Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Против уличенных в дискриминации России иностранных интернет-каналов и социальных сетей могут ввести санкции

Законопроект, предусматривающий их блокировку, уже внесен в Госдуму. Эксперты критически оценивают такие меры «антицензуры».

 Недовольство парламентариев и чиновников вызывают действия Facebook, Google и Twitter, которые удаляют или блокируют доступ к размещаемым на них материалах ряда российских средств массовой информации. Такую политику владельцев соответствующих ресурсов, в том числе видеохостинга YouTube, они именуют цензурой.

Наших бьют

По данным Роскомнадзора, только в этом году было выявлено два десятка случаев такого «цензурирования» в отношении каналов Russia Today, РИА «Новости», «Спутник», «Царьград-ТВ», «Крым 24». Например, был заблокирован доступ к фильму «USA 2020: Up in arms», размещенному в YouTube-канале Russia Today. Twitter закрыл аккаунт «Комитета защиты национальных интересов», который, по уверению чиновников, публиковал «независимые расследования фактов иностранного финансирования политической деятельности организаций в России». Заблокированными оказались и почти 1,2 тысячи аккаунтов, связанных с сайтом «Актуальная политика» и, по версии Twitter, занимавшихся «скоординированным перепостом и усилением неоригинальной информации ради политических целей».

Нарушением надзорные органы считают и отказ иностранных интернет-платформ бесплатно продвигать отечественные информационные продукты. Так, видеоматериалы YouTube-канала «Соловьёв LIVE» российского журналиста Владимира Соловьева перестали попадать в раздел «В тренде»: «Такую ситуацию можно расценить как попытку администрации YouTube ограничить распространение материалов популярного российского автора, воспрепятствовать росту его аудитории», – отмечается в претензии, направленной Роскомнадзором в адрес владельца видеохостинга – американской корпорации Google LLC.

Красные ярлыки

Недовольство прокуратуры вызвала пометка к фильму «Беслан. Фильм Александра Рогаткина»: «Данный контент, по мнению участников сообщества YouTube, содержит материалы, которые могут напугать или шокировать некоторых пользователей». При этом сам доступ оставался открытым – желающим достаточно было нажать кнопку «Я понимаю и принимаю» (за два с половиной месяца это сделало 253 тысячи человек). В прокуратуре иначе расценили такие действия: «Любая попытка просмотра фильма ограничена необходимостью авторизации, а при наличии таковой – предупреждением интернет-сервиса о «неподходящем или оскорбительном» содержании видеоматериала», – отмечается в иске прокурора Москвы Дениса Попова об обязании YouTube снять установленные ограничения.

В Google объяснили пометку наличием в фильме сцен насилия. Также, по мнению представителей американской корпорации, «прокурор обратился в суд не в защиту прав, свобод и интересов неопределенного круга лиц, а лишь в интересах государственного телеканала». Но Таганский районный суд Москвы признал иск обоснованным: «Ограничение доступа к информационному материалу создает препятствия и ограничивает право неопределенного круга лиц на свободный поиск, получение и распространение информации об общественно-значимых фактах и событиях. Необходимость авторизации, вопреки доводам ответчика, значительно снижает возможность просмотра видеоматериала неопределенным кругом лиц», – констатировал суд.

Специальные ярлыки Twitter поместил на аккаунты большинства государственных органов, в том числе пресс-службы Кремля и даже на личную страницу бывшего премьер-министра и главы государства Дмитрия Медведева.

Бессильные старания

Для предупреждения конфликтов Роскомнадзор предлагает российским масс-медиа и информационным ресурсам размещать видеоматериалы на платформах отечественных интернет-компаний, обладающих развитыми распределенными сетями доставки контента (CDN). Но одновременно чиновники намерены заставить иностранные компании, предоставляющие сервисы в сети Интернет, привести свои правила и деятельность «в полное соответствие с российским законодательством». Схожего мнения придерживаются в Администрации Президента России: «Дискриминационные действия в отношении российских клиентов этих служб имеют место, мы были свидетелями таких действий по ущемлению интересов пользователей из России. Конечно, этому нужно противодействовать», – заявил журналистам пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Однако в настоящее время возможности властей повлиять на действия Google или Twitter существенно ограничены. Единственный легитимный путь – подавать иски от имени прокуратуры или владельцев соответствующих каналов и аккаунтов. В случае их добровольного неисполнения на иностранную компанию может налагаться административный штраф до 50 тысяч рублей. 

Законопроект, внесенный в Госдуму группой парламентариев и сенатором Алексеем Пушковым, предусматривает предъявление своего рода ультиматумов. Генеральной прокуратуре России совместно с Министерством иностранных дел РФ делегируется право принимать решение о признании «владельца информационного ресурса причастным к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан России, гарантирующих в том числе свободу массовой информации». Предполагается, что такими нарушениями в первую очередь должна признаваться дискриминация – ограничение распространения общественно значимой информации «по признакам национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, профессии, места жительства и работы, отношения к религии», а также в связи с введением иностранными государствами политических или экономических санкций против нашей страны или ее граждан. Но этот перечень носит открытый характер – к нарушению могут приравниваться любые введенные иностранной компанией ограничения «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».

Получив решение Генеральной прокуратуры России, Роскомнадзор направляет владельцу интернет-ресурса уведомление о необходимости принять соответствующие меры. Если в определенный надзорным ведомством срок такие требования не будут исполнены, доступ к ресурсу полностью или частично ограничивается с использованием технических средств противодействия угрозам безопасности российских сетей связи. Если в дальнейшем владелец ресурса «образумится», Роскомнадзор в суточный срок разблокирует к нему доступ.

Предусмотренные законопроектом санкции могут применяться к владельцам интернет-ресурсов любой юрисдикции. Обязательным условием является распространение ими информации на русском или иных языках народов России, а также использование таких материалов гражданами нашей страны, отечественными средствами массовой информации и иными организациями. Таким образом, не имеющие русскоязычной версии порталы останутся вне предлагаемого контроля.

Топорные решения

По мнению технических специалистов, частично заблокировать доступ к большинству ресурсов будет невозможно. Практически все крупные порталы, в том числе упрекаемые Twitter, Facebook и Youtube, используют протокол HTTPS. Его особенность исключает возможность заблокировать отдельные страницы – включение в «черный список» любого URL приводит к закрытию доступа ко всему домену.

С другой стороны, эксперты сомневаются, что государство действительно заблокирует тот же Twitter или Youtube. Ведь кроме десятков миллионов российских пользователей, они активно используются в том числе государственными структурами. Ежедневно ими публикуются десятки тысяч сообщений и размещаются сотни видеозаписей, тогда как количество именуемых цензурой нарушений исчисляется единицами.

Кроме того, действующий уже более пяти лет федеральный закон предусматривает обязательную локализацию персональных данных – базы данных, содержащие сведения о россиянах (в том числе их фамилии, имена и иную), должны размещаться на серверах в нашей стране. За нарушение этого требования еще в 2016 году была заблокирована социальная сеть LinkedIn, принадлежащая корпорации Microsoft. 

В то же время в отношении имеющих миллионные аудитории Twitter и Facebook чиновники не торопятся применять такие меры. В течение нескольких лет представители крупнейших западных интернет-площадок ведут с надзорным ведомством переговоры о планах локализации ресурсов в России, но пока они не увенчались положительным результатом. Саму возможность заблокировать весь Twitter, высказанную одним из должностных лиц Роскомнадзора, крайне критически оценил занимавший пост премьер-министра Дмитрий Медведев: «Как активный пользователь социальных сетей считаю, что российское законодательство обязаны соблюдать все: и сами сети, и пользователи. Но отдельным чиновникам, отвечающим за развитие отрасли, надо иногда включать мозги», – заявил глава правительства на своей странице в Facebook.

Тем временем за отказ перенести сервера в Россию на тот же Twitter и Facebook неоднократно налагались административные штрафы, которые уже достигают четырех миллионов рублей: «Сам интернет-сайт facebook.com размещен на технических площадках, находящихся на территории США, что подтверждается данными сервиса whois. Указанный факт свидетельствует, что личные данные российских пользователей социальной сети Facebook обрабатываются с использованием баз данных, находящихся на территории США», – отмечается в решении. Владельцы ресурсов от участия в судебных заседаниях уклонились, равно как не стали и обжаловать принятые постановления. Но поскольку, по данным Федеральной службы судебных приставов, исполнительные производства в отношении компаний Twitter Inc. и Facebook Inc. в настоящее время отсутствуют, можно предположить, что штрафы были уплачены.

Сами с усами

Правозащитники обеспокоены закрепленной в законопроекте внесудебной процедурой блокировки. А также использованием для применения таких мер национальной системы маршрутизации интернет-трафика, созданной в соответствии с так называемым законом о «суверенном Интернете» (также именуемым «законом Клишаса»). Хотя согласно многочисленным утверждениям его авторов (сенаторов Андрея Клишаса и Людмилы Боковой), она не может использоваться для ограничения доступа к иностранным ресурсам. По словам главы государства, целью закона является недопущение негативных последствий возможного отключения мировой сети, которая управляется в основном из-за границы. «Суверенитет заключается в том, чтобы у России были свои ресурсы, и в нем нет никаких ограничений. Мы не движемся в сторону закрытия интернета и не собираемся этого делать», – заявил Владимир Путин во время ежегодной пресс-конференции.

Также критики указывают на практику ограничения доступа к оппозиционным публикациям и интернет-ресурсам со стороны российских властей. При том что такие меры чиновники и депутаты не считают «цензурой». Например, в 2014 году без объяснения причин Роскомнадзор заблокировал сайты «Каспаров.ру» и «Грани.ру». Только в суде надзорный орган указал на опубликованную на «Каспаров.ру» статью о национализации государственной собственности в Крыму, а «Грани.ру» – сообщение про акции в поддержку участников «Болотного дела». Эти материалы чиновники сочли «призывами к совершению противоправных действий». В свою очередь, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) пришел к выводу, что блокировка всего сайта является крайней мерой, аналогичной запрету газеты или телевизионного вещания: «Она намеренно игнорирует различие между легальной и нелегальной информацией и ограничивает доступ к большому объему контента, который незаконным не признавался. Применяемая формула блокировки не закреплена ни в одном из законов или иных нормативных актов. Правительство в своих замечаниях не указывало на какое-либо правовое положение, на котором мог бы основываться такой метод», – констатировал Европейский суд, признавая права владельцев оппозиционных сайтов нарушенными. Причиненный им моральный вред страсбургские служители Фемиды оценили в 10 тысяч евро (АПИ писало об этом решении – ЕСПЧ признал нелегитимной коллективную блокировку сайтов).

Справка

По данным Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, в 2019 году во внесудебном порядке в Единый реестр запрещенной информации внесли 285 тысяч URL-адресов, на основании судебных решений – 134 тысячи. Еще более 68 тысяч интернет-ресурсов с информацией экстремистского характера были заблокированы по требованию Генеральной прокуратуры России.

В связи с удалением запрещенной информации либо ограничением доступа к ней хостинг-провайдерами из Единого реестра за год исключено более 227 тысяч адресов.

Кроме того, за нарушение авторских и смежных прав ограничивался доступ к 13,2 тысячи сайтов, более 6 тысяч «пиратских» ресурсов заблокированы на постоянной основе.


Мнения


Дамир Гайнутдинов, руководитель направления по защите свободы слова и Интернета Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора»

Выступление Роскомнадзора в качестве защитника свободы слова – новый тренд этого года. Использование регулятором правозащитной риторики само по себе и удивительно, и смешно.

Хотя первые «звоночки» появились еще два года назад. Так, в 2018 году ведомство потребовало от Facebook объяснить реальные основания удаления аккаунта Рамзана Кадырова. Потом были требования прекратить цензуру государственных СМИ. Хотя правила Twitter по выдаче материалов государственных медиа касаются не только России, а всех стран мира, но публичное недовольство высказывал только отечественный регулятор.

Приятие решений о блокировке иностранных сервисов – прежде всего Youtube, Facebook, Instagram, а также мессенджеров, скорее политический вопрос. Понятно, что приниматься они будут не Роскомнадзором и не Генеральной прокуратурой России, а в Администрации Президента России. Также очевидно, что это не будет связано с формальным исполнением или не исполнением этими компаниями каких-то требований российского законодательства.

Не сомневаюсь, что законопроект будет очень быстро принят. Вопрос, насколько его реализация технологически возможна. Не исключено, что потерпев явную неудачу в блокировке Telegram, российские власти будут более осторожны в подобных ультиматумах.

Кроме того, государство еще с 2018 года ведет переговоры Twitter, Facebook и Youtube о локализации персональных данных. Они постоянно приезжают в Москву, в делегации входят вице-президенты компаний или руководители департаментов по Восточной Европе. Роскомнадзор каждый раз говорит, что все хорошо, и они скоро перенесут сервера в Россию. Власти всерьез рассчитывали договориться, но эти переговоры зашли в тупик. Видимо, платформы заняли позицию затягивать, увиливать и ничего не делать.

Валерий Фадеев, советник Президента России, председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека

Еще несколько месяцев назад я выступал против блокировок российских СМИ на Youtube, я трактовал это как цензуру российских СМИ в интернете, которые не нарушали российских законов. Но, тем не менее, на основе непонятных нам причин Google принимал решения о блокировке. На этом фоне я говорил о необходимости перевода конфликта в правовое поле. Нынешнюю инициативу депутатов Госдумы в этом отношении можно приветствовать, это и есть попытка перевода конфликта в правовое поле. Однако те методы, которые они предлагают, не представляются мне эффективными.

Можно ли в России заблокировать такие платформы, как Youtube и Facebook? С технической точки зрения, это большой вопрос. Напомню, что попытка заблокировать Telegram успехом не увенчалась при том, что было соответствующее решение суда. Как говорят специалисты, эти американские платформы очень серьезно защищены от внешнего вмешательства. Авторы законопроекта предлагают в случае необходимости тормозить работу данных платформ, но сделать это невозможно. Чтобы затормозить работу Facebook, придется затормозить работу всего Рунета.

Кроме того, Youtube широко используется в России – от продвижения музыкальных клипов до обмена информацией. В работе его российского сегмента заняты десятки тысяч человек: многие блогеры, их сотрудники, рекламные агентства. Как скажутся такие жесткие меры на деятельности этих российских граждан?

Я считаю, что в идейном отношении предлагаемый законопроект движет проблему в правильную сторону, он переводит спор в правовое поле. Но, повторюсь, у меня большие сомнения в отношении того, что предложенные методы будут эффективными. Нужна серьезная дискуссия, в том числе технического характера, о том, как защитить российские СМИ и российских пользователей от цензуры со стороны американских IT-гигантов.

Максим Тимофеев, правозащитник

Самый оптимальный способ решения проблемы предложил сам Роскомнадзор – размещать спорный контент на отечественном хостинге. Но тогда сами его и продвигайте. Претензии к YouTube и Twitter напоминают жалобы на дороговизну западных курортов, визовые ограничения и чужие нравы. Не нравится берег турецкий – отдыхай на родном, никто не мешает. А уж если решил пойти в чужой монастырь – соблюдай его устав.

Бессилие властей понятно, оно и породило указанные в законопроекте меры. Но к чему они приведут? Не нравится, что ограничили доступ или не продвинули один ролик, – заблокируем сервер. То есть в борьбе за свободный доступ – закроют его ко всей информации, в том числе к размещенной в том же канале Russia Today или твитам Владимира Соловьева.

Также беспокоит выбранный авторами традиционный для властей административный способ решения вопроса – решение о признании ресурса «вредным» будет приниматься кулуарно, как говорится, «без суда и следствия». В этом плане судебный иск московского прокурора к Google можно считать цивилизованным способом урегулирования проблемы. О развитии таких механизмов и надо думать.

Саркис Дарбинян, адвокат, партнер Центра цифровых прав

В законопроекте, очевидно, подменяется понятие цензуры. Цензура – это всегда про ограничение либо недопущение распространения информации, признаваемой нежелательной властями. Когда же происходит удаление контента или ограничение показа материала со стороны самого оператора платформы, это называется модерированием. Оператор платформы сам определяет политику распространения контента. К примеру, у PornHub свои правила, у Facebook свои.

Предложенный проект впервые предусматривает новый механизм блокировки, созданный так называемым законом «о суверенном Интернете». Если ранее блокировки осуществлялись руками операторов связи, то теперь Роскомнадзор с применением DPI сможет полностью или частично ограничивать доступ к ресурсам из нового реестра либо замедлять к ним скорость. Сами провайдеры даже не будут знать, что и как блокируется на магистралях.

Источник: © Агентство правовой информации 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях