Поиск на сайте

 

 

 

Ставропольские антимонопольщики жестко накажут местных «бензиновых королей» за ценовой сговор

 

Ничто не предвещало бурю. И вдруг, как по мановению волшебной палочки, многие автозаправки в крае дружно переправили цифирки на ценниках. Бензины марки Аи-92 и Аи-95 подорожали на 20 копеек, а 76-й и дизтопливо – аж на 50-60 копеек. Автолюбители схватились за карманы и за голову.
Краевое управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) оперативно провело расследование – и обвинило монополистов в ценовом сговоре. На днях будет рассмотрено дело в отношении «бензиновых королей». О его перспективах корреспонденту «Открытой» рассказал главный антимонопольщик края Владимир РОХМИСТРОВ.

 

- Владимир Васильевич, какие компании провинились?
- Мы возбудили дело в отношении пяти компаний: «Роснефть-Ставрополье», «Лукойл-Югнефтепродукт», «Кондор», «Рокада» и «Ставропольнефтепродукт» (бывшее подразделение «Юкоса»). Правда, есть некоторые нюансы. Нужно учитывать, что сейчас идет процесс укрупнения компаний: тот же «Лукойл» покупает компанию «Кондор», а «Роснефть» - «Рокаду» и наследие «Юкоса», «Ставропольнефтепродукт». То есть, в конечном итоге, можно говорить о том, что повышение цен инициировали два крупнейших игрока рынка - «Роснефть-Ставрополье» и «Лукойл-Югнефтепродукт».
- Странная, право, ситуация. Ведь «Роснефть» - государственная компания. А зачем государству так нагло «доить» собственных граждан?
- Мы дадим правовую оценку и действиям подразделения «Роснефти». А что касается государственной политики на рынке нефтепродуктов, у меня немало критических вопросов. Так, система налогообложения на добычу полезных ископаемых создана таким образом, что большую часть сверхприбыли забирает государство. Сама нефтяная компания получает лишь около $27 с каждого барреля. Таким образом, государство само заинтересовано в росте цен на бензин.
- Задаю вопрос наивного человека: а может, сговора никакого и не было, а это просто требование рынка или совпадение? После того как вы возбудили дело, «Лукойл» распространил официальное заявление: «Мировые цены на нефть постоянно растут, а вслед за ними растет и налоговая нагрузка на нефтяные компании, а это двигает вверх и цены на нефтепродукты».
- Вообще, нам давно пора избавиться от иллюзий: цены на нефтепродукты устанавливает не свободный рынок, а группа олигархов, каким-либо образом получившая контроль над месторождениями. Иначе как можно объяснить, что на территории одного субъекта Федерации едва ли не в один день нефтяные компании повышают цены на бензин на одинаковую величину. Совпадением это быть не может, да и велением рынка тоже. Почему, например, одновременно со Ставропольем не подскочили цены на бензин в Краснодарском крае или в Ростовской области? Почему не подорожали авиакеросин и мазут?
- У вашего управления есть солидный опыт борьбы с ценовыми сговорами. Как вы оцениваете свои перспективы сейчас?
- Действительно, опыт немалый. Мы уже несколько раз сталкивались с картельными сговорами на бензиновом рынке края. Кстати, первый факт подобного рода выявили еще в 1999 году в Санкт-Петербурге; тогда в сговоре были уличены 11 компаний. Потом - целая серия громких административных дел на Ставрополье, и каждый раз в них фигурировали одни и те же компании.
Причем нефтяники чувствовали свою полную безнаказанность. Например, много шуму в стране наделала история начала 2001 года, когда 13 нефтяных компаний пошли на откровенный шантаж власти: они опубликовали «Открытое письмо» губернатору Черногорову, где требовали пересмотреть уже подписанный краевой закон о повышении налога на вмененный доход для автозаправок. Иначе, мол, им придется на несколько рублей повысить цены на бензин и дизтопливо.
Но самая интересная ситуация была осенью 2004 года: «Роснефть», «Юкос» и «Лукойл» согласованно подняли цены. Мы возбудили дело, «Роснефть» сразу исполнила наше предписание, а вот «Лукойл» и «Юкос» принялись судиться - и в итоге проиграли все суды, выплатив в казну штрафы в размере 500 и 200 тысяч рублей. Так что и в этот раз доказать факт ценового сговора, что называется, вопрос чести.
- Но не безуспешна ли эта борьба? Для бензиновых магнатов штраф что в полмиллиона, что в миллион рублей - как слону дробина…
- Действительно, штрафы были мизерные. Но сейчас ситуация изменилась - в начале этого года вступил в силу новый закон «О защите конкуренции», который предусматривает очень строгие санкции по отношению к монополистам. Отныне штрафы могут достигать 4% от годового оборота компании - в случае ставропольских бензиновых магнатов речь идет о десятках миллионов долларов.
- На днях зампред краевого правительства Марат Арсланов публично пригрозил нефтяным монополистам: дескать, если не снизят цены, пусть пеняют на себя.
- Такую позицию я разделить не могу! Помните, прошлой осенью на федеральном уровне тоже требовали от руководителей крупнейших нефтяных компаний «заморозить» цены на бензин. Закончилось это махание кулаками ничем. Полагаю, угрозы Арсланова также никакого результата не принесут. Да и вообще, на каком основании государственный чиновник требует от частных компаний изменения цены? Разве это не вмешательство в рыночное ценообразование?
- Но ведь молча наблюдать за ростом цен краевое правительство тоже не может…
- Так пусть работает рука об руку с нашим управлением, с другими компетентными структурами. Вот, скажем, в 2001 году тогдашний министр экономики Гаевский и министр промышленности Клюшников всерьез помогли нам в расследовании картельного сговора. Они дали указание руководителям муниципалитетов: собрать доказательства согласованного повышения цен. И уже через пару дней мы имели неопровержимые доказательства ценового сговора. В этот раз такая взаимопомощь тоже была бы очень кстати.
- На ваш взгляд, заявление Арсланова может спровоцировать дефицит на бензиновом рынке края?
- Дефицит могут вызвать не необдуманные заявления краевых чиновников, а общесистемные «перекосы» рынка, в которых виноваты бюрократы более высокого звена. Еще с советских времен наша «нефтянка» производила преимущественно низкооктановый Аи-76 и дизтопливо. Причем за годы рыночных реформ нефтяная отрасль так и не перестроилась на производство более востребованного, высокооктанового топлива. За последние 20 лет в России не был построен ни один крупный нефтеперерабатывающий завод. И сегодня бензин марок Аи-92 и выше наша нефтеносная страна импортирует из-за рубежа!
- Ставрополье - главный нефтяной регион Европейской части России. У нас-то, наверное, ситуация с нефтепереработкой получше, чем в других регионах?
- Да точно такая же плачевная, как и по всей стране. В крае вообще нет крупных НПЗ. При этом едва ли не каждый год раздаются обещания, что вот-вот в том или ином районе края будет построен новый мини-завод, даже потенциальных инвесторов широкой публике представляют. А потом - тишина…
- Выходит, ставропольские чиновники кроме громких заявлений делать ничего не научились.
- Выходит, что так. Только за их просчеты приходится отдуваться всем жителям края, переплачивая то за дорожающий хлеб, то за бензин, то за «коммуналку» из своего кармана.

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий