Поиск на сайте

 

А полвека любовь длиться может? Может! Доказали супруги Бредихины из села Птичьего

 

Пятьдесят лет и три года прошли по жизни рука об руку Валентина Михайловна и Андрей Акимович. В этом доме на одной из улочек Изобильного часто звучит гармонь. Может показаться со стороны, что жизнь семьи Бредихиных - сплошной праздник.
Но это не так. Было много тяжелого, почти дармового труда, был нищенский быт, который сейчас даже представить трудно. Но они все преодолели. Родили и вывели в люди троих детей. Построили себе дом и помогли с жильем детям. У них все получилось, потому что с ними всегда была любовь.

 

Хоть сапоги подшить...
Андрею Акимовичу 88 лет. В 43-м, когда советские войска освободили его родное село Птичье, ушел на фронт добровольцем. Служил в кавалерии, в разведке. Ну что за войска на фоне танков и артиллерии?
- Не скажи. Нам часто непосредственно Жуков задания давал. Например, пробраться лесными тропами наперерез немецкому пополнению и уничтожить его.  У нас на бричках крупнокалиберные пулеметы ДШК стояли. Незаметно выйдем в тыл немецкой колонне, да как вдарим! - вспоминает ветеран. - Так Белоруссию освободил, до Берлина дошел.
В слове Берлин Андрей Акимович почему-то делает ударение на первом слоге. Непривычно, слух режет. А потом подумал: имеет право говорить, как ему хочется. Победитель!
- А в Берлине сколько наших девчат было у немцев в работницах! Встречают нас, плачут, целуют. Мы в немецкие-то дома заходили. Там на чердаках окорока, колбасы висят. От такого изобилия голова кругом шла. Мы ж оборванные, голодные, хотя и победители. Мда…
Может, от тех впечатлений у Бредихина и появилось стремление жить хорошо, достойно. Когда вернулся домой, а вернее, в соседнее село Тищенское, где приглядывал за больной тетушкой, сразу стал там первым женихом.
Во-первых, работал комбайнером, а это в селе всегда почетная профессия. Во-вторых, мастер на все руки: хоть коня подковать, хоть сапоги подшить, хоть технику отремонтировать. В-третьих, непьющий и негулящий, хотя и видный парень. У него даже мотоцикл был  Е-72 - по тем временам  неслыханная роскошь.
Несмотря на то, что ему слегка за тридцать было, все его уважительно завали Акимовичем. По нему многие девчата сохли. А он ни с кем не гулял. Говорил: мол, моя невеста еще не выросла.
Она первый раз пришла к нему, когда ей 17 исполнилось, чтоб кнопочки на гармошке приладил.

 

«Баба я была бедовая»
Валентина Михайловна родилась на хуторе Лиманском, между селами Птичьим и Тищенским. Этого хутора уже давно нет, сгинул, когда в неперспективные попал. Было их у матери четверо: брат и три сестры. Папа их оставил. Как говорит Валентина Михайловна, захотел красивой жизни, ушел к более опытной бабенке, которая даже в тюрьме побывала. А мама простая, сельская, тяжелой работой задавленная, ей не до красивостей жизни было, надо четверых детей поднимать.
Валентина с 13 лет пошла в подпаски. В школе четыре класса удалось окончить, а потом бабушка учителей кочергой погнала со двора. Мол, не до школы нам, работать надо.
- Мама очень хотела, чтоб мы в люди вышли. Однажды продала телку и купила гармонь, чтоб брат Вова учился. А у него не получается, да и желания нет. А я на лету схватываю. Мама нам каждый день наряд давала по три рядка кукурузы прополоть. А я с Вовкой договорюсь, за него работу сделаю, лишь бы  он мне поиграть разрешил, - рассказывает Валентина Михайловна. - Однажды зав «мэтэхфэ» предложил маме меня в помощницы доярки отдать. Я должна была хвосты коровам мыть да проходы трусить. За это мне одну палочку писали, трудодень, то есть каждый день сумку фуража и банку молока. Я и пошла туда с гармонью. Между дойками девчата вязали, вышивали, а я на гармони их развлекала. Каких только песен не пели!
Однажды сломалась гармонь, кнопочки отскочили. Бабушка посоветовала к Акимычу сходить: мол, он все умеет.
 Гармонь он мне исправил. Я потом ему сапоги залатать понесла. Он посмотрел на них, головой покачал и говорит: «Выходи за меня!» Я ему на шею бросилась, да так расцеловала, аж до пяток! Ох, и понравился он мне! А то, что 17 лет разница, - ерунда.  К Рождеству он меня сосватал. Мама Богу молилась. Надо же, счастье какое! Сам Акимович у нас в зятьях будет.

 

И споют, и станцуют
Свадьбу сыграли в феврале. Ехали по морозу на мотоцикле. Жених за рулем, невеста в люльке, друзья и дружки - кто где примостился.
- Я на том мотоцикле быстро ездить научилась. Ездили на «мэтэхфэ». Я за рулем, да еще с гармонью. А сзади меня шесть доярок. Руль брошу - и  играю на гармошке, песни поем! Однажды милиция остановила, свечи выкрутили. Я провода напрямую подсоединила - и опять поехали.
Потом появился у них ГАЗ-67, в просторечии - «козел».
- Мне его Жуков отписал, - хвалится Андрей Акимович, - военную технику  в конце 50-х списывали, мне он за 400 рублей достался. 30 лет на нем ездил, кузов заменил, двигатель. А потом гаишники досмотрелись, что номера уже давно документам не соответствуют. Стали пугать, что конфискуют, уговорили продать за копейки, обещали, что потом в музее выставят. Не  выставили.
- Он так за «козла» горевал, что я ему предложила у начальника милиции «уазик» купить. Мы его взяли, он нам хорошо послужил, пока сын Юра его не продал. Деньги на дом были нужны. Мы и себе дом почти заново построили, и сыну помогли, и дочкам тоже, - рассказывает Валентина Михайловна, - по несколько коров держали, быков. А сколько я веников вязала! До пяти тысяч, а в день по сотне. Акимович тогда в пожарной работал, тоже помогал. Мы заготовки в Тищенке брали, там этот промысел спокон веку. И  на свадьбах я играла. За два дня - пару тысяч. В придачу Акимовичу бутылочку и закуску. Он у меня непьющий, но каждый день 50 граммов любит. В 50 лет на пенсию пошла, работать больше нигде не стала. Лучше, чем на свадьбах, нигде не заработаю. Бывало, надо корову раздаивать, отказываю людям, а Акимович говорит, чтоб ехала. Сам на себя всю работу домашнюю брал.
Сейчас на свадьбы зовут реже,  у молодежи гармонь не в почете. Но Валентина Михайловна без дела не сидит. Вместе с сестрами, Раисой и Анной, создали свой ансамбль при районной службе социальной защиты. Ездят по домам  к пожилым людям и инвалидам, ко дню рождения, к какому другому празднику, дарят людям радость. За работу ничего не берут, иногда, правда, поощряют их путевками в санатории.
- Я три раза уже была, и туда с гармошкой еду. Я везде - хоть на отдыхе, хоть в работе - тамада. Без меня ничего в доме не решается, я всем руковожу, -  заявила Валентина Михайловна.
Акимович попытался на этот счет что-то сказать, но она его остановила:
- Молчи, дед, я лучше расскажу. Давайте вам сыграю, спою что-нибудь.
Понеслась залихватская мелодия, зазвучал сильный низкий голос. Акимович послушал, послушал, а потом крякнул - и пустился в пляс.
- Он у меня танцор по жизни. Я хоть и командую, но без него - никуда. Мы ж за полвека ни разу не поссорились. Вот так. Совет да любовь!

 

Сергей ИВАЩЕНКО

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях