Поиск на сайте

 

Плохо обученные, необстрелянные, голодные, полураздетые бойцы из Армении, Грузии и Азербайджана в битве за Кавказ показали образцы настоящего мужества и героизма

В этом году исполняется 75 лет с начала битвы за Кавказ, ставшей самой продолжительной военной операцией Великой Отечественной войны (с 25 июля 1942 года по 9 октября 1943-го). За оборону Кавказа Героями Советского Союза стали 138 человек. Огромная тяжесть в переломном для страны сражении легла на плечи воинов из советских республик Закавказья, сражавшихся плечом к плечу с народами России. Это была одна победа на всех, о чем мы, потомки, должны всегда помнить.

Нависла угроза сталинградского котла

В декабре 1942 года подготовка войск Закавказского фронта к наступлению и угроза окружения серьезно обеспокоили немецкое командование, но Гитлер отвергал всякие предложения об отводе войск с Северного Кавказа, справедливо полагая: вернуться на занятые рубежи уже не удастся.

Обстановка для немцев ухудшалась, и 20 декабря командующий группой армий «Дон» генерал-фельдмаршал Манштейн предложил начальнику генштаба сухопутных войск генералу Цейтцлеру отвести группы армий «Дон» и «А» на новые рубежи, однако поддержки не получил.

Спустя несколько дней Манштейн вновь напомнил о своем предложении, и на этот раз Цейтцлер не колебался. Он описал Гитлеру сложившуюся обстановку, дав понять: если немедленно не будет отдан приказ об отступлении с Кавказа, армии фюрера уготован второй Сталинград.

Приказ Гитлера на отступление последовал 28 декабря. Группа армий «Дон» получила задачу сдерживать наступление советских войск у Ростова. Командованию группы «А» была поставлена задача поэтапно отступать на промежуточные рубежи обороны по рекам Лаба, Кубань, Егорлык, Маныч.

В ночь на 1 января 1943 года действовавшая в районе Нальчика 1-я танковая армия, прикрываясь мощными арьергардами, начала отход.

Между тем к нашей наступательной операции были привлечены войска Северо-Кавказского, Южного и Закавказского фронтов, а также оперативно подчиненный Закавказскому фронту Черноморский флот. Из района севернее Моздока пошла в наступление Северная группа войск Закавказского фронта, однако успеха не добилась. Соединения 44-й армии генерал-майора В.А. Хоменко и 58-й армии генерал-майора К.С. Мельника наносили удары ограниченными силами.

Лишь 3 января, когда противник отвел не только главные силы 1-й танковой армии, но и части прикрытия, Северная группа войск перешла к преследованию по всему фронту. Поначалу велось оно нерешительно и неорганизованно, на ряде направлений терялось управление соединениями и частями. Задерживалось наступление Черноморской группы войск.

Выталкивать противника с Северного Кавказа нам было невыгодно, предполагалось задержать немцев и ударом Черноморской группы окружить их.

Однако Черноморская группа войск оставалась на прежних рубежах и спешно продолжала перегруппировку, а немцы грамотно отступали, сумев избежать повторения сталинградского котла. Не удалось предотвратить и отход противника с Главного Кавказского хребта. Растянутые на широком фронте соединения 46-й армии вели преследование врага лишь отдельными разрозненными силами.

Декабрь 1941 года. Баласан Оганесян (слева) и Завен Айрапетян.Оба из одной деревни, оба сражались за родину в 89-й армянской стрелковой дивизии

О возвращении на Кавказ вопрос не стоял

Тем временем действия советских войск становились более целеустремленными и организованными, фронтальное наступление сочеталось с нанесением фланговых ударов.

Северная группа к 6 января смогла заметно продвинуться на северо-запад, освободив Малгобек, Моздок, Нальчик. Танковые части Северной группы войск 7 января были объединены с 4-м и 5-м гвардейскими кавалерийскими корпусами в конно-механизированную группу под командованием генерал-лейтенанта Н.Я. Кириченко. Из нее были выделены кавалерийские отряды для рейдов на Ставрополь и Армавир. Чтобы помешать организованному отступлению противника, создавались подвижные моторизованные группы.

Вскоре наши войска вышли к Минеральным Водам и 11 января освободили город. Развивая наступление, войска Северной группы к 15 января овладели Буденновском, Георгиевском, Кисловодском, Пятигорском, Ессентуками.

После двух дней ожесточенных боев 17 января 37-я армия взяла Черкесск. В тот же день 9-я армия заняла железнодорожную станцию Курсавка, а 20 января освободила важный железнодорожный узел Невинномысск.

К этому времени 44-я армия вышла на подступы к Ворошиловску (Ставрополю). В середине дня передовой отряд 347-й стрелковой дивизии полковника Н.И. Селиверстова ворвался в центр города, где завязался бой. Вскоре подошли основные силы, и 21 января город был освобожден.

Конно-механизированная группа генерала Кириченко, совершив по бездорожью двухсоткилометровый бросок, 23 января вышла в район Сальска, где соединилась с частями 28-й армии генерал-лейтенанта В.Ф. Герасименко Южного фронта, наступавшими на Ростов и Батайск.

На следующий день советские войска вступили в бой за Армавир и полностью очистили его от врага. На Ставрополье одним из последних 25 января был освобожден Новоалександровский район.

Однако же главную задачу - окружить немецкую группировку - выполнить не удалось. Наши войска преимущественно наносили фронтальные удары, что позволяло немецкому командованию организовывать оборону на промежуточных рубежах и отводить главные силы. Советские дивизии несли большие потери, испытывая острый недостаток в боеприпасах и горючем.

Но и в ставке Гитлера понимали: об организации нового наступления на Кавказ не может быть и речи.

Со школьной парты - на фронт, в разведку

К концу 1943 года в Красную армию по Закавказскому фронту было призвано около 1,3 миллиона человек, в том числе по Грузии - 538 тысяч, по Азербайджану - 424 тысячи и по Армении - 206 тысяч.

Практически повсеместно в документах отмечается низкий уровень грамотности призывников, незнание русского языка и отсутствие военной подготовки. Многие из них домой не вернулись.

По данным Центрального архива Министерства обороны, в битве за Кавказ участвовало более 100 тысяч воинов-армян. Один из них - ныне здравствующий житель Минеральных Вод, награжденный орденами Славы III степени и Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Кенигсберга», «За оборону Кавказа», Баласан Асатурович Оганесян, в далекие военные годы  разведчик 89-й стрелковой дивизии.

Когда началась война, отец и два сына из четырех в семье Оганесян отправились в военкомат. С гордостью ветеран вспоминает сегодня: «Меня, только что окончившего десять классов школы, зачислили в разведроту».

Перед отправкой на фронт на железнодорожном переезде Баласан случайно встретился с отцом. Его напутствие в память врезалось навечно: «Воюй, сынок, с честью! Но главное - останься живой». Важность этих слов по-настоящему юный разведчик понял в 1942-м на передовой. Из тех, с кем защищал родину, жить хотели все. Немногим выпало счастье вернуться домой.

«Прямо на железнодорожной платформе наше Закавказье переодели в военную форму - и на фронт, в самое пекло. Большинство из нас не знали русского языка. Офицеров и сержантов подбирали так, чтобы они понимали по-русски, но команды личному составу могли отдавать на армянском», - рассказывает Баласан Асатурович.

Первые бои дивизия приняла в районе Эльхотовских ворот 8-9 августа 1942 года. Там на обелиске высечено около ста пятидесяти армянских имен. Но полегло, конечно, куда больше. Кто считал?..

Баласан Асатурович помнит, как стояли в Малгобеке у кирпичного завода, возле которого был колодец. Терек обстреливали с обеих сторон - не подойти, а жажда мучила и своих, и немцев.

И тогда негласно договорились воду из колодца брать по очереди. Договоренность эту соблюдали строго, ни разу ее не нарушив.

Каждый знал, что фланги надёжны

Ветеран рассказал, как получил первую боевую награду - медаль «За боевые заслуги». Небольшим отрядом разведчики отправились за языком. В горах стоял густой туман, и заблудившийся немецкий повар вышел прямо на наших бойцов вместе с походной кухней. Вот это была добыча для голодных красноармейцев: и язык, и макароны с тушенкой!

«На подходе к своим кричим: «Обед, обед!», а нам в ответ: «Вы что там, с ума посходили, какой обед средь бела дня?!» Кормили нас рано-рано утром и ночью, чтобы дыма от костра не было видно. Скудное солдатское варево из крупы и мерзлый хлеб, а тут такой деликатес! Тут же товарищи окружили нас, котелками гремят…  А еще радость солдатская: закурить в тишине!»

С августа 1942-го дивизия вела оборонительные бои под Малгобеком. Спали и ели в окопах, особенно тяжело зимой приходилось - от мороза и пронизывающего ветра тонкая шинелишка не спасала. Не мылись по несколько месяцев, вши жрали так, что не знали, куда деться.

В декабре 1942-го получили приказ идти в наступление, командиры торопили: «Вперед!» И шли вперед, ложились, снова поднимались и шли, выполняя приказ. Все были на волосок от смерти, и тем, кто выжил, просто повезло.

«Сегодня мало говорят о былой  дружбе народов Армении, Азербайджана, Грузии, России. А тогда мы шли плечом к плечу, и каждый знал, что фланги надежны.

Местные жители выходили навстречу, обнимали и целовали, как родных, зазывали в хаты погреться, поесть. По-русски из нас мало кто говорил, только улыбаемся  да киваем в ответ. Это была победа, добытая единством», - говорит Баласан Асатурович.

В Малгобекской операции у станицы Ново-Джерелиевская 10 февраля 1943 года погиб командир 89-й стрелковой дивизии Арташес Василян. Тело полковника на самолете отправили в Армению, с почестями похоронив героя на малой родине.

«Накануне мы много говорили с Арташесом Аршаковичем и об Армении, и о победе над врагом, - рассказывал впоследствии народный художник Армении Эдуард Исабекян. - Он обещал на следующий день уделить нам время для творческих встреч с личным составом. И хотя на войне каждая минута может оказаться последней, о плохом не думалось. Утром мы узнали, что комдив погиб...

Я видел, как плакали солдаты, узнав эту трагическую весть. Я тоже поднялся на грузовик, чтобы попрощаться с товарищем. Поразило его лицо: такое же красивое, как в жизни. Невольно подумалось: этот человек победил не только фашистов, но и саму смерть».

Имена героев овеяны славой

Исключительную роль в обороне Кавказа сыграла 46-я армия Закавказского фронта под командованием К.Н. Леселидзе, преградив путь врагу в районах Клухорского, Марухского и Санчарского перевалов.

Бойцы 392-й дивизии под командованием генерал-майора И.А. Силагадзе перешли в контрнаступление в первых числах сентября, заставив врага отступить. В этом первом наступлении отличился капитан М. Бухаидзе, который, несмотря на рану, шел впереди бойцов, вдохновляя их своим героическим примером.

В одном из сражений командир отделения Н.И. Гогичайшвили отбил несколько атак врага и удержал позицию до подхода основных частей. На поле пулеметного обстрела осталось лежать более сотни немецких солдат и офицеров. За этот подвиг Гогичайшвили было присвоено звание Героя Советского Союза.

В боях за Кавказ у хутора Ново-Покровского Кабардино-Балкарии пал смертью храбрых политрук В.А. Канкава. Немцы неоднократно переходили в атаку на участке, защищаемом В. Канкава и его бойцами-грузинами.

В последнем наступлении враг бросил танки, но и эта атака была отбита. Звание Героя Советского Союза политруку Канкава присвоено было посмертно.

Мужество и смелость проявил в боях за Кавказ Герой Советского Союза политрук В.С. Лурсманашвили. В одной из операций его группа перешла в наступление, уничтожив две роты противника и выбив фашистов из горного ущелья.

Славой в героической обороне Кавказа покрыла себя горнострелковая дивизия под командованием генерал-майора Г.Г. Курашвили и стрелковая дивизия генерал-майора И.П. Бабалашвили, которые, прорвав фронт, в суровых условиях зимы сумели преследовать врага.

Бессмертный подвиг под Новороссийском совершил лейтенант В.П. Петриашвили. Тяжелораненый, он не покинул позицию. Когда враг открыл шквальный пулеметный огонь и заставил подразделение залечь, превозмогая страшную боль, Петриашвили подполз к доту и закрыл его своей грудью. Поднявшиеся в атаку бойцы подразделения И. Петриашвили смяли врага.

В конце августа полки 392-й стрелковой дивизии 37-й армии Закавказского фронта вели подготовку к наступлению на хутор Право-Урванский Кабардино-Балкарии.

Боевую поддержку батальонам оказывал дивизион под командованием старшего лейтенанта А.З. Пирмисашвили, который лично давал целеуказания командирам батарей. Артиллеристы накрыли огнем командный пункт противника, где находился командир 23-й танковой дивизии генерал-майор Макк.

В октябре 1942 года 323-й батальон морской пехоты Черноморского флота, в составе которого сражался двадцатилетний азербайджанец Кафур Насырович Мамедов, вел тяжелый бой с превосходящими силами противника.

Немцам удалось прорваться и окружить командный пункт роты. Заметив целившегося в командира роты немецкого автоматчика, Мамедов попытался обезвредить его, но у него кончились патроны. Тогда матрос бросился на выручку командиру и грудью закрыл его от вражеской пули. Посмертно Кафуру Мамедову было присвоено звание Героя Совет-ского Союза.

За проявленную доблесть этого высокого звания был удостоен командир 1-го взвода 1-го отдельного стрелкового батальона 43-й отдельной стрелковой бригады  лейтенант Идрис Гасан оглы Сулейманов.

В начале ноября 1942 года младший лейтенант Сулейманов в критический момент боя у станицы Ищерской под Моздоком во время танковой атаки противника, будучи ранен в глаз и ногу, поднял бойцов в контратаку, отбросил врага и захватил позиции противника.

История хранит сотни имен армян, азербайджанцев, грузин, павших и выживших в тяжелейшей битве за Кавказ. Людей, достойных светлой памяти потомков, того, чтобы ими гордились и ставили их в пример.

Родственники погибшего в Малгобекской операции командира 89-й армянской стрелковой дивизии Арташеса Василяна на могиле героя в Гюмри

Олицетворение всех ужасов войны

В начале битвы за Кавказ в распоряжении Северо-Кавказского и Закавказского фронтов имелось 12 национальных частей и соединений, в том числе 276-я, 392-я, 406-я, 414-я грузинские, 223-я, 402-я, 416-я азербайджанские и 89-я, 408-я и 409-я армянские стрелковые дивизии. Кроме этого, кавказцы были представлены во многих ненациональных соединениях, где их численность порой составляла половину всего личного состава.

Большинство национальных формирований было сосредоточено на грозненско-бакинском направлении (Северная группа войск Закавказского фронта) и на перевалах Главного Кавказского хребта (части 46-й армии).

Немецкое командование было невысокого мнения о боевых качествах национальных дивизий Красной армии. В справке германского штаба сухопутных войск они оценивались как «неполноценные войска». Считалось, что бойцы-кавказцы враждебны к советской власти, а потому склонны к коллаборационизму.

Неожиданно для себя гитлеровцы вскоре убедились: советские войска на Северном Кавказе обороняются ожесточенно и умело.

Азербайджанцы отличились в боях 9-го стрелкового корпуса под станицей Ищерской в октябре 1942-го. Прошедший всю войну участник битвы за Кавказ историк Борис Григорьевич Тартаковский и спустя 60 лет считал те бои советской пехоты против немецких танков «олицетворением самой сущности войны со всеми ее ужасами и бесчеловечностью».

Достойно зарекомендовала себя 392-я стрелковая дивизия, воевавшая в составе 37-й армии на нальчикском направлении. После прорыва в октябре 1942 года немцами обороны 37-й армии под Нальчиком дивизия оказалась прижатой к горам в полной изоляции и, казалось, неминуемо будет раздавлена. Однако смогла в полном составе за пять дней переправиться через высокогорный перевал Довгуз-Орунбаши, сохранив себя как боеспособная единица.

Несли огромные потери, но шли вперёд

В конце ноября войска 37-й, 9-й и 44-й армий перешли в наступление по всему фронту Северной группы. Операция велась под давлением Ставки, требовавшей не ослаблять нажима на противника и не допустить переброски дивизий под Сталинград.

Советские войска несли тяжелейшие потери, практически не имели продвижения вперед, а противнику удалось отправить на север две подвижные дивизии - 23-ю танковую и СС «Викинг».

Уже 7 декабря наступление пришлось приостановить. В докладе Военному совету фронта начальник штаба генерал-лейтенант А.И. Антонов сообщал: «Войска Северной группы какого-либо значительного успеха не достигли... и план наступательной операции фактически был сорван». Но спустя три дня наступление вновь приказано было возобновить.

В составе 44-й армии наступали 402-я, 416-я и 223-я азербайджанские, 409-я армянская, 414-я грузинская стрелковые дивизии, 320-я дивизия, укомплектованная преимущественно армянами.

Позже в бой была введена 271-я дивизия, укомплектованная в основном азербайджанцами, 151-я дивизия, преимущественно армянская, и 347-я дивизия смешанного национального состава. На южном берегу Терека в наступление перешли части 58-й армии, в составе которой были 89-я армянская дивизия и несколько дивизий смешанного национального состава.

Основная тяжесть этих атак выпала на дивизии, укомплектованные представителями закавказских народов. Несмотря на то что соединения несли огромные потери, а сама операция зашла в тупик, плохо обученные, необстрелянные, голодные, полураздетые бойцы показывали образцы мужества и героизма.

В одной из аналитических записок о высоких потерях в азербайджанских дивизиях начальник штаба Северной группы генерал-майор А.А. Забатуев докладывал: «Пехотинцы азербайджанской национальности смело шли вперед и не отступали перед танковыми атаками, но зачастую, без поддержки огня бронебойщиков, не умея должным образом применять противотанковые гранаты и бутылки, несли большие потери».

В 1943 год национальные дивизии вступили в измотанном состоянии. Большинство из них на время вывели во второй эшелон или на второстепенные участки обороны. Но в кровопролитных сражениях на Кавказе огромными жертвами они приобрели закалку и боевой опыт, которыми во многом и ковалась наша общая победа.

Алексей КРУГОВ,
Олег ПАРФЁНОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий