Поиск на сайте

 

 

Давайте ставить памятники врачам, учителям, сельским и городским труженикам, а не партийным функционерам, предлагает наш читатель

 
В одном из номеров «Открытой» газеты я прочел письмо, написанное несколькими уважаемыми земляками - ветераном спорта РСФСР Петром Лабынцевым, чемпионами мира Юрием Страховым и Василием Скакуном, бывшим директором технологического техникума Ставрополя Владимиром Кикиджаном (см. «Хирурга твердая рука», №14 от 16 апреля 2014 г.). 
Авторы размышляли, почему у нас ставят памятники бывшим партийным функционерам, а не врачам, учителям, изобретателям, простым труженикам края, достойно проявившим себя в работе. В частности, они вспомнили врача-окулиста, профессора Ставропольской медакадемии Льва Чередниченко (на снимке), который возвращал людям зрение после тяжелых травм.
 

Я сам врач, и какое-то время работал вместе с Львом Павловичем в краевой больнице. Однажды дежурил по больнице, когда со стройки привезли штукатура - парня лет 22-х. Во время рабочего процесса лопнул шланг, подававший раствор, и химическая смесь залепила строителю лицо: роговица глаз сварилась полностью, и он мгновенно ослеп.

Вся больница сбежалась на этот ужас. Многие женщины плакали, до того жаль им было молодого человека. Поместили Сергея в глазное отделение, в палату, которую вел Лев Павлович.

Был выходной день, пациенту промыли глаза и закапали капли. В понедельник его должен был осмотреть Лев Павлович. Но парень находился в таком отчаянии, что решил покончить с собой. К медсестре прибежал запыхавшийся старичок, сосед Сергея, и сказал, что тот открывает окно в столовой (а это 5-й этаж). Медсестра бросилась в столовую и уже на последних секундах сдернула парня с окна.

А в это время его жена, которая лежала на сохранении в отделение напротив, родила сына. Медсестра побежала туда, объяснила ситуацию и попросила дежурного гинеколога дать ей ребеночка. Та разрешила, малыша принесли молодому отцу. Он взял его на руки, заплакал и сказал, что теперь ему есть для чего жить.

Наутро пришел Лев Павлович, ему обо всем рассказали. Он пошел в палату и сказал: «Сережа, я не обещаю вернуть тебе стопроцентное зрение, но ты будешь видеть и увидишь своего сына».

Доктор исполнил обещание: много раз Сергей приезжал к нему на пересадку роговицы и, в конце концов, стал видеть. И сколько было таких случаев в многолетней практике профессора!

Недавно я узнал, что Лев Павлович ушел из жизни. Он оставил в этом мире множество спасенных глаз и множество студентов, которых обучил своему ремеслу. Царство небесное этому славному человеку...

Так вот, после прочтения статьи «Хирурга твердая рука» я все хотел посетить аллею Славы, о которой там шла речь, но то забывал, то недосуг было. А недавно с внуком шли через площадь Ленина, и я предложил посмотреть на представителей нашей ставропольской славы.

Кого же мы там увидели? Сплошь партийных функционеров. Внук спросил меня, почему их сюда поместили (никакой сопровождающей информации на аллее нет, указаны только фамилии «героев»).

Что ему было ответить? Мне захотелось схватить железную кувалду и крушить эти памятники. Внук увидел, как я расстроился, взял меня за руку и увел, сказав, что история все равно покажет, кто есть кто.

Я бы предложил новому губернатору сделать новую аллею Славы, подальше от этой, для таких достойных людей, как Лев Чередниченко и многих других, каких в нашем крае предостаточно.

 
Владимир ДРОНОВ
Ставрополь
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий