Поиск на сайте

 

Нацпроекты в крае буксуют не столько из-за федерального Центра, сколько по вине местных властей

 

К такому выводу пришли на заседании в аппарате главного федерального инспектора по краю, обсудив проблемы реализации приоритетных национальных проектов. И хотя в целом экономическое и социальное положение Ставрополья выглядит вполне презентабельно, а по ряду показателей в рейтинге российских субъектов край занимает даже позиции выше среднего, радоваться особо не стоит. Главная проблема – дефицит бюджета, не позволяющего достойно участвовать в совместных с федерацией проектах и программах, как, например, это происходит в регионах Сибири – софинансирование исчисляется десятками миллиардов рублей. Две трети населения края находится на грани бедности, запредельными темпами растет безработица, особенно на селе. Представить только: в Туркменском районе на одно рабочее место претендуют 87 человек!

- Кто мне объяснит, почему население не вовлекают в развитие нацпроектов? – недоумевал главный федеральный инспектор Александр Коробейников. – Казалось бы, столько прекрасных задумок, а люди безучастно маются от безработицы. Что же мы к ним относимся как к кроликам: дал травки пожевать, чтоб, мол, не докучали, а сами занимаемся своими делами. Что же это за дела такие, если чиновники сами по себе, а народ сам по себе? И удивительно, что всех это устраивает! Время летит, мы топчемся на месте: первые полгода выбирали краевую Думу, с осени возьмемся за федеральную. Когда ж работать будем?

Ну, не сказать, конечно, что совсем сидели сложа руки, однако просчетов и ошибок на поверку оказалось достаточно. Так, в рамках нацпроекта «Образование» Москва выделила краю приличную сумму, однако не подвластная здравой логике правовая казуистика воспользоваться ею не позволяет. Получается, что деньги дают, а мы их не берем. Почему так происходит? Представитель краевого министерства образования лишь развел руками, даже не пытаясь оправдываться: с себя вины не снимаем…

На федеральные деньги закупили дорогостоящее медицинское оборудование, а вот на расходные материалы, обеспечение которыми лежит исключительно на местных бюджетах, средств не хватило. Впрочем, дело не только в бинтах и реактивах: под то самое долгожданное сверхсовременное, уникальное оборудование на фантастическую для края сумму 426 млн. рублей не нашлось даже помещений, и с ноября оно пылится на складах.

Часть оборудования и санитарного транспорта используется неэффективно. Более того, можно смело прогнозировать, что когда его наконец-то распределят по больницам и поликлиникам, вдруг выяснится: работать на нем никто не умеет.

Аналогичная ситуация возникла и в области ускоренного развития животноводства. Построить, например, птицефабрику оказалось лишь полделом, и на это (по линии нацпроекта «Развитие АПК») деньги нам дали. А вот подвести к ней дороги, электричество, воду, получить экспертное заключение на сдачу в эксплуатацию опять-таки не можем – местная казна эти расходы потянуть не в состоянии. Не особенно продвинулось развитие малых форм хозяйствования.

Люди набрали кредитов, обзавелись свиньями и коровами, вырастили их, а мясо продать негде – перерабатывающих предприятий в крае раз, два и обчелся, на рынок не пробиться (на аренду места и взятки уходит от 500 до 700 рублей в день). Приходится снижать цены, торговать у дорог, лишь бы рассчитаться по займам и не попасть в черный список должников. Развитие потребкооперации, способной объединить частника, организованно вывести его на рынок сбыта, идет вяло.

Доступное и комфортное жилье появляется в крае в основном в крупных городах: Ставрополь, Невинномысск, Пятигорск. В село инвестора и калачом не заманишь. Местная власть пассивна, а народ вообще воспринимает нацпроекты как что-то загадочное, едва веря в их действенную, практическую роль в собственной жизни.

Видимо, «перегревшись» от столь пессимистического прогноза, главный федеральный инспектор, не выдержав, воскликнул: «Неужели мы такие идиоты, чтобы своими же руками хоронить у людей надежду на лучшее, разорять районы, плодить нищету и безработицу?!»

Впрочем, федеральный центр тоже не всегда ведет себя последовательно и разумно. Вспомнить только, сколько сил потратили на разработку концепции особой экономической зоны на КМВ. А теперь узнаем, что правительство России намерено отдать в частные руки государственный пакет акций ОАО «Кавминкурортресурсы» - крупнейшего поставщика минеральной воды санаториям и домам отдыха.

Если это произойдет, из всероссийской здравницы Кавминводы превратятся в уютное место отдыха и развлечений для богатых и блатных. Для кого и для чего в таком случае затеваем строительство ОЭЗ?

 

Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий