Поиск на сайте

 

 

Тихо, не афишируя, в краевом центре собираются открыть памятник Николаю I. Какая связь между императором и Градом Креста, выяснял корреспондент «Открытой»

 
В Москве люди осведомлённые
 

О том, что на Крепостной горе, в ограде храма Казанской иконы Божией Матери вот-вот откроют бюст императора Николая I, я узнал от краеведа Германа Алексеевича Беликова. Интересно другое: несмотря на достаточную осведомленность Беликова обо всем, что связано с историей города, о предстоящем событии узнал он из источников неофициальных. Новостью с ним поделился Владимир Соколов-Лермонтов, правнучатый племянник поэта, между делом, при случайной встрече на улице. Потом информацию подтвердили и в Ставропольской епархии, но тоже неофициально, скорее по-дружески.

Чтобы отсеять сомнения, отправился на Крепостную гору. Действительно, в скверике за храмом уже стоит бюст царя - правда, плотно, как кукла, замотанный целлофановыми мешками. Пытаюсь прояснить у работающих при храме людей, когда же будет открытие, но безуспешно - пожимают плечами, мол, вопрос не по адресу. Но присоветовали навести справки в Императорском православном палестинском обществе, которому и принадлежит инициатива с памятником.

Звоню в Москву, в палестинское общество.

- Правда, - интересуюсь, - у нас в городе собираются открыть бюст Николая I?

Там явно приходят в замешательство.

- Вы из Ставрополя звоните в Москву, чтобы узнать, что у вас там, в Ставрополе, происходит? На месте узнать не пробовали?

- Пробовал, не вышло, вот и звоню. Я же не спрашиваю имя скульптора, просто подтвердите, открываете памятник или нет?

- Так какому Николаю, Первому или Второму? - наконец уточняют у меня.

- Первому, вроде как.

- Это тому самому, что декабристов казнил? - неожиданно на том конце провода проявляют познания в истории.

- Да, ему, - отвечаю робко, а то, думаю, пошлют сейчас и вообще ничего не узнаю.

- Просто потрясно! - эмоционально выносит вердикт мой собеседник.

Я готов уже распрощаться, но тут мне сообщают, что открытие памятника Николаю I действительно запланировано в Ставрополе в промежутке с 24 по 26 июля (точная дата пока не определена) и приурочено оно к 190-летию восшествия Николая Александровича Романова на престол.

 
Николай I
 
Выбор пал на Ставрополь. Почему?
 

Вообще-то разговор с Москвой получился любопытный. Ну кто не знает из школьной программы, что Николай I, пресекший бунт дворянской молодежи, «палач и тиран»? Как такому памятник ставить?!

Каким же царем был Николай I, вопрос для жителей Ставрополя и России не праздный, но ответить на него в двух словах не получится. Заметим только, что на события декабря 1825 года на Сенатской площади существуют разные точки зрения, и одну из них, несомненно, заслуживающую внимания, в книге «Россия, которой не было» высказал современный исследователь Александр Бушков. А выводы пусть уж каждый делает сам.

Декабристы, согласно Бушкову, плохи были не от того, что «узок их круг и страшно далеки они от народа», а потому, что совершенно не просчитывали последствий. Массовое сознание российского народа образца 1825 года ни за что не позволило бы безболезненно перейти к грезившейся декабристам идиллии.

Бушков рисует вероятный сценарий развития событий после удавшегося восстания.

Сначала революционная армия быстро раскалывается на несколько непримиримых лагерей, которые начинают борьбу уже друг с другом по всем правилам военного искусства. Параллельно в стране действуют верные уцелевшим членам императорской фамилии войска, польские повстанцы и массы крестьян, поднявшиеся на «бессмысленный и беспощадный» русский бунт. Год, два, пять в стране тянется повсеместная гражданская война без фронтов и тылов, все воюют со всеми. А после этого предпринимают интервенцию соседи, как при подобном обороте дел уже случалось в истории многих государств.

В лучшем случае отыщется сильная личность вроде генерала Бонапарта и Франко, маршала Пилсудского или Боливара - и жесточайшими мерами восстановит порядок. Но к тому времени страна будет залита кровью, выжжена и разграблена.

Убедительно? Более чем. Внимание Бушков обращает и на такой еще факт: в декабре 1825 года Николаю I было всего 29 лет, и не может не восхищать его сила воли, ум, энергия, с которой он действовал в критический для России момент. Вот он наглядный пример роли в истории личности, которую даже не готовили к трону.

Так или иначе, решение палестинского общества открыть в Ставрополе бюст Николая I должно быть продиктовано веской причиной, ибо столь знаменательное событие не может обойтись без очевидной связи времен и событий. Однако императора и Град Креста связывает не так уж многое, но об этом ниже.

Взгляд же в прошлое больше подталкивает современников к возвращению в город Александра II, чей бюст до революции украшал площадку напротив бывшего Дома губернатора. Памятник царю разудалым пролетариатом в дни революционной смуты был сброшен, отправлен сначала в подвалы городской управы, а затем на переплавку.

Легко объясняется появление в городе и бюста Александра I. Именно 24 июля (когда как раз и намечается открытие в городе памятника его брату Николаю) 1822 года вышел в свет Указ за подписью императора о переименовании Кавказской губернии в область и перенесении центра области в Ставрополь.

Тем не менее выбор пал на Николая I. Привязка же к дате восшествия на престол выглядит весьма условно, ведь в таком случае памятник можно было открыть где угодно, в любом селе и городе необъятной России. Восшествие к тому же состоялось не в июле, а в декабре, и к чему спешка, понять совершенно невозможно.

 
 
Не всякий город видел императора
 

И все же, несмотря на отсутствие явной связи между Николаем I и Ставрополем, считать российского самодержца человеком для города посторонним нельзя. Хотя бы потому, что царь бывал у нас, следуя из Тифлиса в Петербург, и по тем временам такой чести удостаивался далеко не каждый город. Визит этот состоялся 17 октября 1837 года, и нашел отражение свое в «Кавказском календаре» за 1854 год:

«Граждане, не желая уронить значение Ставрополя, постарались свои жилища, не могшие похвалиться громадностью и изяществом, привести в такой вид, чтобы они заслужили внимания хотя бы за свою наружную опрятность. Эта забота содействовала большому водворению в городе чистоты, устройству тротуаров и других полезных учреждений.

Сверх того граждане задумали в это время вымостить главную улицу, которая во время дождей делалась для езды весьма затруднительной. При содействии генерала Вельяминова задуманная мостовая к октябрю совершенно была готова. Она простиралась от Тифлисской заставы до дома Командующего войсками…»

Подготовка к приезду высокого гостя описывается и в книге Михаила Краснова «Просветители Кавказа». По сведениям автора, все пустыри между домами огородили деревянными заборами, ямы сравняли и засыпали, а трясины забили хворостом, которого для этих целей потребовалось 875 возов, а сверх него навалили глыбы местного камня и затем уже постелили доски. Строительного материала вокруг города, пишет Краснов, было в достатке, все было в руках для мощения улиц, «но не было хозяина, который бы озаботился этим…».

«В день 17 октября жители Ставрополя толпились по улицам своего города и с минуты на минуту ожидали прибытия августейшего монарха; наконец пред вечером этого дня вдруг раздались между народом слова: «Царь, царь!», - свидетельствует «Кавказский календарь». - Толпа раздвинулась, и по вновь устроенной мостовой пронеслось несколько экипажей к дому Командующего войсками Кавказской линии и Черномории…»

Императора, по сведениям Михаила Краснова, толпа встречала еще у станицы Старомарьевской, что в двадцати верстах от города, а среди собравшихся были не только местные жители, но и калмыки, туркмены, ногайцы, «явившиеся лицезреть русского царя». Вдоль следования кортежа были расставлены смоляные бочки, сопровождали царя казаки с факелами. Зрелище, можно представить, впечатляло.

После ужина, сообщает Краснов, государь попросил у командующего Алексея Александровича Вельяминова план расположения города, оставшись им недоволен. Прежде всего Николаю I не понравилось, что вблизи города нет значительной реки или залежей каких-либо естественных богатств, которые бы способствовали развитию промышленности.

Страдая зубной болью, император указывал, что областному городу удобнее бы располагаться на месте хутора Романовского или в Пятигорске. Вельяминов отбивался, как мог: объяснял, что в военном отношении Ставрополь имеет очень выгодное стратегическое положение, в городе есть остатки крепости, где можно хранить хлеб и амуницию, что местность отличает здоровый климат, а это значит, что здесь хорошо строить госпитали для больных и раненых. И государь с командующим согласился.

Хотя у Григория Николаевича Прозрителева на этот счет существует иная версия: город спасли не столько доводы Вельяминова, сколько стакан чудесной воды из Карабинского источника:

«Государь, заболевший лихорадкой, потребовал «свежей» воды, и ему был подан стакан кристальной воды нашего богатыря - Карабина. Вода так понравилась, что государь заинтересовался, и это дало Вельяминову сильный довод в пользу Ставрополя. Гроза пронеслась мимо, и город уцелел…»

На следующий день Николай I посетил гостиный ряд, где была устроена выставка изделий промышленного, сельскохозяйственного и кустарного производства со всей губернии. Награды из рук самого императора был удостоен прикумский помещик Алексей Федорович Ребров за шелк-сырец и шипучее вино «Ребровское полушампанское».

Событием стало присутствие Николая I при открытии в Ставрополе мужской классической гимназии на базе уездного училища, о чем подробно рассказывает Михаил Краснов.

- Желаю, чтобы плоды занятий вы употребили с пользой и сделались достойными чиновниками, - сказал государь учащимся.

- Будем стараться, - отвечали дети, и в глазах большинства их светились слезы счастья.

Также царь побывал в интендантстве на Крепостной горе, осмотрел военный госпиталь, находившийся к западу от крепости. Помимо казенных строений под госпиталь тогда арендовали еще с десяток частных домов, в одном из которых лечился Лермонтов и в дни приезда Николая I находившийся в городе. Возможно, они даже встретились во время знакомства императора с городом, но свидетельств этого история не сохранила.

На другой день, 19 октября, государь рано утром изволил выехать из Ставрополя по тракту в Новочеркасск в сопровождении многочисленной толпы народа.

 
Соборная гора
 
Счастливейшее для города событие
 

И наконец, еще один исторический документ, который связывает имя императора Николая I с нашим городом. Его в краевом государственном архиве нашел краевед Герман Беликов.

Это письмо за 1851 год первого ставропольского генерал-губернатора (1844-1853) Николая Степановича Завадовского Наместнику кавказскому (1844-1854) Михаилу Семеновичу Воронцову:

«Дабы сохранить на вечное время в сердцах жителей Ставрополя память о двух счастливейших для города событиях - пребывание в оном Государя-императора в 1837 году и посещение Ставрополя в прошлом году Государем-наместником цесаревичем, - гласит документ, - почтительнейше имею честь испрашивать представления вашего Превосходительства о разрешении: главную улицу города, ныне почти совершенно вымощенную и украшенную на протяжении более одной версты новым бульваром с решеткой, наименовать Николаевскою. Вторую улицу, где находится занимаемый мною дом, в котором изволил останавливаться государь-наследник, наименовать Александровскою».

Речь идет о переименовании тогда Большой Черкасской улицы (ныне проспект К. Маркса) в Николаевскую, а Второй (отрезок улицы Дзержинского от площади Ермолова до проспекта Октябрьской революции) - в Александровскую.

Воронцов в письме от 4 июля 1851 года за №2385 ответил согласием, и с того же года до начала 1920-х главная магистраль города именовалась улицей Николаевской. Потом царским временам пришел конец, улица стала Красной, одно время была проспектом Сталина, а когда развенчали культ личности, получила имя немецкого идеолога коммунизма Маркса, едва ли догадывающегося о существовании Ставрополя.

Одно время общественность просила городскую власть переименовать проспект в Николаевский - в этом есть историческая правда и преемственность времен. Но в кабинетах мэрии идея, видно, восторга не вызвала - очень уж привыкли ее обитатели к родному «товарищу» Марксу  (вон и бюст его напротив своих окон серебряной краской покрывают исправно).

Но раз уж не удалось в топонимике города избавиться от присутствия Маркса, вернув центральному проспекту его историческое название, хорошо уже то, что бюст российского императора будет смотреть на улицу, некогда носившую его имя.

По-хорошему, место памятнику на самом проспекте или, скажем, на верхней площадке Соборной лестницы Крепостной горы, наименованной в народе Царской, после того как по ней к собору 30 октября 1850 года поднялся цесаревич, а в дальнейшем император Александр II. Но, боюсь, до такого «крамольного» решения местная власть дозреет не скоро.

А потому пусть император стоит в храмовой ограде, под прицелами камер видеонаблюдения и под охраной казаков. Так оно спокойнее будет, что бюст не опрокинут, не осквернят. Похвалиться терпимостью пока не можем мы. Но, несомненно, открытие памятника Николаю I станет настоящим событием, хотя, конечно, и не для всех.

Своим отношением к нему мы попросили поделиться почетного гражданина Ставрополя, автора четырех десятков книг по краеведению Германа Беликова. Точка зрения исследователя, десятки лет отдавшего работе в архивах над разгадками тайн нашего города и над созданием облика его прошлого, думаю, для нас важна особенно. И вот что он сказал нам:

«Я счастлив, что с памятником государю императору Николаю I в город возвращается его богатая дореволюционная история, та самая истинная история, когда страна поступательно шла вперед, имела потрясающие перспективы, но на десятилетия была отброшена большевиками назад.

Бюст российского самодержца в провинциальном Ставрополе событие яркое и неординарное, это большой шаг на пути осмысления себя и своей роли в современной России. Увы, решиться на этот шаг власть пока не способна - крепко тянет на дно груз советского прошлого, причем не самого лучшего наполнения. Но достойно и ответственно перед современниками проявили себя Императорское православное  палестинское общество и ставропольская церковь.

 Хочется верить, что вслед за памятником Николаю I в Ставрополе появятся и другие - российским царям, генерал-губернаторам, наместникам на Кавказе, о вкладе которых в развитие и процветание города широкая публика ничего ведь не знает. Хуже того, знать не хочет! Может, хотя бы памятники пробудят в нас интерес к собственной истории?

Символично и то, что не так давно Россия отметила 400-летие дома Романовых, а Ставрополь, который, собственно, и обязан своим появлением на карте Указу Екатерины II о строительстве Азово-Моздокской оборонительной линии, прошел мимо этого события.

Также мимо своего дореволюционного прошлого город на всех порах пронесся и в свой 235-летний юбилей. Да, были народные гуляния, построили фонтан, облагородили прогулочные зоны, но не сделали главного - не запечатлели в бронзе или камне прошлое Ставрополя, который родился, прежде всего, как военный город.

Открытие памятника Николаю I в некотором роде можно считать восстановлением исторической справедливости».

Открытие, напомним, намечено на конец июля. Давно в городе не было событий из разряда культурных, которые таили бы в себе столько интриги. Кто прибудет на мероприятие из наших руководителей, что будут говорить, чем напутствовать?.. Заглянуть в собственное прошлое тоже бывает не просто.

 
Олег  ПАРФЁНОВ
 
 
 
Наша справка
 

Императорское православное палестинское общество - старейшая в России научная и гуманитарная организация, задачами которой являются содействие православному паломничеству на Святую землю, научное палестиноведение и гуманитарное сотрудничество с народами Ближнего Востока.

Основано было в 1882 году в день памяти святых равноапостольных Константина и Елены как Православное палестинское общество. В 1889 году получило почетное наименование Императорского.

После Октябрьской революции общество вынужденно разделяется на две независимые организации - российскую и зарубежную. В 1918 году оставшаяся в России часть общества переименовывается в Российское палестинское общество при Академии наук. В 1992 году восстанавливается историческое название - Императорское православное палестинское общество.

Устав общества был утвержден Указом императора Александра III в 1882 году и Актом публичного признания собранием членов-учредителей, состоявшемся в том же году в Санкт-Петербурге. Устав в новой редакции утвержден общим собранием членов общества в 2008 году.

Общество насчитывает 15 отделений в России и за границей. С 2007 года руководителем общества является Сергей Степашин, председатель Счетной палаты РФ. Комитет почетных членов возглавляет Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

 

 

 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

МонархистЪ (не проверено)
Аватар пользователя МонархистЪ

= ...сообщают, что открытие памятника Николаю I действительно запланировано в Ставрополе в промежутке с 24 по 26 июля (точная дата пока не определена) и приурочено оно к 190-летию восшествия Николая Александровича Романова на престол...

Не худо бы знать, что отчество Императора Николая I - Павлович, ибо отцом его был Император Павел I.

Гость (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Дедушка-историк А там же места для простора нет. У нас в Ставрополе вообще простора нет. Так, кое-где в районе дома № 1 на площади Ленина и вокруг драмтеатра, да местечки вокруг ДДТ и "Дворца" профсоюзов (или как-то...) . Дома-домики-кабинетики ..., улочки-проездики ..., дворики-плошадки ..., огородики-дачики ...

Добавить комментарий