Поиск на сайте

 

Скорбная дата

 

20 лет назад, 16 ноября 1996 года, в дагестанском городе Каспийске прогремел чудовищный взрыв девятиэтажного жилого дома, заселенного семьями военнослужащих Северо-Кавказского особого пограничного округа.

Цель террористами была выбрана не случайно. Направленная именно на защитников целостности России, ее незыблемых границ, кровавая атака стала прологом масштабной войны исламских радикалов на Ближнем Востоке с тем, чтобы на руинах воцарилось чудовищное образование под названием ИГИЛ*.

 

Каспийск,16 ноября, 1996 год

Анатолий Лесных, полковник пограничной службы (1995-2001 гг.)

Помнить о гибели каспийских пограничников, их семей и детей - значит понять: так же внезапно и насильственно может быть прервана жизнь наших родных и близких. И спасти их можешь только ты, личным участием, не отводя глаз и не проходя мимо любого проявления идеологии терроризма, с которым столкнешься в жизни.
Террористы сейчас резко подняли головы именно потому, что просвещенный мир долго благодушествовал, не веря в наступление средневековой тьмы. Равнодушием одних запускаются преступления других, так гибли целые цивилизации.

 

Анатолий Лесных. Ставрополь, 9 мая, 2014 год

В минувшую среду, 16 ноября, в Ставрополе вспоминали погибших 20 лет назад в Каспийске в результате террористического акта пограничников и членов их семей.

Чудовищный взрыв произошел в центре мирного городка ночью в 2 часа 5 минут рядом со средней школой №6, в крупнопанельной девятиэтажке №58 по улице Ленина: обрушились два подъезда со спящими жильцами...

С рассветом спасателям, специалистам отряда «Центроспас» и пограничникам предстала страшная картина: многоэтажное здание посредине зияло пустотой, с искореженных перекрытий свисали части мебели, бытовых вещей, среди которых было много детских...

Из-под обломков рухнувших подъездов дома были извлечены 106 человек, из них 41 ребенок. Погибло 68 человек, в том числе 55 пограничников и членов их семей: 21 ребенок, 17 женщин, 15 офицеров-пограничников, двое военнослужащих срочной службы, двое родственников, приехавших к пограничникам в гости. Остальные погибшие - местные жители.

Во взорванном доме погибли целые семьи сотрудников погранотряда - полковников пограничной службы Анохина и Блюдика, капитана Богданова, старших лейтенантов Помазанова и Шамсутдинова.

Восемь детей пограничников потеряли обоих родителей, еще восемь остались или без отца, или без матери.

Сразу после взрыва в Каспийск вылетели директор Федеральной пограничной службы генерал армии Андрей Николаев, командующий Северо-Кавказским пограничным округом Владимир Рузляев. Они лично решали вопросы самой необходимой помощи семьям пограничников.  Одними из первых откликнулись на трагедию жители Ставрополья. Уже утром в этот день из краевого центра самолетом был доставлен в Каспийск гуманитарный груз для пострадавших. Помогали все, кто чем мог.

***

Первый день был страшным, суматошным. Потрясение, боль и горечь охватили всех, кто здесь находился. И каждый судорожно думал, чем лично он может помочь в этой ситуации.

На место трагедии к вечеру стали съезжаться представители СМИ. Но изо всей прессы первыми в Каспийск прибыли два собкора центральных газет. Одним из них была Людмила Ивановна Леонтьева, собственный корреспондент по Северному Кавказу правительственной «Российской газеты».

Имя второго корреспондента, быстро смывшегося с места трагедии, даже упоминать не буду. Я тогда готов был врезать ему по физиономии, когда он, пощелкав фотоаппаратом, бросил нам: больше здесь делать нечего, неинтересно, мол, каждый день же кого-то убивают... Циничный был парень.

Леонтьева, работая собкором в центральных изданиях, прошла журналистским путем все страшные события, случавшиеся на Северном Кавказе с 1980 года, - теракты, «чеченские войны», прочие преступления воинствующих исламистов, задержания религиозных радикалов... И писала о том, что видела и что узнала, своим неравнодушным пером, что называется кровью сердца.

Так же неравнодушно она вела себя и в тот день, когда мы с ней познакомились на строевом плацу пограничного отряда, где собрались участники спасательной операции и сами пограничники.

Мне запомнилась Людмила Ивановна тем, что в этом водовороте событий она не теряла самообладания и действовала очень четко: благодаря ей экстренно собравшаяся в полдень этого же дня редколлегия «Российской газеты» вынесла решение о назначении персональной редакционной стипендии Лене - малолетней дочери погибшего начальника погранотряда подполковника Морозова. Стипендия назначалась до её совершеннолетия и получения образования.

***

Много позже каспийских событий, продолжая дружески общаться с Людмилой Ивановной Леонтьевой, ныне главным редактором «Открытой» газеты, я узнал, что каспийская трагедия 16 ноября совпала с ее днем рождения, на который были приглашены коллеги-собкоры центральных газет, имевшие свои представительства на Северном Кавказе.

Уже был накрыт в ее доме стол... И вдруг раздался звонок из Москвы, из «Российской газеты», редактор которой о трагедии в Каспийске был извещен одновременно с руководством страны. Леонтьева сорвалась в дорогу, не успев предупредить гостей, ведь сотовых телефонов у журналистов тогда не было.

Каспийская трагедия ранила ее навсегда: с той поры она не отмечает свои дни рождения, даже поздравления, как призналась, принимает безрадостно, удивляя этим своих поклонников, отдающих ей должное как журналисту и мужественному человеку с активной гражданской позицией.

Каспийск, 16 ноября, 1996 год

В связи с вышесказанным, мне вовсе и не удивительна редакционная политика, направленная на защиту интересов государства от любых покушений на его основы. Понятно, почему, создав и возглавив «Открытую» газету, Людмила Ивановна много места в своей газете отдает идеологическим и антитеррористическим публикациям.

Многое увидев и пережив за годы работы в кавказском регионе собкором центральных газет, она как никто другой из ее коллег понимает особую важность подобных материалов для нашего беспокойного региона.

Вы посмотрите, какие мощные, убедительные, с богатой фактологией материалы (в том числе и в сегодняшнем номере) идут на страницах этого издания.

Эстафету главного редактора подхватили ее сотрудники, в первую очередь Антон Чаблин, пришедший работать в это издание двадцатилетним студентом. В газете он творчески очень вырос, стал кандидатом политических наук, пишет интересные аналитические статьи.

Его приглашают на политологические форумы ученых и специалистов не только в нашей стране. Например, на днях он вернулся с форума в Берлине, где прочел перед его участниками, съехавшимися со всего мира, лекцию о терроризме на Северном Кавказе. Вернулся как раз на «День скорпиона» - общередакционное мероприятие, связанное с днями рождения сотрудников «Открытой», которые, так же как и их главный редактор, родились в ноябре под знаком Скорпиона.

Вы не поверите, но «скорпионов» в коллективе «Открытой» - больше половины штата. А по утверждению астрологов, родившиеся под этим знаком зодиака - люди деятельные, с сильным характером и твердыми принципами. Так что, шутливо говоря, можно понять, почему коллектив такой стойкий, а газета такая смелая.

Вот почему у редакции и появилась новая традиция - свой собственный праздник «День скорпиона», отмечаемый в ноябре. В этот раз редакция отметила «свой день» в минувшую пятницу.

А накануне я передал главреду «Открытой» «уважительный привет» от бывшего командующего Северо-Кавказским пограничным округом Владимира Рузляева, который сказал: «Имени женщины-корреспондента из «Российской газеты» я уже на помню, но помню, как сердечно она помогла оставшейся сироте Лене Морозовой - дочери командира погранотряда».

Фамилию корреспондента я экс-командующему напомнил, сказав, что сегодня она возглавляет «Открытую» газету, которой читатели в крае доверяют как никакой другой - за честность, прямоту и за то самое неравнодушие к людям и их судьбам.

Первая годовщина трагедии.Каспийск, 1997 год

Мы с Рузляевым вспоминали о деталях трагедии, о пограничниках - погибших и выживших.

И, конечно, вновь вспомнили о Лене Швачевой, медике Каспийского погранотряда, о ее страшной драме и поразительном повороте судьбы. В ту дьявольскую ночь она находилась в военном госпитале в Кисловодске, вернулась к руинам своего дома: во взорванном доме погибли муж и трое сыновей.

В день трагедии окаменевшая от горя Лена тенью бродила вокруг развалин дома и все повторяла и повторяла имена своих маленьких сыновей.

Это было так страшно и больно видеть, что мало кто рисковал подойти к ней с бессмысленными утешениями. А на второй день она ушла в медчасть пограничного отряда и работала там сутками, заглушая нестерпимую боль.

Потом у нее появилась семья, муж тоже был пограничником. Представьте, у них родились тоже трое сыновей, они растут и крепнут. Но разве может Лена забыть тех своих первых мальчишек, которым не дали вырасти террористы?!

…19 ноября 1996 года в России было объявлено днем общенационального траура. Три дня Каспийский пограничный отряд прощался с погибшими, не прекращая охраны участка государственной границы в усиленном режиме. Эту траурную церемонию и сейчас, спустя 20 лет, ее участникам невозможно описать без боли в сердце.

 

В Ставрополе, где похоронены семья полковника Ю. В. Блюдика, супруга и годовалая дочь капитана С. В. Богданова и старший лейтенант С. Ю. Бекетов, в минувшую среду, 16 ноября, прошел день памяти жертв каспийской трагедии.

В церемонии приняли участие ветераны пограничной службы, проживающие в Ставрополе, родственники погибших, кадеты школы имени генерала Ермолова, курсанты ставропольского филиала Голицынского пограничного института ФСБ РФ и просто неравнодушные горожане.

В почетный караул встали юные кадеты, память погибших почтили минутой молчания, после чего к могилам возложили цветы. Вспоминали эти трагические события и в других местах России. А в Каспийск на памятные мероприятия съехались дети погибших тогда родителей.

Безусловно, из трагедии в Каспийске силовыми структурами и спецслужбами были извлечены правильные уроки: усиление борьбы с террористами и их пособниками сегодня в стране - очевидный факт.

Проповедников радикального ислама, готовящих теракты в России, «мочат» на ближних и дальних подступах к нашей стране. Время благодушия прошло, и ему уже нет места в современном мире. Идеология ИГИЛ - это смертельная эпидемия, которую надо блокировать и уничтожать в зародыше.

Участие наших военных в Сирии и есть осознание того, что мир слишком тесен и слишком хрупок, чтобы спокойно наблюдать за тем ужасом, который творят игиловцы в странах Ближнего Востока. И пока мы не покончим с рассадниками террора, мы со своих позиций не уйдем.

Террористы сейчас резко подняли головы именно потому, что просвещенный мир долго благодушествовал, не веря в наступление средневековой тьмы и дьявольщины. Надо всегда напоминать, что равнодушием одних запускались преступления других. Так гибли целые цивилизации.

Помнить о гибели каспийских пограничников, их семей и детей - значит понимать: в борьбе с террористами и их пособниками в меру своих сил должны участвовать все, каждый из нас, чтобы так же внезапно и насильственно не была прервана жизнь наших родных и близких.

 

Анатолий ЛЕСНЫХ,
полковник пограничной
службы в отставке

 

*Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией. Ее деятельность на территории России запрещена.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий