Поиск на сайте

 

 

Жительница Ставрополя, мама троих малышей-россиян и жена россиянина, 16 лет не может стать гражданкой одной с ними страны

 
Дорогая редакция, я в отчаянии: что же мне делать?! Я приехала из Туркменистана в 1999 году с маленькой дочкой на руках. С тех пор уже 16 лет живу в Ставрополе. У меня новая семья, дети, муж, свекор, но до сих пор я словно выброшена за борт. Все эти годы не могу добиться российского гражданства, хотя по закону должна бы получить его по упрощенному порядку.
 

Через два года после приезда в Ставрополь я встретила будущего мужа - Тиграна Акопяна. У нас уже трое совместных детей - девяти, восьми и одного года, но формально мы до сих пор не женаты, живем в гражданском браке, поскольку в загсе нас не регистрируют.

Сначала отказывали на том основании, что у меня паспорт СССР. Сказали: получите вид на жительство - приходите,  мы вас зарегистрируем. Приношу вид на жительство - опять отказ: говорят, нужна справка из Туркменистана о составе семьи.

В инстанциях меня гоняют по кругу второй десяток лет. Прихожу в УФМС: «Хочу получить российское гражданство». - «На каком основании?» - спрашивают. Объясняю: «Хочу жить здесь, работать, воспитывать детей. Они, как и мой муж, граждане России». - «Надо, чтобы дети были совершеннолетними, - отвечают. - Или идите в загс, зарегистрируйтесь и получите гражданство».

А в загсе теперь меня отправляют... в Ашхабад. Можно, конечно, сделать запрос через консульство Туркменистана в Москве. Но сколько на это уйдет сил, времени, денег? И зачем нужна справка о составе семьи, распавшейся в прошлом столетии, если у меня есть справка о разводе? Больше всего выматывает то, что, когда мы добудем эту бумажку, окажется, что нужна другая, за ней - третья, и так бесконечно.

Этот бег по кругу длится уже 16 лет. Мы постоянно платим то за одни справки, то за другие, собираем по новой пакеты документов - и все без толку. У меня хотя бы есть вид на жительство, а моя старшая дочь, Светлана Полякова, вообще «повисла в воздухе». У 20-летней девушки нет никаких документов, она не может ни учиться, ни устроиться на работу. Вы не представляете, какое это тяжелое чувство - когда тебе нигде нет места!

Нам помогает свекор, Николай Агабекович Акопян. 87-летний дедушка, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда, ветеран Метростроя, ездит из Буденновска в Ставрополь, ходит по кабинетам чиновников, пытаясь пробить стену, которая окружает нас со всех сторон.

Когда родились наши старшие дети, им два года не давали свидетельств о рождении: в роддоме безо всяких объяснений отказывались выдать справки. Помог дедушка. Только когда фронтовик обратился в депутатский корпус, мы наконец получили справки, на их основании - свидетельства о рождении детей и документ на получение родовых.

Для нас эти пособия много значили - в то время мы жили на даче без условий в одной комнате. Сейчас снимаем жилье - семья-то большая. Дети ходят в школу.

По телевидению, в газетах чиновники отчитываются, что все делают для детей, но на деле для многодетной семьи нет никакой помощи. Я не могу получить материнский капитал, чтобы улучшить жилищные условия. Пытались добиться, чтобы деньги выдали отцу, - тоже нельзя.

Почему все так трудно дается? Разве мы о столь многом мечтаем? В какие еще двери стучаться мне, нашему дедушке, который уже с трудом ходит, моей дочери, только вступающей во взрослую жизнь, чтобы просто жить здесь, работать, растить детей?

 
Виктория АВАНЕСЯН
Ставрополь
 

Не теряйте надежду – добивайтесь!

 

Очень знакомая история. В прошлом году наша газета писала о многодетной семье Селютиных из Новоселицкого района. В семье шесть малолетних детей. Мама, Людмила Селютина, приехавшая в Россию из Таджикистана, не может добиться получения российского гражданства уже 12 лет. От нее даже не принимали никаких заявлений – из-за того, что она вышла замуж, и ее паспорт с девичьей фамилией вмиг стал недействительным.

После обращения нашей газеты к руководителю ФМС России Константину Ромодановскому Людмиле Селютиной удалось-таки получить статус лица без гражданства, который позволил сдать документы для получения разрешения на временное проживание в России.

Только через год после того, как Селютина его добьется, она будет иметь право подать документы для получения вида на жительство. Так что до российского гражданства у моей многодетной героини еще долгий и долгий путь.

Причем, в соответствии с новыми нормами Закона РФ о гражданстве, у Людмилы не принимали документы до тех пор, пока она не сдала экзамен на знание русского языка, его истории и законодательства.

Все бы ничего – человеку, прожившему 12 лет в России, экзамен не страшен. Проблема в том, что он платный. И каждый раз, когда Людмила будет менять свой гражданский статус, она должна сдавать и экзамен по русскому языку, выкладывая за него по 5 тысяч 300 рублей. У семьи, в которой один кормилец, безработная жена, шестеро детей и съемная квартира, с деньгами, сами понимаете, не густо. А отсутствие нужных средств в нужный момент отодвигает получение гражданства на неопределенный срок.

У нашей читательницы Виктории Аванесян уже есть вид на жительство. Учитывая опыт Людмилы Селютиной, я бы не советовала Виктории спешить с оформлением брака до тех пор, пока она не получит российского гражданства. Во-первых, у нее, как и у Людмилы Селютиной, могут потребовать новый туркменский паспорт на новую фамилию, и если она его получит, длинная поэтапная процедура получения российского гражданства должна будет начинаться заново.

И потом, зарегистрировав брак, нужно будет прожить в нем не менее трех лет, чтобы получить возможность приобрести гражданство России. А в обычном порядке с момента получения вида на жительство и до направления документов для получения гражданства она должна прожить в России не менее пяти лет. В случае Виктории – до 2018 года.

Судя по письму, большая часть этого трудного пути ею уже пройдена, осталось подождать совсем немного. А справку для загса все же закажите через консульство, коли того требует закон.

 
Елена СУСЛОВА,
соб. корр. на КМВ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий