Поиск на сайте

 

Переселенцы из Грозного лишь через 20 лет после бегства из горячей точки на Ставрополье с трудом укрепились на новом месте.

Главное, чему они научили своих детей, – выживать в родной стране
 

Наша семья, уроженцы Грозного, приехала в Ставрополь в 1993 году. Муж устроился на работу в «Кав-трансстрой», в строительно-монтажный поезд-334 (СМП-334), нам выделили комнату в общежитии.

Здесь мы ютились с двумя сыновьями  семь лет. Со временем, благодаря ходатайству профсоюзной организации и Людмилы Бушман, директора школы №64, где я работала, нам помогли временно прописаться в Ставрополе. Администрация СМП-334 поставила нас в очередь на жилье. Казалось, начинается новая жизнь, оказалось - продолжается выживание...

Условия жизни в общежитии, предназначенном для вахтовиков, оставляли желать лучшего. Вода на третий этаж не поступала, носили в ведрах с первого. Душ был один на всех жильцов, там стояла бесконечная очередь. Комнаты не ремонтировались: у нас полы проваливались и штукатурка падала прямо на кровать детей.

У работодателя на наши жалобы был один ответ: «не нравится - скатертью дорога». Бывший начальник СМП-334 В. Забабурин платил работникам по самым низким тарифам, задерживал зарплату на 8-10 месяцев.

 

Несмотря на тяжелые условия, люди стойко держались, так как ждали окончания строительства дома. А оно затянулось на несколько лет. За это время начальник вынудил работников подписать несколько разных договоров.

По первому договору (от 1998 года) мы являлись участниками строительства дома, работали на стройке, дежурили там ночами. В договоре также указывалось, что квартира выдается нам для постоянного места жительства (о том, что нам придется выкупать квадратные метры, речи не было).

Жильцы дома проработали в СМП-334 по 10-15 лет. На тот момент по Жилищному кодексу ведомственное жилье становилось собственностью нанимателей. В марте 2001 года Забабурин, обещая выдать ордера на квартиры, обманом заставил подчиненных подписать договоры найма жилого помещения.

Получив только стены, жители обустраивали квартиры своими силами и за свой счет: проводили отопление, покупали котлы и газовые плиты, ставили сантехнику, стеклили окна, меняли двери, настилали полы, штукатурили стены, клеили обои.

Однако спустя 10 лет мы стали получать письма от руководства ОАО «Кавтрансстрой» с требованиями заключить договор выкупа квартир на их условиях, в противном случае грозили применить различные меры, вплоть до выселения. Свои требования мотивировали тяжелым финансовым положением фирмы, к которому жильцы никакого отношения не имели, так как все эти годы своевременно платили за жилье и коммунальные услуги.

 

В поисках правды мы обращались в газеты, на телевидение, к губернатору, депутатам, но отовсюду получали ответ, что администрация СМП является хозяином дома и что хочет, то и воротит. В безысходности и отчаянии мы будто ходили по замкнутому кругу, но никто не захотел нам помочь.

Судебные тяжбы по вопросу бесплатной приватизации тоже не привели к результату, («суд чаянья людские не учел, помочь богатым предпочел»). В июле 2008 года Октябрьский райсуд признал за нами право собственности на квартиры с правом приватизации.

Но администрация СМП обратилась со встречным иском, представив в суд подложные документы. Из них следовало, что предприятие якобы передало нам в пользование не пустой каркас дома, как это было в действительности, а благоустроенные квартиры.

Начальство скрыло документы, свидетельствующие о том, что из зарплат работников удерживались деньги на покупку стройматериалов и газовых котлов. В итоге мы проиграли суд.

 

Пока безнадежно боролись за свои права, администрация СМП к 2012 году оформила дом в собственность без нашего ведома, поменяла его статус и даже адрес. В конце концов, нас все-таки вынудили выкупить квартиры. В 2013 году мы получили, наконец, розовые свидетельства, начался новый отсчет нашей жизни. А 20 лет до этого были сплошным выживанием.

Я не жалуюсь, эти годы не сломили, а сделали меня сильнее. Другим нашим землякам, возможно, выживать было еще труднее. Многие грозненцы получили за свой многолетний труд минимальные пенсии из-за отсутствия справок с места работы (на все запросы из Грозного приходит один ответ, что все, мол, сгорело).

Обидно только, что свой родной город мы потеряли, а новую родину так и не приобрели.

И детей вырастили, и даже смогли им дать высшее образование. А главное, выживать научили - в своей собственной стране.

 
Людмила ПОПОВА
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий