Поиск на сайте

 

Побывав на принятии военной присяги у внука, наш читатель убедился: в нашей армии много хорошего

 

Внук недавно принял военную присягу. Конечно, в масштабах галактики и страны это - ничтожное событие, но не в масштабах семьи, особенно если ты сам четыре с лишним десятилетия отдал службе в армии. Особенно если учитывать, что и другой дед - профессиональный военный, и отец этого юного солдата майор, и мать майор. Тут уже военная династия получается, тут мы уже имеем дело не с частным явлением, а социальным феноменом.
Однако почему бы внуку тоже не стать офицером, раз уж все ближайшие родственники - офицеры? Может быть, и стал бы. Но России сегодня офицеры не нужны. Как минимум, на два года прием в военно-учебные заведения прекращен.
В Ставрополе росчерком пера безжалостно уничтожены два военных училища - связи и авиационное, представлявшие собой не только важный элемент безопасности региона и военной мощи страны, но гордости населения, его социально-психологического здоровья. Глупость или преступление?
А потому будем радоваться хотя бы тому, что России пока еще нужны солдаты.
Побывав на принятии присяги у внука, мои родные и знакомые несколько скорректировали свое мнение о нашей молодежи - российских юношах начала ХХI века. Всего-то три недели военной подготовки! Но посмотрите на этих бравых ребят - организованные, собранные, обязательные, ответственные. Откуда что и взялось?
Как и положено, во время присяги - вынос знамени части. Приветствие командира. Ах, как же эти первогодки молодцевато отвечают: «Здравия желаем, товарищ полковник!» А потом троекратное «ура» на поздравление. И какое четкое!
Я участвовал в военных парадах на Красной площади и, конечно, толк в подобных отнюдь не мелочах армейской жизни знаю. Так может отвечать на приветствие только духовно здоровое воинство. И, кажется, оно у нас есть. Вопреки всему.
Правда, со строевым шагом у молодых воинов пока дела идут неважно. Но через месяц-другой сформируется и этот навык. Главное - глаза горят. Юноши чувствуют и понимают, что принятие присяги - это не какая-то там дискотека, а акт важной государственной важности, наверняка самый значимый во всей их пока недолгой жизни.
Внук вот умудрился простыть перед присягой. Спрашиваем: «Почему не обратился к врачу?» Говорит, что побоялся: вдруг положат лечиться и ему что - пропускать принятие присяги придется? Такой ответ дорогого стоит.
И воспитательный процесс, кажется, тоже налажен неплохо. Вот прекрасный стенд, рассказывающий о боевом пути части, которая была сформирована еще в 1941 году - в самом начале Великой Отечественной войны. Чем не предмет гордости для солдат? Разве можно в такой части служить плохо? Вот стенд, рассказывающий о повседневной жизни части. Вот аллея портретов прославленного русского и российского воинства - от Владимира Мономаха до Георгия  Жукова. Дедовщина, так пугающая призывную молодежь, в этой части отсутствует вообще. По крайней мере, так говорил ее командир. Если что - у каждого солдата в военных билетах есть номера телефонов доверия...
Зашли в столовую - никаких громадных прежних столов на 12 человек. Все культурненько: солдат берет поднос, выбирает себе блюда и садится за столик. Выбор небольшой, но есть. По крайней мере, пища - вкусная, что утверждали и офицеры, и солдаты. (Внук за неполный месяц набрал 5 кг!)
Разумеется, идеального ничего не бывает. Совершенно удручающее впечатление оставила форма одежды от Юдашкина, в которую ныне переодеты солдаты. Конечно, это не вина офицеров части, а общая беда Российской армии.
Мало того, что эта форма сидит мешком, что солдат в ней похож на сторожа с овоще-хранилища, что в ней совершенно невозможно привести себя к молодцеватому виду, так она еще к тому же и холодная - продувается ставропольским ветром насквозь.
А взять те же ботинки на американский манер! Значит, российские женщины предпочитают сапоги, особенно в межсезонье и зимой, а вот солдатиков обули в ботинки. По боевой готовности сапоги можно обуть за 15 секунд. И в них можно преодолевать водные преграды чуть ли не до колена глубиной. А разве это возможно сделать в ботинках? И опять тот же вопрос: глупость или преступление?
Есть моменты, которые могли бы поправить и офицеры части. Вот как прошел митинг: выступили священник и бабушка одного солдата. Все. Не сумело командование подсуетиться насчет того, чтобы найти людей и дать слово тем, кто знает не только Священное писание, но и саму армейскую службу, кто мог бы говорить не только языком Бога, но и воинского Устава, государства.
Разослали бы несколько пригласительных открыток! Какая бы память была солдату, если бы на таком митинге выступил отец-офицер или дед-офицер! Удивительно, но и от местной власти никаких речей не было.
Опять же этот ритуал: «Головные уборы снять!» И далее - прохождение группы священников с молитвами и окроплением стриженых голов солдат святой водой. А ведь в строю стояли и не все верующие, и не все верующие - православные. И наконец, солдаты присягают государству, а не церкви... Этот ритуал в условиях светского государства, на мой взгляд, все-таки пронизан какой-то неестественностью, фальшью.
Или вот еще какой момент. Оказывается, несмотря на заботу государства об армии, спортивную одежду для солдат должны приобретать родители. Они же должны покупать и белый материал для подворотничков. Может, скоро и со своим оружием будем направлять в армию солдат, как казаки в прошлом?
Наконец, последнее. Приехало родных и близких на присягу - не меньше присягавших. К моему внуку приехал даже его друг детства и сам будущий солдат. Кстати, просто-таки рвущийся послужить. Говорит, мол, как и положено мужику.
Вот и спрашивается: неужели у командования части не возникла мысль организовать для приехавших полевую солдатскую кухню? Пусть бы испробовал народ солдатской каши. Ветрено, холодно, а тут - горяченькое. Что Сердюков - разорился бы? Наверняка тогда бы воспоминания о присяге были бы еще теплее.

 

Николай БОНДАРЕНКО,  полковник
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий