Поиск на сайте

 

 

Их предают, выбрасывают на улицу, издеваются и убивают, с болью и отчаянием пишет наша читательница

 

Здравствуйте, уважаемая редакция «Открытой»! Я - коренная жительница Ставрополя в третьем поколении, родилась и выросла на улице Станичной (бывшая Жданова). Всю жизнь, более полувека, у меня живут собаки. И дочка Катя выросла жалостливой - подбирает на улице раненых псов, подкармливает голодных дворняг. Может, это плохо, но, по мне, лучше, чем быть зверем в человечьем обличье.
В одном из последних номеров «Открытой» газеты я прочла статью «Как убивали верного пса» (№4 от 1 февраля с.г.). Ночь не могла уснуть - каждое слово в этой истории отозвалось во мне болью. Страшно, что беспощадность к слабым становится нормой в нашем мире.
16 января этого года убили алабая Дика, о котором рассказала «Открытая», а 26 января на нашей улице по вызову соседей работники все того же убойного отдела из «Фауна» расстреляли отравленными дротиками венгерскую пастушью собаку Степу - умного, здорового, доброго пса.
 
 

Стёпка всё терпел и не озлобился
Пес Степан был красавец, каких поискать, - черноглазый, с длинными, будто завитыми ресницами, кудрявый, длинношерстый, а обнимешь - теплый, как связанные бабушкой шерстяные носки.
Видно, «за красивые глаза» люди и взяли его щенком, а потом передумали содержать из-за того, что пес не хотел сидеть на цепи. Так ведь надо было знать, кого приручаешь! Венгерские «пастухи» - порода вольнолюбивая, сидеть на привязи для таких собак невыносимо. Зато они нетребовательны в уходе, очень преданны и привязчивы, чего, увы, не скажешь о людях.
Хозяева завели себе другую собаку, а Степан остался в большом, на дюжину частных домов, дворе на правах бедного родственника. Мой муж поставил ему будку, я кормила, лечила, купала. 
Много страданий претерпел от людей пес: пьяные били его палками, стреляли из травматики, кидали камнями. Подростки развлекались тем, что бросали под лапы петарды, которых Степан страшно боялся, прижигали нос окурками. Дети лепили на морду «очки» и «бороду» из репея, катались верхом...
А Степка все терпел и не озлобился. Он вообще был очень добрый пес, даже кошек никогда не обижал. А двор свой любил, как привороженный.
Многие жители соседних улиц хотели забрать его к себе, но Степа каждый раз возвращался во двор, где вырос, оставаясь трогательно верным своим хозяевам. Те огородили дом заборчиком, так пес клал лапы на прутья и подолгу смотрел на родной дом. Собаки ведь в отличие от людей предавать не умеют и любят бескорыстно. Умрут, а приручившего их человека не бросят. Вот и Степа не смог.
Но верного пса невзлюбил сосед, молодой отец двоих детей, объяснявший свою ненависть тем, что собаку боялся его сын. Хозяева против расстрела шестилетнего Степы не возражали, и деятельный мужчина вызвал службу отлова. Поскольку жертва на его оклик ни за что бы не прибежала (собаки слишком хорошо чувствуют отношение людей), попросил местного мальчишку подозвать пса к убийцам. У пацана сердце не дрогнуло - крикнул: «Степка!» - и тот радостно бросился навстречу... 
  
 

В ответе за тех, кого приручили
На днях по радио выступал депутат российской Госдумы, сотрудник комитета по природным ресурсам, говорил, что надо ввести в закон положение - собаку убивать только в двух случаях: если она смертельно больна или представляет угрозу для людей. Жаль, ничего не сказал о том, как поступать с людьми, которые готовы обречь на смерть живое существо, которое виновато лишь в том, что «мешает жить». 
Человек должен нести ответственность за тех, кого приручил. Давно пора принять за правило, чтобы человек, решивший завести собаку, в обязательном порядке получал справки от нарколога и психиатра, как на владение огнестрельным оружием. Надо, в конце концов, чтобы работала 245-я статья Уголовного кодекса - «Жестокое обращение с животными».
Сегодня животные абсолютно беспомощны перед людьми. Подруга рассказывала, что ее соседи по даче каждую весну обзаводятся милыми щенками - живыми игрушками для детей, чтобы те не мешали взрослым сажать редиску и поливать огурцы. Осенью дачи пустеют, и подросшие собаки оказываются на улице. Большинство умирают: одни, расстрелянные отравленными дротиками, - от мучительного удушья, другие - от голода, холода, болезней.  А в апреле их место на дачах занимают новые щенки.
Люди с легкостью предают даже тех собак, с которыми прожили бок о бок многие годы. Ставропольский вет-врач, замечательный человек и прекрасный специалист Александр Викторович Пилипенко рассказывал с болью: надоест человеку собака, он приносит ее в клинику - мол, усыпите. А псы - долматинцы, «немцы», «кавказцы» - здоровые, красивые, глаза умные, преданные. Как на такого рука поднимется? Александр Викторович оставлял обреченных у себя, кормил, находил новых хозяев. 
У прежних владельцев, взявших когда-то в дом трогательных щенят, а годы спустя с легким сердцем доставивших их в клинику с просьбой убить, врач спрашивал: «Как же ты можешь, ты ведь с ним жил?» Но ни одного здравого ответа он так и не получил - люди только похихикивали и пожимали плечами...
Какой пример они, слепые разумом и больные душой, подают своим детям? Ведь по отношению к животным судят о человеке. Самый известный маньяк Чикатило начинал с издевательств над животными. Все садисты так начинают. Я уверена: кто убил собаку, тот и человека убьет не задумываясь.
 
 

Они так же чувствуют боль и разлуку
Сосед, вызвавший «расстрельщиков» для Степана, объяснил свой поступок заботой о ребенке, которого пугала собака. Отец показал сыну, что делать с теми, кто вызывает страх, неприязнь и не может за себя постоять. Но на какой жизненный путь направит малыша эта родительская «школа» безжалостности?
Прямо напротив меня живет семья, в которой была такая же проблема - семилетний Захар панически боялся собак. Увидит крохотную дворняжку - кричит, на деда карабкается. Так дед, Вячеслав Михайлович, устроил для мальчишки совсем другие уроки - доброты и сострадания - и вылечил внука от страха. А помог ему в этом наш «пастушок» Степан.
Мужчина начал потихоньку приучать мальчонку подкармливать собаку. У того сперва руки от страха тряслись, а потом смотрю - Захар верхом на Степе катается! Собак мальчик больше не боится, и убивать их для этого не потребовалось.
И главное, не пострадало сердце ребенка. На всю жизнь он усвоил: собака - живое существо, а не бездушный кусок мяса с шерстью. Она, как и человек, чувствует, радуется, грустит, удивляется, скучает, тоскует. Просто рассказать об этом не может.
...Когда наш Степка оказался не нужен своим хозяевам, во дворе он сдружился с собратом по несчастью - дворнягой Тузиком, тоже не раз преданным и брошенным людьми. Собаки дружили четыре года. А потом Тузик попал под машину...
В тот день Степа не давал нам его похоронить: держал тело лапами и лаял на каждого, кто пытался забрать мертвую дворнягу. Три месяца пес переживал смерть друга, бродил, как прибитый, отказывался от еды. Принесу ему куриные головки, а он - вчерашний обжора - отвернется и скулит.
Потом Степик привел откуда-то брошенного рыжего щенка, взял его под опеку, защищал от других собак, играл с ним, пустил к себе в будку. Когда Степу убили, Рыжик был рядом - за своим покровителем и защитником он бегал повсюду как хвостик.
Теперь этот приемыш так же, как Степа когда-то, не знает, куда себя девать от тоски. Плачет по другу и смертельно боится людей.

 

Виктория КУНТИК

 

Р.S.
В районе Нижнего рынка ходит маленькая бездомная собачка, похожая на левретку (знаете, это такой песик с гладкой шерсткой и умными глазами). От мороза она прячется в вырытой ямке, жмется к стенам домов. Я подкармливаю кроху, но забрать не могу - дома живет большая немецкая овчарка, которая не пустит чужого на территорию. Может, найдется добрый человек, пожалеет ее, приютит. Я очень переживаю, выживет ли она в такие холода.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий