Поиск на сайте

 

 

Турция наводит мосты со Ставропольем. Одни радуются, другие пугаются. Стамбульские зарисовки обозревателя «Открытой» Антона Чаблина

 
Недавно я впервые посетил Турцию. Отправлялся туда в командировку, в качестве наблюдателя на президентские выборы. Выезд группы российских журналистов должны были организовать несколько общественных организаций из нашей страны и из Турции: обещали визит в предвыборные штабы всех кандидатов, на избирательные участки в Стамбуле, встречи с ведущими политологами, а также экскурсию по крупнейшему в стране информагентству «Джихан».
Трехдневная программа обещала быть насыщенной. Однако за несколько дней до выборов турецкая сторона сообщила, что, мол, ситуация изменилась и в приезде российских журналистов уже нет смысла. Такова специфика турецкого делового стиля, где (как и в России, впрочем) даже важнейшие вопросы решаются в самый последний момент.
Впрочем, отказ можно трактовать и по-другому. С турецкой стороны организовать приезд российских акул пера должны были люди, негативно настроенные к действующему премьер-министру (и одному из кандидатов на выборах) Реджепу Эрдогану. Их объединяет принадлежность к движению «Хизмет» («Служение»), неформальным лидером которого является самый известный на планете исламский мыслитель Фетхуллах Гюлен.
Именно представители «Хизмета» участвовали в организации   первого в истории двух наших стран совместного медиафорума в Москве, на который также был приглашен политический обозреватель «Открытой» (см. «Ятаганом по цензуре» в №22 от 11 июня с.г.).
 
 
Ислам будущего
 
Движение «Хизмет» не имеет аналогов в мире, для него даже трудно подобрать точную характеристику: секта, философская школа, община-джамаат... Скорее это всё в одном. По крайней мере, исследователи называют «Хизмет» не иначе как «ислам будущего», считая его глобальной альтернативой радикальным мусульманским течениям, например ваххабизму (салафизму), который все прочнее окапывается и на Северном Кавказе.

Кстати, последователей «Хизмета» в нашем регионе тоже немало – в основном среди крупных турецких бизнесменов и педагогов. А вот в самой Турции число сторонников Фетхуллаха Гюлена, по оценкам, превышает миллион человек. Это сопоставимо  с численностью правящей «Партии справедливости и развития», которую и возглавляет национальный лидер Реджеп Эрдоган.

Естественно, ему такой политический оппонент ни к чему, и он всеми силами старается искоренить «Хизмет» в своей стране (достаточно сказать, что сам Фетхуллах Гюлен с 1999 года живет в добровольном изгнании в США).

Впрочем, вернемся к выборам, ради которых я все же и отправился в Турцию. Это первые в истории этой великой страны общенародные выборы президента: прежде его избирал парламент, а до этого возводили на престол и свергали в ходе военных переворотов (в XX столетии Турция пережила их четыре).

Выборы с 52%-ным результатом выиграл премьер-министр Реджеп Эрдоган, и так стоящий в руля страны более десяти лет. Любопытно, что поддержали его «внутренние», более бедные провинции страны. А вот во всех прибрежных (в основном курортных, например, в Анталье или Измире) выиграл другой кандидат – профессор-экономист Экмеледдин Ихсаноглу. В целом же по стране он набрал 38% голосов (как видно, борьба была почти на равных). Любопытно, что профессор Ихсаноглу выиграл и на российских участках, где голосовали приехавшие в нашу страну турки.

Город красных крыш

Когда я ехал на такси из аэропорта в отель в центре Стамбула, поразился огромному количеству рекламных щитов с лицом Реджепа Эрдогана. В безупречном костюме, с ребенком на руках или просто один, он проницательно глядел на меня с каждого небоскреба.

А небоскребов в Стамбуле много, что вызывает недовольство местных жителей, ведь ради новоделов порой приходится «зачищать» и зеленые зоны, и исторические кварталы. Но новый президент (кстати, сам Эрдоган некогда был мэром Стамбула) обещает привести страну в светлое европейское будущее. Вот вместо трущоб тут и появляются элитные кварталы.

А трущобы тут такие, какие ни в каком западном городе не увидишь: домишки порой слеплены из чего попало, есть множество заброшенных (например, после пожара) зданий. Блуждая среди них, можно наткнуться на какую-нибудь старинную мечеть или даже христианский храм, не говоря уже о рыбных или золотых лавках. В общем, это неповторимый южный колорит, который, к сожалению, сдается под ударами цивилизации.

В местных магазинах, увы, почти не отыскать этнических нарядов, зато туристу навязчиво бросаются в глаза западные бренды, которые и так встретишь в каждом уголке планеты. А дети первым делом потащили меня пробовать не кебаб, фалафель или рахат-лукум... а обезличенный фаст-фуд в «Макдональдс».

 
Чему поучиться в Анталии?
 
Реджеп Эрдоган – один из немногих ведущих мировых лидеров, который не осудил Россию за присоединение Крыма. Ведь наша страна – один из крупнейших экономических партнеров для Турции, нечего отношения портить. Напротив, после того как Россия запретила к ввозу западную пищу, турецкие фермеры воспряли духом, обещая покрыть дефицит на наших прилавках.

Не сомневайтесь, что так и будет, ибо турки – необычайно работящая нация. В этом можно убедиться, пройдясь по «Гранд базару» в центре Стамбула (кстати, крупнейший на планете рынок: 4 тысячи магазинов на площади в 3 гектара). Золото, ковры, платки, посуда, кожа, меха, сладости, вина... Все - только местного производства.

В стамбульских торговых центрах тоже множество магазинов турецких брендов: Waikiki, Mavi, Collezione, Motor, Colin’s... Жаль, что российские швеи разучились делать такие же дешевые и качественные вещи, у нас сегодня на каждой тряпке висит бирка «Сделано в Китае». Да, нам у Турции много чему еще предстоит учиться: экономическое чудо в этой стране не было связано ни с нефтью, ни с газом.

Впрочем, судя по статистике, интерес турков к нашей стране намного выше, нежели наоборот. Скажем, в прошлом году в Турцию приехало чуть больше 4 миллионов россиян (каждый год эта цифра вырастает примерно на 3%). Причем среди них лишь 17 тысяч прибыли к южному соседу с деловыми целями. А вот из Турции в Россию за прошлый год приехали почти 400 тысяч человек, среди которых 85 тысяч, или каждый пятый, – по служебной надобности.

 
Нам бы так строить!
 
Из России на побережья Босфора стремятся туристы, а в обратном направлении – бизнесмены. Вот только на территории Ставрополья турецкие бизнесмены реализуют множество крупных инвестпроектов.

В частности, крупнейший на Северном Кавказе выставочный комплекс «Минводы экспо» проектировала московская мастерская «Другие перспективы. Архитектурные и инженерные решения», которую возглавляет архитектор турецкого происхождения Вурал Бюлент. Подрядчиком выступила российско-турецкая фирма Erimtan Mushavirlik Taahut be Tidjaret A.S., которая прежде строила элитные отели на Черноморском побережье (например, апартаменты «Сады морей» в Геленджике).

Турецкие строители также построили несколько офисов Сбербанка и здание администрации в Ставрополе, жилой комплекс «Гарден сити», торгово-развлекательные комплексы «Галерея» в Ставрополе и Пятигорске... Краевая Торгово-промышленная палата уже много лет плотно работает с Союзом экспортеров Восточного Причерноморья. В июне по приглашению турецкой стороны группа бизнесменов Ставрополья побывала в Стамбуле на международном саммите «Мост внешней торговли» (следующий визит состоится в ноябре).

Понятно, что для турецкого бизнеса Ставрополье важно не только как большой и богатый рынок сбыта продукции. В нашем регионе проживает одна из крупнейших в стране турецких диаспор (по официальным данным, почти 11 тысяч человек). Кроме того, под руководством Эрдогана Турция активно восстанавливает лидерство в тюркоязычном мире, значительная часть которого приходится именно на Северный Кавказ. Это ногайцы, кумыки, карачаевцы, балкарцы...

 
Турецкий гамбит
 
В ученых трудах даже появился термин «тюркская дуга», которая протянулась на глобусе от Болгарии до Монголии. И сравнивают ее с «русским миром», который после распада СССР оказался как бы «распылен» между разными странами. Как и Москва сегодня пытается создать Евразийский союз, призванный объединить братские народы, так и турецкие власти экономическими, политическими и культурными методами «собирают» тюркские этносы воедино.

Правда, у российских властей это восторга не вызывает. Помнится, в начале нулевых годов спецслужбы Ставрополья усиленно ловили турецких шпионов. Но в силу недостатка опыта в число радикалов записывали и безобидных последователей движения «Хизмет» (которые, к слову, являются пацифистами), и другой турецкой секты «Нурджулар» (это последователи богослова Саида Нурси). Последнюю Верховный суд РФ еще в 2008 году, перестраховавшись, даже запретил как экстремистскую.

И поныне турецкие инвестиции у спецслужб вызывают серьезные опасения. Хотя очевидно, что связи России и Турции в ближайшие годы будут лишь крепнуть, какой бы знак им ни пытались пририсовать – плюс или минус. А значит, востребованными окажутся специалисты-тюркологи, коих ныне готовит только один научный центр на Юге России – Пятигорский лингвистический университет (ПГЛУ).

И хотя турецкий язык здесь учат лишь как второй (дополнительно к английскому), недостатка в желающих отделение не испытывает. Ведь, глядишь, завтра нужно будет переводить этикетки на ящиках с яблоками, фурах с джинсами и контейнерах со стройматериалами. 

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
Окончание – в следующем номере
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий