Поиск на сайте

 

 

 

На востоке Ставрополья к сугубо экономическим спорам радикалы «клеют» политические и религиозные ярлыки. Срывать их железной рукой силовики научились.

 
Но последствия очевидны и тревожны: загнанные в угол острейшие проблемы в любой момент могут вызвать к жизни
 
ВУЛКАН СТРАСТЕЙ
 
Краевая власть – правительство и депутаты – преступно медлит с безотлагательными мерами, равными по смыслу и значимости защите родных рубежей
 
Ещё не хватало нам «дагестанского» сценария!
 
Последние недели пристальное внимание всего края приковано к Нефтекумью. Ведь здешняя ситуация, похоже, все сильнее напоминает жуткий «дагестанский» сценарий: таинственные убийства, спецоперации силовиков, политизация ислама... А кто же пополняет ряды провокаторов? Да обычные люди, недовольные властями, которые не могут решить даже элементарных социальных проблем, нарастающих десятилетиями.
Местные старейшины с горечью признают: молодежь потому и ищет прибежища в радикальном исламе, поскольку не находит возможности реализоваться в светской жизни. Нет спорткомплексов и библиотек, доступного жилья, хороших дорог, рабочих мест, рынков сбыта сельхозпродукции.
Да, именно такое наследство осталось от безраздельно правившего Нефтекумским районом 17 лет главы администрации Михаила Товчигречко. Полтора месяца назад этот пост занял 41-летний Дмитрий Сокуренко, а уже спустя несколько дней после назначения ему пришлось держать ответ перед жителями аула Тукуй-Мектеб, которые собрались на стихийный народный сход.
Поводом стало убийство 27-летнего местного жителя Замира Таибова, бывшего сотрудника полиции Ставрополя. Парень был «на карандаше» в местном райотделе ФСБ, куда ездил на «профилактические» беседы. Со слов матери, ему снова позвонил некий сотрудник ФСБ и пригласил на очередную «беседу». Сын сел в машину, поехал якобы в Ачикулак и – пропал...
На сход жителей из Ставрополя приехал начальник краевой полиции Александр Олдак, который дал слово офицера, что убийцу найдут и накажут. А в минувший понедельник в районе снова произошла трагедия: в результате полицейской спецоперации был убит 33-летний уроженец аула Кара-Тюбе Алмаз Абдулнасыров.
Снова собрался народный сход: ногайцы уже в полный голос обвиняли власть. Причем лозунги были явно окрашены в национальные тона: мол, идут планомерные репрессии именно против коренного населения восточных территорий, которое и так массово выдавливают с насиженных мест приезжие из Дагестана.
 
Когда нет информации - много слухов
 
Зерна ненависти, звучащие на таких «майданах», падают в благодатную почву. Весной был убит председатель краевой ногайской автономии Султан Аджахметов, председатель СПК «Восток» из упомянутого уже села Кара-Тюбе. Незадолго до этого взорвали его делового партнера, депутата Махмуд-Мектебского сельсовета от «Единой России», ногайца Гадильбека Шандиева. Оба убийства до сих пор не раскрыты.
Через два дня после убийства Алмаза Абдулнасырова в Нефтекумске побывал министр по развитию восточных районов края Александр Коробейников, который провел два экстренных совещания: одно – с районными чиновниками, второе – с силовиками. А перед этим Коробейников принял старейшин ногайского народа, съехавшихся в райцентр со всего востока Ставрополья.
Старики вопрошали у краевого министра: кто и за что убивает их соплеменников? Об Алмазе Абдулнасырове в один голос старейшины говорили, что он был добросердечный молодой человек, ни в какой «чернухе» замечен не был. Сегодня же почти всё трехтысячное село встало на его защиту. «Могли бы его так защищать, если бы он и вправду был террористом?!» – восклицали старейшины.
Коробейников – опытнейший политик и дипломат, и, к счастью, с ногайскими стариками находил общий язык. Они приехали к министру за помощью, поскольку хотят, чтобы в Нефтекумье были мир и спокойствие. Но хватает и горячих голов – из числа молодежи, агрессия которой возрастает. А к чему приводят подобные провокации, окрашенные в этнические тона, мы видим на примере Украины.
Однако на все острые вопросы ногайских старейшин Коробейников ответить, увы, не смог, как и ни один из районных чиновников. Ведь убит был Алмаз Абдулнасыров в Новоселицком районе (куда поехал продавать выращенные на собственной бахче дыни), а проводили спецоперацию бойцы Главного управления МВД по СКФО.
Оттуда никакой информацией с местными силовиками не делятся, и уж тем более не считают важным отчитываться перед населением, тем самым провоцируя лавину слухов, один другого страшнее.
 
Погоду делают не «большие цифры», а местные жители
 
На совещании районные чиновники отчитывались перед Александром Коробейниковым об итогах развития Нефтекумья за первое полугодие. Глава администрации Дмитрий Сокуренко зачитывал доклад, судя по которому почти все показатели улучшаются: растет средняя зарплата бюджетников, объемы экономики и сельского хозяйства, строительства и инвестиций.
Оптимистичным был и доклад начальника управления сельского хозяйства Мулидали Джуманьязова. По его словам, в нынешнем году в Нефтекумском районе был собран рекордный урожай зерновых – 165 тысяч тонн при средней урожайности 35,7 центнера с гектара. Причем реализована уже половина собранного зерна по закупочной цене чуть выше шести рублей за тонну.
– Вот вас если послушать, у нас всё растет на 105, 110 процентов. Так какие проблемы в районе? – спрашивал Коробейников районных чиновников.
– Главная причина – отсутствие рабочих мест, – несколько подумав, ответил Сокуренко.
На самом деле острых проблем куда больше. А рабочие места худо-бедно появляются: например, в будущем году в районе должна открыться фабрика спецодежды компании «Роснефть», где будет работать почти тысяча человек. Также «Роснефть» сейчас готовит площадку под строительство газоперерабатывающего комплекса в Нефтекумске (освоено уже почти 300 млн. рублей).
«Лукойл» обещает наладить в поселке Затеречный производство йода и брома из скважинной жидкости («нефтяной воды»), которая является побочным продуктом добычи нефти. Даже «Арнест» готов создать региональный индустриальный парк по производству деметилового эфира из попутного нефтяного газа.
Так или иначе, но все подобные проекты связаны с главным предприятием района – «Роснефтью». При этом в сельском хозяйстве, в котором занята большая часть населения Нефтекумского района, Дмитрий Сокуренко припомнил лишь один инвестпроект: сельхозпредприятие «Опытный» высадило в поселке Зункарь 80 гектаров виноградников, вложив почти 8,5 млн. рублей.
 
Куда уходят молоко и мясо?
 
Александр Коробейников вдумчиво объяснял районным чиновникам, в какой непростой ситуации сегодня находится страна. На фоне введения западных санкций замедляется экономический рост, оскудевает федеральный бюджет. Поэтому и каждый клочок земли в аграрных районах Ставрополья должен использоваться максимально эффективно: это и налоги, и рабочие места, а главное – продовольственная безопасность России.
– Будем вместе с правоохранительными органами очень жестко ставить вопросы: сколько у нас земли, какая с нее отдача, куда пошли продукты, сколько доходов получено от их реализации! – решительно настраивал муниципальных чиновников Александр Коробейников.
А ведь сегодня почти все сельхозпроизводство в Нефтекумском районе находится в тени. Главный бухгалтер местного молзавода Галина Конева рассказала, что сегодня ее предприятие перерабатывает не более 70-80 тонн в месяц, хотя оставшиеся с советских времен мощности производства позволяют увеличить объемы почти в двести раз – до 1500 тысяч тонн.
При этом молоко сюда свозят не только фермеры Нефтекумья и части Буденновского района, но также и ЗАО «Октябрьский» из Левокумского района (в этом районе это единственное сельхозпредприятие, где есть молочное скотоводство). А по данным, которые местные аграрии подают в краевой орган Росстата, ежегодно в Нефтекумье производится 25 тысяч тонн молока! Куда же оно девается?! Всё очень просто: цифры эти липовые – затем лишь, чтобы получить субсидии из госбюджета.
То же самое и с производством мяса. По данным Росстата, последние годы в Нефтекумье производится в среднем 15 тысяч тонн мяса (в убойном весе). А вот районная администрация подсчитала, что в будущем году реальное производство составит не более тысячи тонн. Почему такое расхождение в цифрах, еще предстоит разобраться, хотя у местных уже готов свой ответ.
– Да кто выращивать овцу будет, если нет рынка сбыта! – выслушав докладчиков, воскликнул с задних рядов глава Новкус-Артезианского сельсовета Расул Амельянов.
– Если бы не было рынка сбыта, то никто бы и не выращивал. Посмотрите, по тысяче голов в каждом хозяйстве. Вопрос: куда это все уходит и что району от этого остается, – втолковывал местному главе Александр Коробейников.
А уходит, оказывается, прямиком в Москву. Об этом рассказала главный бухгалтер одного из крупнейших на востоке края мясокомбината «Кумат» в поселке Затеречный Гуля Гузалова. Дважды в неделю здесь забивают не менее 700-800 овец, так что по итогам года выходит почти 100 тысяч голов.
Конкретных сумм дама не назвала, но можно прикинуть размер выручки предприятия (принадлежащего, кстати, турецкому бизнесмену) – это порядка полутора миллиардов в год. При этом львиная доля налоговых отчислений остается... в Москве, где мясокомбинат и зарегистрирован. Сюда же, в Московский регион, по словам директрисы, прямиком отправляется вся баранина.
Между тем еще недавно предприятие (хотя и под другим названием) было зарегистрировано в самом Затеречном. Когда же представитель районной налоговой инспекции поинтересовалась у Гузаловой, почему фирма «переехала» в Москву, та ответила крайне неохотно. Якобы был некий конфликт между совладельцами завода. Но ведь жителям района от этого ни холодно ни жарко: деньги в бюджет от огромного и прибыльно работающего предприятия не капают.
 
Поднять экономику - это вывести земли из тени
 
Заместитель начальника районного финансового управления Инна Сафронова зачитала совсем уж печальный доклад. За полгода налоговые доходы района выросли на 3%, а неналоговые – на 21%, но исключительно за счет того, что администрации пришлось повысить родительскую плату за обучение детей в детсадах и школах.
При этом финансовая помощь со стороны краевого бюджета неуклонно сокращается: скажем, если в Нефтекумье несвязанная (погектарная) поддержка растениеводства составляет 262 рубля на каждый гектар, то в западных, куда более благодатных районах доходит до 500 рублей.
Зато постоянно растет нагрузка на полунищий район. Например, Москва поставила перед муниципальными властями жесткую задачу: полностью ликвидировать очереди в детские сады. Для этого, по словам Сафроновой, администрация должна построить два новых детсада, пристройку к существующему садику в Тукуй-Мектебе, а заодно школу в Озет-Суате, но все это потребует дополнительных вложений.
Еще одна установка Москвы – обеспечить гражданам доступ к службе «одного окна», а для этого нужно открыть в районе МФЦ, но его укомплектование штатами и последующее бремя содержания полностью ляжет на местный бюджет. И если по итогам прошлого года дефицит районного бюджета составил 30 млн. рублей, то в нынешнем, говорит Сафронова, с учетом дополнительных трат он окажется значительно больше. А где брать деньги на покрытие дефицита?!
Александр Коробейников убежден, что единственная возможность поднять местную экономику – это создать при участии районной администрации агрокомбинат «Нефтекумский», куда бы вошли сельхозпроизводители, перерабатывающие предприятия и земельные активы.
Работа предстоит колоссальная – не только вывести из тени сельское хозяйство, но и навести порядок с оборотом земель. Коробейников же констатировал на совещании, что земельные конфликты в районе становятся лишь острее. Например, на днях в селе Озек-Суат произошла перестрелка между двумя даргинскими соседями-фермерами, которые не поделили земельную межу.
Джигиты с приятелями приехали на «стрелку», но даже заговорить не успели. Один с ходу принялся палить по второй машине из охотничьего карабина, но та оказалась бронированной. Ее водитель, рассвирепев, дал по газам и протаранил внедорожник, откуда велась стрельба. Итог – два человека в больнице, еще один – в следственном изоляторе.
 
По степям – на бронепоезде
 
Больше всего меня в этой истории поразило, что рядовой в общем-то фермер ездит по степям Нефтекумья на бронированном (!) Audi. Это ли не знак того, насколько накалена сегодня обстановка в самой дальней точке Ставрополья?! На совещании в администрации, посвященном земельным проблемам, говорили об этом и сельские главы.
А ведь сегодня бурлят два крупнейших села в районе – Тукуй-Мектеб и Махмуд-Мектеб: пайщики местных сельхозпредприятий судятся, пишут открытые письма на имя губернатора, созывают народ на сходы...
Ситуация в обоих селах схожа: оба населенных пункта прошли болезненный путь через банкротства и ликвидации нескольких юрлиц. А сегодня местное население «подогревают» группы людей, которые хотят выделить свои земельные паи из общего массива и стать единоличниками. Так что важнее для местного главы администрации – спокойствие в его родном поселке или три-четыре земельных участка?!
Как видно, проблем невпроворот. Значит, в районе должна быть видна жесткая рука правоохранителей. При этом все местные главы в один голос рассказывали Александру Коробейникову, сколь «важными» проблемами нынче занимается районная прокуратура. Главам пишут представления, что за музыку, звучащую на дискотеках в местных ДК, нужно платить авторские отчисления.
Это было бы смешно, кабы не было так грустно. Прокурор Роман Алферов лишь развел руками: мол, таков федеральный закон, а его нужно исполнять всем. В Нефтекумском районе Алферов работает всего год, и, похоже, других проблем, кроме сельских дискотек, здесь так и не разглядел. Так послушал бы местных глав, которые вопиют о разгуле криминала.
 
Отступать некуда... и поздно!
 
Глава администрации аула Тукуй-Мектеб Бегали Аджиниязов с горечью поведал, что уже несколько лет пытается навести порядок среди разгоряченных дележом земли селян, и потому оказывается неугоден то одной группе спорщиков, то другой.
Вот местные радикалы, недовольные решениями главы, уже приклеили к Аджиниязову ярлык «враг ислама». Пока что в частных разговорах, но не ровен час завтра этот лозунг разнесется на очередном народном сходе, созванном провокаторами. Вот так легко к сугубо экономическим спорам «приделать» идеологическую подоплеку, манипулируя общественным сознанием в этом в общем-то спящем краю.
– Здесь не слышно голоса здоровой, трезвомыслящей части населения, которое могло бы противопоставить себя радикалам. Но если люди, живущие на этой земле, останутся безмолвными, кризис будет только нарастать! – говорит Александр Коробейников.
И министр Коробейников, и полпред губернатора Уткин бьются за восточные районы Ставрополья отчаянно, пытаясь успеть к очередной назревающей взрывом коллизии. Успевают и по мере сил «гасят». Автор этих строк убеждался в этом не раз, не вылезая из командировок по восточным территориям края.
Но эта роль «пожарных» не загасит вулкан страстей, пока загнанные в угол тяжелейшие проблемы Ставрополья не будут решаться здесь и сейчас. Решаться по правовым лекалам, которые должны быть безотлагательно разработаны краевым правительством и депутатами, на что у них есть и обязанности, и реальные возможности.
Однако краевая власть преступно с этим запаздывает, не вполне сознавая, что их действия равны по смыслу и важности защите родных рубежей, когда отступать уже некуда и поздно.
 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий