы с администрацией Татарского сельсовета, даже не удосужившись сверить их с планами мэрии)? И теперь вся нагрузка ляжет на существующие социальные и коммунальные инфраструктурные объекты, которые в Юго-Западном районе Ставрополя и без того загибаются от колоссального перегруза. 
За бюджетные средства, видимо, придется вести строительство школ, больниц, детсадов, почтовых отделений для жителей «Олимпийского». И хоть застройщик обещает, что все эти объекты возведет сам, вряд ли эти обещания стоит воспринимать всерьез – ведь для частной компании заниматься «социалкой» крайне убыточно!
Наконец, самое неприятное последствие принятия этого закона то, что теперь подан знак другим застройщикам: методами шантажа и прессинга можно выбивать у властей любые преференции. Ведь сколько еще подобных проблемных земельных участков вокруг краевого центра!
Буквально на прошлой неделе на заседании градостроительного совета Ставрополя обсуждался вопрос строительства нового жилого микрорайона на 50 тысяч жителей на пересечении улиц Коломийцева и проспекта Кулакова (в районе нынешнего кладбища). Часть земель, на которых планируется разместить будущий микрорайон, принадлежит Ставрополю, а часть – хутору Верхнерусскому. Так что же, через пару лет, когда здесь закипит стройка, городским властям снова будут предъявлять ультиматумы застройщики и дольщики?!

 

Энтузиазм бы этот да в благих целях
Когда в фокусе всеобщего внимания оказался «Олимпийский», высветилась проблема и соседнего с ним 529-го квартала, о котором мы писали выше. Находится этот микрорайон между улицами Пирогова и Рогожникова, и здесь проживает около пятисот семей. И хотя квартал давно входит в черту города, достаточно пройтись по здешним улочкам, чтобы убедиться – городская власть сюда не распространяется. 
Кривые проулки, полное отсутствие уличного освещения, тротуаров и дорог (вместо них – месиво из грязи вперемешку с щебнем), огромные лужи, стаи бродячих собак. К улице Пирогова обращены фасады роскошных чиновничьих коттеджей – каждый по три этажа, с флюгерами и саунами. 
Их-то владельцам из-за отсутствия дорог и «ливневки» переживать не стоит – они наведываются сюда лишь по выходным на крутых внедорожниках. А вот в глубине квартала скрыты разномастные халупы и малоэтажные домики, небогатые обитатели которых каждодневно вынуждены пешком ходить по слякоти, чтобы элементарно добраться до остановки общественного транспорта и уехать на работу. 
Побродив по местным закоулкам, я обнаружил один-единственный магазинчик – да и тот автозапчастей. Аптеки и продуктовые магазины – на противоположной стороне улицы Пирогова. Так что если нужно вечером хлебушка купить – придется пилить полкилометра в темени по грязи, а затем еще перебегать скоростную автотрассу. (В этой части улицы Пирогова нет ни одного пешеходного перехода или светофора!) Так ведь еще и детишки вынуждены ежеутренне на свой страх и риск пересекать опасную дорогу, чтобы добраться до садика или школы. 
Микрорайон застроен очень плотно – дома впритык друг к другу, даже двум машинам в проулке не разъехаться. Но среди них то тут, то там встречаешь зияющие заболоченные котлованы и белые клыки давно заброшенных долгостроев. 
Однако самое унылое впечатление произвела на меня детская площадка под боком одного такого «монстра» (единственная, кстати, на весь квартал): подгнивший и облупившийся короб песочницы, а чуть поодаль – одинокие качели. Вот и все развлечения для десятков малышей, населяющих этот богом забытый район. Уж не превратится ли в подобное захолустье и хваленый «Олимпийский», если его по-прежнему будут футболить застройщики и чиновники?! 
 

Антон ЧАБЛИН

 

Авторитетно

Александр ДОЛИН, депутат краевой Думы («Справедливая Россия»):
– Хочется спросить у администрации: а в чьих интересах включение этой территории в состав Ставрополя?! Судя по всему, город просто пытается помочь застройщику продать квартиры в новостройках по более высоким ценам. Но почему государственная власть должна выступать рабочим инструментом коммерческой организации?

Людмила РЕДЬКО, депутат краевой Думы («Единая Россия»):
– Застройщик загнал нас в угол, и в итоге мы вынуждены принимать юридические решения в авральном порядке! Кроме того, нет гарантии, что в другом конце города мы не наступим на те же грабли. Нельзя допустить применения подобных схем, когда власти ставят перед фактом, угрожая гневом введенных в заблуждение дольщиков!



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий