Поиск на сайте

 

Взгляд со стороны


Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда: 

«…Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и на сложившуюся практику по отдельным категориям дел, не может быть ограничена с точки зрения возможности анализа таких дел и их оценки, в том числе высказанной публично». 


Константин Боков, председатель Ставропольского краевого суда: 

«Всегда готов выслушать советы, пожелания, рекомендации» 


Наш  судебный обозреватель Раиса Абрамова знакомится с новым главой ведомства. Пока заочно 
Повестка дня. Информационный вакуум: всем знать необязательно 
 

Новый председатель краевого суда Константин Боков утвержден на эту должность почти полгода назад – в мае этого года, а к работе приступил в августе. 

Первым публичным шагом нового председателя стала встреча с ветеранами судебной системы, о чем появилась информация на сайте краевого суда 29 августа. К. Боков, обратившись к ветеранам, сказал: «Ваши советы, пожелания, рекомендации мы всегда готовы будем выслушать». 

Почти весь сентябрь был информационный вакуум, и только 26 сентября появилось сообщение, что проведено совещание с председателями городских и районных судов, открывал его Константин Боков, но докладчиком был его зам Олег Козлов. 

В повестку дня были включены вопросы сроков рассмотрения дел по КАС (Кодексу административного судопроизводства) и вопросы обжалований постановлений по административным правонарушениям. 

Не удалось найти ни одного юриста, который счел данную повестку самой животрепещущей, но дело даже не в этом. Неясным осталось, какие же решения были приняты хоть по срокам по КАС, хоть по обжалованиям по КоАПу? Разве это не важно, не заслуживает освещения? 

Рассматривался еще вопрос аудиопротоколирования, но, по личному опыту, я вижу, что чаще всего аудиозапись ведется на личные телефоны секретарей судебных заседаний, что вызывает у меня неприятие. 

С одной стороны, создается возможность непроцессуального распространения записи. А с другой стороны, эта запись не сохраняется на серверах судов. В случае порчи CD-диска в деле, эту запись неоткуда будет восстановить! И опять же неясно: эту практику поощряет краевой суд или на местах сами так решили? 

В октябре прошли еще два мероприятия: 1-го октября состоялось межведомственное координационное совещание по вопросам доставки осужденных в здания судов, на котором К. Боков опять же взял на себя только приветственную часть. 

А вот 4-го октября мероприятие было очень показательным: на базе Ставропольского филиала Краснодарского университета МВД России состоялось заседание Совета судей Ставропольского края и семинар-совещание, посвященное теме «Суды Ставропольского края и средства массовой информации. Технология эффективного взаимодействия». 

Это и есть «технология взаимодействия судов со СМИ»?! 

Тема чрезвычайно актуальная с огромным количеством проблем и полным отсутствием этого самого «эффективного взаимодействия судов со СМИ, о чем в регионе не пишет ни одно издание, кроме «Открытой» - общественно-политической газеты Юга России. 

Это обстоятельство и стало, считаю, причиной сокрытия мероприятия от журналистов «Открытой» - устроители испугались возможности диалога с ними, тематических вопросов-ответов, без которых подобные сборы проводятся заведомо «для галочки» с формальным содержанием. Так и проходило это мероприятие: бесцветно-бодрый «доклад» для скучающей аудитории, не взбодрившейся даже финальным награждением за то, не знаю за что. 

Такая вот была продемонстрирована «технология эффективного взаимодействия судов со СМИ», которую зампред Козлов превратил в технологию кнута и пряника – судебными репрессиями против авторов аналитических статей и награждениями пишущей братии, не дающей ему повода образумиться. 

Нет сомнений, что «сортировку СМИ» по лояльности проводил лично все тот же Олег Афанасьевич, чью управленческую и профессиональную деятельность, полную косяков и отступлений от закона, «Открытая» подвергает жесткой критике. Но зампред изображает это как «давление на суд», пытаясь уйти, увернуться от общественного контроля - уставной задачи независимого СМИ. 

До руководящего чиновника никак не доходит фундаментальное положение взаимоотношений прессы и судейского сообщества, которое четко сформулировал председатель Конституционного суда Валерий Зорькин: 

«В силу сниженных возможностей правомерного контроля со стороны других ветвей власти особое значение приобретает общественный контроль над правосудием. С другой стороны, такой контроль является важной гарантией от неправомерного административного воздействия на суд. 

…Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и на сложившуюся практику по отдельным категориям дел, не может быть ограничена с точки зрения возможности анализа таких дел и их оценки, в том числе высказанной публично». 

Зорькин «полагает», а Козлов отвергает 

А теперь требование Валерия Зорькина дополним еще и позицией председателя Совета судей РФ Виктора Момотова, которую он высказал на недавнем заседании Клуба имени Д. Н. Замятнина: 

«…Последовательная работа Верховного суда Российской Федерации по укреплению гарантий состязательности процесса позволит повысить правовую защищенность граждан и бизнеса. Мы рассчитываем на активную работу средств массовой информации, которые выступают посредниками между судьями и гражданским обществом». 

Игнорирует Козлов и азбуку профессионального поведения - Кодекс судейской этики, в котором черным по белому записано: 

«Контакты с журналистами разрешены и даже приветствуются, однако при этом судьям рекомендовано проявлять осмотрительность. Судьям запрещено комментировать существо дел до вынесения окончательного судебного решения. 

Если в публикациях и сюжетах СМИ искажаются слова и решения судьи, он может обратиться в правоохранительные органы для защиты чести и достоинства». 

Воистину надо иметь какой-то особый склад личности с неадекватным восприятием окружающего мира, чтобы, как г-н Козлов, приходить в ярость от критики недостатков судебной системы или «проколов» отдельных судей. 

Но по-прежнему для журналистов «Открытой» самой объективной оценкой труда остается то, что люди со своими проблемами идут к ним, а не к пиарщикам власти – в издания, чья лояльность питается огромными бюджетными вливаниями за счет налогов тех же самых униженных граждан, которые больше нигде не могут найти защиты своих прав. 

Зачем, судейские, закрытость любите? 

Главным «маркером» любого судьи является его судебная практика, поэтому я решила отсмотреть определения и постановления президиума крайсуда: что происходит в приходом Бокова, какие дела и как рассматриваются под его председательством? 

Задача получения полной картины осталась невыполненной, потому что не все тексты опубликованы, а опубликованные зачастую выглядят так (далее прямая цитата, с сохранением орфографии): 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ 

СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ 

<адрес>вого суда в составе: 
председательствующего ФИО2, 
членов президиума ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7, ФИО8, 
при секретаре судебного заседания ФИО9, 
с участием заместителя прокурора <адрес> ФИО10, 
обвиняемого ФИО13, 
защитника обвиняемого - адвоката ФИО11, 
представителя потерпевшего …, 
рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу адвоката ФИО11 в интересах обвиняемого ФИО13 о пересмотре апелляционного постановления <адрес>вого суда от ДД.ММ.ГГГГ и частного постановления <адрес>вого суда от ДД.ММ.ГГГГ. 
 

Ты, читатель, способен вынести хоть какую-то информацию из этой зашифрованной судебной «практики»? Убеждена, что делается это умышленно с целями явно не в пользу открытости процессов и вообще открытости судебной системы как таковой. Тут главная цель, как нетрудно догадаться, как раз в другом – скрыть то, что господам в мантии скрыть очень нужно. 

Слушайте, уже больше десяти лет назад принят отличный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (ФЗ №262). В конце 2017 года в него внесли полезные поправки – и он стал еще более практичным, толковым. Теперь в судебном акте должно публиковаться все, кроме персональных данных и отдельных, специально оговоренных случаев типа гостайны и прав несовершеннолетних. И что же видим мы? Укрыто все: фамилии судей, адвокатов, секретаря, дата апелляционного пересмотра решения и даже адрес краевого суда! И где творится это безобразие? В президиуме! И все это незаконно! 

Зато прямо на главной странице сайта краевого суда недавно появилась красивая картинка с красивым текстом: «Мы надеемся, что наш сайт в полной мере станет для вас источником получения необходимой информации». Не нужно «надеяться», нужно закон соблюдать! 

Суд над судьёй - смех и грех. И разочарование! 

Первое заседание президиума под председательством К. Бокова состоялось 4 сентября этого года. На этом заседании была рассмотрена кассационная жалобы адвоката бывшего судьи невинномысского городского суда Максима Новикова. Его история прогремела и на федеральном уровне, дадим слово изданию «Коммерсант» : 

«Согласно материалам дела, Максим Новиков в 2012 году после своего назначения на должность судьи городского суда Невинномысска «придумал мошенническую схему по торговле судейскими должностями и предложил участвовать в ней своему знакомому Армену Петросянцу». 

В функции Армена Петросянца входили поиски тех, кто хотел устроиться на работу в суд и готов был бы за это заплатить. Гарантией трудоустройства было якобы наличие у Максима Новикова доверенных лиц в администрации президента России. 

Деньги, которые судья собирался получать с клиентов, он предполагал использовать в течение года, а затем в зависимости от поведения претендента на судейскую мантию либо возвращать их, либо находить причины для отказа в возврате. 

В ноябре 2014 года Армен Петросянц нашел администратора одного из районных судов, который согласился заплатить за услугу 4 млн руб. Как установило следствие, возвращать деньги этому «соискателю» сообщники и не собирались. 

Дело в том, что экс-судья, проверив биографию «кандидата», выяснил, что тот скрыл от него старую судимость». 

В итоге экс-судья получил условный срок и штраф 500 тыс. руб. Основаниям для такого «никакого» решения послужило наличие двоих детей и то, что он положительно характеризовался до и после (!) совершения преступления. Кем характеризовался – из приговора неясно. 

4 февраля этого года суд апелляционной инстанции условный срок заменил на реальный, а про штраф написали в мотивировочной части приговора, что его нужно отменить, но в резолютивной части это прописать забыли. 

Про этот факт я прочитала уже в кассационном постановлении, потому что текст апелляционного постановления скрыт с примечанием «судебный акт публикации не подлежит», хотя никаких законных причин для таких ограничений не просматривается. Подобная практика за последний год почему-то стала применяться очень часто. 

Хоть взяточник, но - «свой».По-свойски и пожалеем 

Как бы там ни было, адвокат экс-судьи Новикова подал кассационную жалобу, и вот она-то и была рассмотрена в первый же день работы в президиуме председателя суда К. Бокова. И что же решает президиум под председательством Константина Бокова?  

Не поверите. Решает заменить реальный срок снова на условный! Основание, на мой взгляд, выглядит совсем хлипким: мол, суд апелляционной инстанции не привел убедительных мотивов в обоснование замены условного срока на реальный, сославшись лишь на то, что (цитата) «судом не учтено, что Новиков М.А. являлся инициатором преступления». То есть получается, что этого мало для квалификации опасного преступления, совершенного в стенах Дома Правосудия?! 

Таким образом, федеральный судья, нарушивший присягу, вступивший в сговор с другим лицом по облапошиванию граждан, имея корыстный умысел, бросивший тень на администрацию президента, осознанно пошел на преступление, опозорил судебную систему и имеет при таком подходе руководства суда шанс отделаться легким испугом и небольшим условным сроком. 

В тексте постановления президиума о передаче на новый пересмотр указано еще и то, что в резолютивной части забыли написать про отмену штрафа: получается, что при пересмотре и штраф уйдет?! 

Не хочется думать, что при такой безмотивной суперлояльности к судье-преступнику со стороны нового председателя про чистку судейских рядов от беззаконников можно будет забыть, как во времена полноцарствия О. Козлова. 

А ведь за каждым неправедным судьей, напомню, поломанные жизни, разрушенные бизнесы, удушающие город незаконные стройки и т.д. и т.п. А главное - боль и унижение людей от судебного фарса, устраиваемого некоторыми судьями. 

Поживем – увидим. И обязательно напишем! 

Раиса АБРАМОВА,  
лауреат и призер Всероссийского конкурса «Суд будущего»  
(Москва, 2015 год), руководитель краевого движения 
«Народный контроль» 

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

Зорькин ведёт добропорядочные беседы с СМИ, подписывает различные постановления ВС РФ, о смягчении процедур выхода по УДО осуждённых, а СУДЫ КАК ГНУЛИ СВОЮ МЕРЗОПАКАСТНУЮ ЛИНИЮ О ВЛИЯНИИ МЕЛКИХ, И ПОРОЙ НАДУМАННЫХ НАРУШЕНИЙ, ЧТО БЫ ВСЕМИ ПРАВДАМИ И НЕПРАВДАМИ СОРВАТЬ КУШ!!!
Когда не за что зацепиться судья при наличии множества поощрения, об'являет, что осуждённый не встал на путь исправления!!! Пример : осуждённый со сроком 15 лет, имеющий множество поощрения, ходотайствует об УДО, и ему остаётся 1год и 9 месяцев, но судья выносит решение, что он не встал на путь исправления!!!
Через 1год 9месяцев можно ли выпускать осуждённого на волю, если он за 15 лет не встал на путь исправления(по мнению судьи)???
ЭТО ли не вымогательство?
Таким промыслом занимаются судьи Кочубеевского районного суда под надзором прокуратуры, которая присутствует на всех этих СПЕКТАКЛЯХ!
Зорькин находится в окружении судей, которые не дают возможности проводить реформы, которые должны выражаться не отстранением от работы, а ПОСАДКАМИ ЗА НАРУШЕНИЕ ЗАКОНОВ РФ!

Добавить комментарий