Поиск на сайте

 

Профессия искусствоведа, которой посвятила себя жительница Ставрополя Людмила Волошенко, таит в себе тысячи загадок

 

Время, полное надежд

Стол завален черновиками научных работ, на стене - почетная грамота Государственного Эрмитажа. Трудно поверить, но когда-то это был учебный класс Ставропольской детской художественной школы, как бы состоящий при художественном музее. Как и другие, юная Люда приходила сюда на занятия.

Сегодня это рабочий кабинет Людмилы Владиславовны Волошенко, искусствоведа краевого музея изобразительных искусств.

В детскую художественную школу она поступила на второй год работы в музее. А учителем у Волошенко был замечательный художник Алексей Соколенко. Дома у Людмилы Владиславовны до сих пор хранится написанный им и подаренный на память портрет «любимой ученицы».

На уроках рисовали пейзажи, натюрморты, портреты. А летом выезжали на практику. Были на Стрижаменте, в Сенгилеевке и Теберде, в пригородах Ставрополя. До сих пор помнится то горячее сожаление, когда любовалась закатом над озером и одновременно чуть не плакала: освещение менялось ежесекундно, так что запечатлеть эту красоту, кажется, было невозможно!.. Счастливое, полное надежд и радости время!

В юности Людмила любила читать о художниках, о том, как создавались великие произведения. А с возрастом появилось желание найти ответы на тревожащие вопросы: почему, зачем, как художники становятся мастерами, и вообще, что такое настоящее искусство?.. Потому и профессию выбрала чрезвычайно редкую - искусствовед.

Получала ее, параллельно работая в Ставропольском музее изобразительных искусств. В трудовой книжке Волошенко - единственная запись. Несмотря на то что времена были всякие, на работе - прорва дел, а дома трое детей, она умудрялась найти время для учебы в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры.

Тайны голландской живописи

Работа у Людмилы Владиславовны не просто интересная, она полна загадок и тайн, открывать которые - дело преувлекательное.

Взять, например, каталог западноевропейского искусства, подготовленный музеем в давние времена. Людмила Владиславовна тогда занималась исследованием голландской художницы Генриетты Книп. Вопросов в связи с картинами возникало много.

Во-первых, заметила, что работы существенно отличаются друг от друга стилистически. Во-вторых, одна написана на холсте, а две другие - на дереве. Дерево, кстати, излюбленный материал голландцев. Работают с ним по традиционным, разработанным в глубокой древности технологиям.

У других народов даже те иконы, что готовили к длительному хранению, рано или поздно трескались, хотя дерево хорошо высушивалось, а противоположная живописи сторона покрывалась воском. Голландские же картины - будто вчера написаны. Как удавалось добиться такого эффекта?..

Задавшись этими и другими вопросами, с помощью музейного компьютерного гения Николая Николаева Людмила Владиславовна нашла материалы, посвященные автору картин. Тогда-то и обнаружилось, что живописью также активно занимался брат Генриетты Книп, тоже художник, Йозеф Август.

Оказалось, два произведения - те, что на дереве, принадлежат именно ему. Это небольшие, но очень привлекательные сельские пейзажи: дом под темным небом и костер во время «ночного». Единственная работа сестры - картина с буренками - выполнена на холсте.

Людмила Волошенко и историк моды Александр Васильев во время его посещения СКМИИ

Версии, от которых захватывает дух

Или взять картину «Женщина в розовом». Она тоже находится в коллекции музея. С помощью журнала «Наше наследие», основанного Дмитрием Сергеевичем Лихачевым, удалось выяснить, что это портрет работы некоей Ольги Бари-Айзенман. Он был представлен на благотворительной выставке 1914 года.

Рассказывая о том вернисаже, внучка Ольги Бари-Айзенман Ольга Вельчинская опубликовала в журнале черно-белое фото героини портрета. При этом она с сожалением констатировала, что сама картина, увы, утрачена…

Прочитав статью, Людмила Владиславовна прямо-таки ахнула и, выяснив адрес автора, без промедления отправила ей  письмо. Она рассказала, что «утраченная» работа находится в Ставропольском художественном музее. Внучка Ольги Бари-Айзенман была потрясена. Как, когда, почему картина оказалась в Ставропольском музее - большой вопрос…

Не менее интересна и история картины «Битва французов с русскими. Аустерлицкое сражение 20 ноября (2 декабря) 1805 года». Она написана в 1808 году и хранится в архиве музея. Позиции сторон, погода, оружие, форма воюющих - все воспроизведено  исторически точно и подробно. Невольно приходила на ум мысль, что создавал ее человек, знакомый не только с правилами живописи, но и с военным делом. И что же?

Оказалось, действительно, автор полотна - генерал-лейтенант русской армии Эммануил Францевич де Сен-Пре. Интересно, что погиб он за день до взятия Парижа в 1814 году, и его портрет есть в галерее героев войны 1812 года в Эрмитаже.

Похоже, что холст, изображающий Аустерлицкое сражение, раньше находился ни много ни мало у августейшей особы в Петербурге, в Строгановском дворце. Но это пока нуждается в уточнении.

Искусством движет любовь

Разглядываю другие картины художественного архива музея. А это что за пейзажи с архитектурными сооружениями? Автор - датский художник Генри Бунцен. Вроде бы пейзажи ничем не примечательны. Но когда Людмила Владиславовна попыталась выяснить место нахождения этих сооружений, оказалось, что именно в Дании часто бывали русские цари Александр III и Николай II и, кстати, их жены Дагмар и Алекс.

Людмила Владиславовна рассказывает мне об этом с жаром, и я понимаю, что не увлечься таким исследованием нельзя. Полотен, происхождение и авторство которых до сих пор неизвестно, в архиве немало, но и отгаданных «загадок» достаточно.

В изданном на базе музея каталоге набралась масса дополнений. Благодаря вклеенным листочкам, на которых запечатлены добытые данные, он стал вдвое толще. Похоже, пора переиздавать!

А вот этой работой можно любоваться долго. Женщина с мягкими чертами лица в скромном черном платье сидит, задумавшись, в кресле. Интересно рассматривать выражение лица, положение складок платья, движение руки…

Трудно, почти невозможно представить: эта картина была повреждена настолько, что практически не подлежала восстановлению. Она была свернута живописным слоем внутрь, и куски краски отламывались от него.

Тем не менее искусствовед Волошенко решилась взяться за ее реставрацию собственноручно. Прежде всего картина была подвергнута инфракрасному излучению. Затем фотографированию в разных видах.

Потом холст подвергли чистке. Процесс занял целый год, ведь каждый этап восстановления выполнялся с предельной тщательностью и осторожностью. Самое главное, что ничего нельзя было добавлять и убавлять. Требовалось, чтобы картина, как вещая птица Феникс, «восстала из пепла». И она возродилась!

Реставрация - удел истинных мастеров, которых не только в крае, в стране наперечет. Поинтересовалась, где Волошенко приобрела такие навыки. Оказывается, во время обучения во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени И.Э. Грабаря, куда она поступила в 90-е годы и где проходила практику.

Так что при случае и реставрационные работы под силу человеку, связавшему свою жизнь с художественным музеем по большой и крепкой любви.

Ирина ПАНАСКО,
журналист


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий